Популярные материалы

Евгений Семеняко
14 сентября 2021 г.
Мне Генри друг, но истина дороже
Увы, опять произношу эту фразу, прочитав статью Генри Марковича по поводу двойной ответственности адвокатов
Наталья Басок
13 сентября 2021 г.
Адвокаты на телеэкране
О новом проекте Адвокатской палаты Челябинской области и задачах адвокатского телевидения «Адвокат-TV Челябинск»
Дмитрий Тараборин
8 сентября 2021 г.
У одного деяния может быть не один объект посягательства
Действия, посягающие на честь и достоинство адвоката или авторитет адвокатуры, должны получать соответствующую оценку нашего сообщества
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
6 сентября 2021 г.
Олег Смирнов
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
Только адвокаты способны быстро и эффективно оказывать правовую помощь в условиях чрезвычайной ситуации
Геннадий Шаров
6 сентября 2021 г.
Бесплатная юридическая помощь нуждающимся – традиция и дело чести российской адвокатуры
Расширение сети госюрбюро нецелесообразно даже для оказания первичной юридической помощи – эту функцию должен выполнять искусственный интеллект
Сергей Макаров
Советник ФПА РФ, адвокат АПМО, медиатор, доцент Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.

Привлечь нельзя помиловать

11 февраля 2020 г.

Где проходит тонкая грань между защитой и попустительством?


Споры о введении так называемой адвокатской монополии были, есть и будут. Вероятно, они продолжатся даже после ее введения государством. Доводы «за» известны, равно как и доводы «против». Так, один из главных доводов в пользу «адвокатской монополии» – то, что ее введение в значительной степени отвечает интересам граждан и организаций, являющихся доверителями адвокатов. Не в последнюю очередь это обусловлено тем, что в случае, если адвокат будет некачественно оказывать юридическую помощь, то он может быть привлечен к дисциплинарной ответственности самим адвокатским сообществом.

И тут нельзя закрыть глаза и промолчать о противоречии, в котором могут оказаться органы адвокатского сообщества, участвующие в проведении дисциплинарного производства – президенты, квалификационные комиссии и советы адвокатских палат субъектов РФ. С одной стороны, они, участвуя в соответствии с Разделом 2 КПЭА в дисциплинарном производстве, должны проявлять объективность. С другой – адвокатские палаты не могут не защищать интересы адвокатов (а подчас и самих адвокатов) от претензий, которые могут быть предъявлены к ним как доверителями, так и государством. Важно не допустить перекоса. Убежден, что не должно быть такого, чтобы органы адвокатского самоуправления стремились любой ценой защитить адвокатов. Поясню.

Разумеется, если претензии, предъявляемые к адвокату, оказываются надуманными и не имеющими под собой никаких оснований, адвокатские палаты должны решительно встать на защиту адвокатов, однозначно отвергая подобные претензии. Более того, даже если под выдвигаемыми претензиями имеются фактические основания, но по итогам разбирательства становится очевидно, что если и есть вина адвоката, то неумышленная, адвокатское сообщество должно проявить максимальную лояльность по отношению к коллеге (особенно если очевидно, что адвокат прекрасно понимает, какую он допустил ошибку, и что сам факт возбуждения в отношении него дисциплинарного производства является для него такой мерой воздействия, которая гарантирует, что в дальнейшем он более подобной ошибки не совершит). Это нормально. Это – необходимые понимание, поддержка и защита адвоката профессиональным сообществом, даже если доверители отнесутся к этому неодобрительно.

Необходимость такого понимания, поддержки и защиты адвоката адвокатским сообществом вызвана тем, что адвокатская деятельность – живая практика, в рамках которой адвокату ежедневно приходится принимать сложные правовые решения зачастую в весьма многогранных ситуациях, и ошибки здесь неизбежны. Но если адвокат действует честно, разумно, добросовестно и квалифицированно, то его нужно обязательно защищать и реально поддерживать.

Однако если адвокат умышленно совершил какие-то действия, нарушающие интересы его доверителя, или если допущенная адвокатом недобросовестность чересчур вопиюща, адвокатское сообщество должно проявить жесткость. Если в такой ситуации адвокатура будет любой ценой, под любым предлогом по-прежнему защищать адвоката даже от однозначно обоснованных претензий, базирующихся на доказанных фактах недобросовестности адвоката при осуществлении профессиональной деятельности, то это навредит уже самой адвокатуре, так как неизбежно ударит по ее авторитету в целом. Так как это будет уже не защита, а попустительство недобросовестности отдельных адвокатов, которые, увидев свою безнаказанность, будут и далее вести практику вразрез с требованиями КПЭА.

К сожалению, в разные годы из разных регионов России мне приходила информация о случаях подобного попустительства. У доверителей, сталкивающихся с подобной слепой защитой адвокатским сообществом своего члена лишь потому, что он – член корпорации, неизбежно возникает вопрос: если на адвоката, сознательно и грубо нарушающего его права, нельзя найти управу в адвокатской палате – зачем обращаться к нему, если можно обратиться к юристу, у которого нет адвокатского статуса, но помощь которого могла стоить дешевле? А это нанесет очень серьезный удар по адвокатуре (а следовательно – и по всем адвокатам), причем как моральный, так и материальный.

Следует помнить, что об адвокатуре общество, к сожалению, судит не по многим тысячам профессионально работающих адвокатов, а по тем отдельным членам нашей корпорации, деятельность которых вызывает однозначное осуждение. Так и в случае дисциплинарного производства: общество не заметит того, что органы адвокатского самоуправления по всей стране привлекают нерадивых адвокатов к ответственности, но если станет известно, что адвокат, сознательно или просто грубо действовавший против интересов доверителя, остался безнаказанным, потому что адвокатское сообщество «прикрыло» его и спасло от привлечения к абсолютно заслуженной им дисциплинарной ответственности, то именно по таким случаям общество будет судить обо всей адвокатуре в целом, причем весьма неодобрительно.

К счастью, такие случаи все-таки единичны. Но их не должно быть вовсе, потому что мы все заинтересованы в том, чтобы деятельность адвокатуры оценивалась обществом одобрительно, а в идеале – максимально положительно, как и повседневный труд всех адвокатов, которые изо дня в день добросовестно ведут практику.

Поделиться