Популярные материалы

Автоматизированная система позволяет справедливо распределять дела по назначению между адвокатами
2 декабря 2022 г.
Александр Амелин
Автоматизированная система позволяет справедливо распределять дела по назначению между адвокатами
Суды республики первыми оперативно включились в работу КИС АР, показав хороший пример органам следствия и дознания
Марк Павлов
28 ноября 2022 г.
Недопустимая «мера воздействия»
Суд отстранил защитника от участия в деле за возражения против действий председательствующего
Внедрение КИС АР – главное в профессиональной деятельности событие текущего года
7 ноября 2022 г.
Александр Копылов
Внедрение КИС АР – главное в профессиональной деятельности событие текущего года
У адвокатов и уполномоченных органов не возникает сложностей в работе с автоматизированной системой распределения между адвокатами поручений на защиту по назначению
Полагаться следует на документы и рациональные доводы, а не на эмоциональные выпады
1 ноября 2022 г.
Михаил Толчеев
Полагаться следует на документы и рациональные доводы, а не на эмоциональные выпады
Комиссия Совета ФПА РФ изучила процесс принятия в АП РСО – Алания экзамена на приобретение статуса адвоката и допуска к нему
Нвер Гаспарян
25 октября 2022 г.
Когда присяга важнее регистрации в реестре
Конституционный Суд РФ посчитал, что обязанность адвоката платить взносы на ОПС и ОМС возникает со дня принятия присяги
Андрей Жуков
Президент АП Новосибирской области

Письма нужно читать вовремя

6 апреля 2022 г.

Апелляционный суд подтвердил уважительность неявки адвоката в судебное заседание


Одним из важных направлений деятельности адвокатской палаты являются меры, связанные с организацией оказания квалифицированной юридической помощи, в том числе при выполнении адвокатами полномочий защитника в судебных процессах. Последнее согласуется с принципами уголовного процесса по обеспечению судом и стороной обвинения права на защиту.

Вместе с тем существует и такой принцип уголовного судопроизводства, как соблюдение разумных его сроков. Однако, как показывает практика, при несоблюдении необходимого баланса с реализацией принципа обеспечения права на защиту они входят между собой в противоречие. В теории процесса такого противоречия быть не должно, поскольку эти два принципа связаны между собой и дополняют друг друга, в целом обеспечивая законность судопроизводства. В связи с этим напомним, что в соответствии с положениями подп. 1–2 п. 1 ст. 6 УПК РФ назначением уголовного судопроизводства является защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а равно защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Однако на практике баланс применения этих принципов порой нарушается как раз в пользу принципа соблюдения разумного срока уголовного судопроизводства за счет ущемления некоторых составляющих права на защиту. Особенно такие диспропорции возникают при организации и проведении судебных процессов, когда участники судопроизводства по тем или иным уважительным причинам не могут принять участие в назначенных судебных заседаниях, заблаговременно сообщают об этом в суд и просят назначить иное (разумное) время судебных слушаний. Там, где правильно (по букве закона) соблюдают названный выше баланс принципов судопроизводства, как правило, проблем с отправлением правосудия нет. Проблемы в организации и проведении судебных процессов возникают в тех случаях, когда суды пытаются устранить препятствия, которых на самом деле не существует. Эти мнимые препятствия искусственно создаются в результате неприятия реализации права на защиту, вольным толкованием принципов судопроизводства пытаются ограничить не только право на защиту, но и вместе с тем состязательность и равенство процессуального положения участников судопроизводства.

В последнее время органам АП Новосибирской области приходится все чаще сталкиваться с такими случаями. Наиболее часто это встречается в ситуациях, когда адвокат по уважительной причине не в состоянии прибыть в назначенное время в судебный процесс и просит назначить иное время. Вместо организационных решений по проведению судебного заседания с учетом этой просьбы такую ситуацию пытаются представить как неисполнение адвокатом профессиональных обязанностей по защите права своего доверителя на защиту. И как результат, организуется иное – судебное реагирование в отношении адвоката.

Как известно, согласно Кодексу профессиональной этики адвоката акт судебного реагирования (при условии его соответствия предъявляемым требованиям) – повод для дисциплинарного разбирательства с адвокатом. И в процессе этих разбирательств обнаруживаются факты, которые заставляют задуматься и над действием принципов судопроизводства, и над гарантиями их соблюдения или обеспечения.

Подтверждением этому может служить дисциплинарное дело, возбужденное по частному постановлению судьи в отношении адвоката М., который 7 октября 2021 г. не явился в судебное заседание и тем самым якобы уклонился от защиты прав своего доверителя. По мнению суда, адвокат М. нарушил право на защиту и профессиональные обязанности, предусмотренные законодательством об адвокатуре и адвокатской деятельности. Пока дисциплинарное производство осуществлялось в Квалификационной комиссии, которая должна была дать заключение о наличии вины адвоката за срыв судебного заседания или об отсутствии такой вины, адвокат М. обжаловал частное постановление в апелляционном порядке, в связи с чем Квалификационная комиссия отложила принятие окончательного решения.

Адвокат М. в жалобе указал, что очередное судебное заседание было отложено на 7 октября 2021 г., при этом на указанную дату у него еще не был определен период нахождения в ежегодном отпуске. В период с 6 по 18 октября 2021 г. у него был определен отпуск с выездом за пределы Российской Федерации, о чем он заблаговременно 1 октября 2021 г. почтовой корреспонденцией направил в суд ходатайство об отложении рассмотрения дела с приложением подтверждающих документов. Согласно реестру отслеживания почтовых отправлений и уведомлению о вручении почтовой корреспонденции его ходатайство поступило в суд 4 октября 2021 г.

Как указал адвокат, доказательства опровергают доводы суда о том, что будто бы его ходатайство поступило в суд только в 14 часов 7 октября 2021 г.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции адвокат М. доводы жалобы поддержал и просил отменить частное постановление суда, а прокурор С. полагала жалобу удовлетворить частично.

По результатам судебного разбирательства суд апелляционной инстанции нашел доводы адвоката М. заслуживающими внимания, а частное постановление – подлежащим отмене в связи с несоответствием изложенных в нем выводов фактическим обстоятельствам дела.

Суд апелляционной инстанции указал следующее.

В соответствии с требованиями ч. 4 ст. 29 УПК РФ при судебном разбирательстве уголовного дела в случае выявления нарушений закона, а также прав и свобод граждан суд вправе вынести частное постановление в адрес соответствующих организаций и лиц для принятия необходимых мер. В соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Указанные требования закона при принятии решения в отношении адвоката М. судьей районного суда г. Новосибирска не соблюдены.

Как установил суд апелляционной инстанции, с 16 июля 2021 г. адвокат М. по соглашению осуществлял защиту обвиняемого У. 21 июля 2021 г. в связи с необходимостью вызова потерпевших и свидетелей для допроса судебное заседание было отложено, определена дата следующего судебного заседания на 7 октября 2021 г.

7 октября 2021 г. в связи с неявкой в судебное заседание подсудимого У. и адвоката М. судебное заседание было отложено на 8 октября 2021 г. с одновременным вынесением частного постановления в адрес президента Адвокатской палаты Новосибирской области. В частном постановлении в вину адвокату М. поставлено то, что он препятствует соблюдению судом требований о разумном сроке уголовного судопроизводства, чем не исполнил свои профессиональные обязанности.

В апелляционном постановлении суда указано, что такие выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а возражения адвоката М. относительно принятия им мер к заблаговременному уведомлению суда о невозможности своего участия в судебном заседании 7 октября 2021 г. в связи с нахождением в очередном ежегодном отпуске нашли подтверждение.

В этом постановлении суд апелляционной инстанции указал, что сведения о нахождении адвоката в отпуске подтверждаются представленной адвокатом справкой о нахождении в период с 6 по 18 октября 2021 г. в ежегодном отпуске за пределами территории РФ. Из исследованных в суде документов видно, что 1 октября 2021 г. адвокатом было подготовлено и направлено в районный суд заказным письмом ходатайство на имя судьи В. об отложении судебного заседания, назначенного на 7 октября 2021 г., на другую дату – после 17 октября 2021 г. в связи с его нахождением в ежегодном отпуске в период с 6 по 18 октября 2021 г.

Согласно почтовому извещению, отчета об отслеживании отправления с почтовым идентификатором и ответу руководителя отдела по работе с обращениями макрорегиона Сибирь АО «Почта России» вышеуказанное заказное письмо вручено адресату 4 октября 2021 г.

Как следует из ответа председателя районного суда от 30 декабря 2021 г., заказное письмо от адвоката М. получено 4 октября 2021 г. специалистом суда, зарегистрировано 7 октября 2021 г. и передано судье В. 8 октября 2021 г.

Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что доводы судьи В. о неуважительности причины неявки в судебное заседание не подтверждается объективными данными и основаны на предположениях. При этом суд, не предприняв мер к проверке причин неявки в судебное заседание адвоката, высказался в частном постановлении об отсутствии у защитника уважительных причин для неявки в судебное заседание, назначенное на 7 октября 2021 г.

В Адвокатской палате также посчитали важным и то, что суд апелляционной инстанции оценил действия адвоката М. и с позиции их соответствия нормам Кодекса профессиональной этики адвоката. Ссылаясь на положения п. 1 ст. 14 Кодекса, суд указал: «Указанные требования адвокатом М. нарушены не были, так как адвокат заблаговременно уведомил суд о невозможности участвовать в судебном заседании 07.10.2021 г. в связи с нахождением в отпуске, просил о назначении даты судебного заседания после отпуска, такое уведомление фактически получено судом 04.10.2021 г. Вопреки указанию суда на то, что дата судебного заседания на 07.10.2021 г. была определена заранее 21.07.2021 г., указанное обстоятельство с учетом вышеизложенного не свидетельствует о неуважительности причин неявки адвоката в судебное заседание, так как им в указанный период было реализовано право на отпуск».

В результате частное постановление районного суда в адрес президента Адвокатской палаты Новосибирской области было отменено, а жалоба адвоката М. – удовлетворена.

По указанной причине Квалификационная комиссия Адвокатской палаты прекратила дисциплинарное дело в отношении адвоката М. вследствие обнаружившегося отсутствия допустимого повода для возбуждения дисциплинарного производства.

* * *

Такие решения судов важны для адвокатуры, они устанавливают как законные возможности реализации права на защиту, так и правила соблюдения профессиональных прав адвоката. К сожалению, у некоторых представителей судебной системы существует нежелание признавать указанные выше ситуации с позиции необходимости соблюдения прав адвокатов и их доверителей. Именно по этой причине, а вовсе не из-за адвокатов, имеют место срывы судебных заседаний. К примеру, в октябре 2021 г. в адвокатскую палату уже поступало сообщение о 16-ти отложенных судебных заседаниях, что трактовалось как срывы судебных процессов адвокатами без уважительной причины. При этом одновременно указывалось, что во всех случаях адвокаты находились на отдыхе, о чем они заблаговременно уведомляли суды задолго до назначенных дат судебных заседаний. Совет Адвокатской палаты обратил внимание авторов этих обращений на их необоснованность.

В связи с мотивировками указанного выше апелляционного постановления мы еще раз убедились (хотя и не сомневались) в правильности наших подходов, изложенных Советом Адвокатской палаты в Разъяснениях от 19 декабря 2017 г. «О практике выполнения адвокатами требований п. 1 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката».

Поделиться