Популярные материалы

О преследовании адвокатов за гонорар
23 мая 2019 г.
Вадим Клювгант
О преследовании адвокатов за гонорар
Интервью у Вадима Клювганта берет руководитель Департамента информационного обеспечения ФПА РФ Мария Петелина
О Стандарте повышения квалификации
17 апреля 2019 г.
Светлана Володина
О Стандарте повышения квалификации
Интервью у Светланы Володиной берет руководитель Департамента информационного обеспечения ФПА РФ Мария Петелина
Максим Белянин
Член Совета ФПА РФ, президент Сахалинской адвокатской палаты

Преображенный стандарт

17 февраля 2017 г.

Предложенный согласительной комиссией проект Стандарта воспринимается как реализация целостной концепции



Документ, названный Стандартом осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, выглядит, словно никем не узнаваемая Золушка на балу после того, как над ней поколдовала крестная, только в нашем случае в роли крестной была согласительная комиссия, которая, судя по результату, провела кропотливую работу.

Действительно, комиссия каким-то образом должна была сделать из четырех проектов один, что уже само по себе непросто, но при этом в итоговом варианте учтено многое, о чем обсуждалось на конференции 9 декабря 2016 г. «Адвокатура. Государство. Общество». Говорили о недостаточной структурности – исправили, об излишней детализации – убрали, об увеличении обязанностей защитника – учли, об искоренении творческого начала в адвокатской профессии – оставили огромное поле для творческих мыслей и действий.

Как я говорил ранее, высказывая мнения о проектах Стандарта, он должен содержать минимальные требования. Именно это авторы и заложили в основу нового итогового проекта.

Помимо установления требований к адвокату о том, что именно, какой минимум действий по защите доверителя в уголовном деле он должен совершить, такой Стандарт может и обезопасить адвоката от необоснованных жалоб. Достаточно будет четко выполнить минимальные требования, содержащиеся в Стандарте. Исходя из презумпции добросовестности адвоката, авторы проекта Стандарта не требуют излишней фиксации выполненных адвокатом обязанностей (помимо уже закрепленного в Кодексе профессиональной этики адвоката – «отказ подзащитного от обжалования приговора фиксируется его письменным заявлением адвокату»). Полагаю, что закрепление данной презумпции в Стандарте позволило бы квалификационным комиссиям адвокатских палат использовать ее на практике.

Вместе с тем хотелось бы задать разработчикам проекта два вопроса. Сложно критиковать, когда не знаешь, чем руководствовались авторы, используя в разных пунктах Стандарта различные формулировки: «адвокат обязан», «адвокату следует», «адвокат должен», «защитник участвует», «защитник не вправе». Возможно, это прием, использованный для того, чтобы избежать многократных повторений, но, поскольку одни формулировки категоричны, а другие нет, такое разделение дает почву для размышлений, носит ли Стандарт обязательный либо рекомендательный характер в целом или в каждом пункте по-разному. Представляется, что стоит подумать над этим вопросом и привести указанные формулировки к единообразию, окончательно расставив точки над "i" в вопросе обязательности Стандарта и ответственности за его нарушения.

И еще об одном пункте Стандарта – п. 14, согласно которому «защитник не вправе уклоняться от участия в судебных прениях». Ходатайство адвоката об отложении судебных прений в связи с неготовностью защитника к прениям (например, в этом же судебном заседании допрашивали свидетеля или выступал государственный обвинитель с речью в прениях) суды неоднократно в своих частных постановлениях оценивали как отказ от участия в прениях. Формулировка «уклоняться» – еще более широкая, чем «отказ», и любые ходатайства адвоката непосредственно перед прениями (перед окончанием судебного следствия) суд может расценить именно как «уклонение». Более четкая формулировка о том, что «защитник не вправе отказаться от участия в судебных прениях», не дает адвокату возможности каким-либо способом избежать участия в прениях, в то же время никоим образом не ограничивая его права к тщательной подготовке к судебным прениям.

Но, подводя итоги, отмечу, что подготовленный согласительной комиссией проект воспринимается как реализация целостной концепции: костяк есть и можно что-то дополнить, что-то исправить, опираясь на опыт применения данного Стандарта в адвокатской практике.
Поделиться