Олег Баулин
Член КЭС ФПА РФ, президент АП Воронежской области

Нужен акт федерального характера

11 февраля 2019 г.

О значении решений органов адвокатского сообщества для обоснования разумности расходов на оплату услуг представителя



Проблема затрагивает интересы основной массы адвокатов и основной массы обычных граждан. В значительно меньшей степени (если вообще затрагивает) – известных адвокатов, крупные адвокатские образования.

Мог бы сразу перейти к предложению, но получится очень коротко.

Несколько всем известных позиций.

Согласно ч. 1 ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах (здесь и далее текстовые выделения авторские – Прим. ред.).

Согласно ч. 2 ст. 110 АПК РФ расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.
Как и любая норма с относительно определенной диспозицией нуждается в конкретизации при помощи доказательственных фактов. Каких?

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 2016 г. № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела»:
«13. Разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.

Разумность судебных издержек на оплату услуг представителя не может быть обоснована известностью представителя лица, участвующего в деле».

К сожалению, про нас ни слова. Можем лишь ссылаться на обычные размеры платы за аналогичные услуги.

Хотя в судебной практике ссылки на региональные акты адвокатских палат встречаются часто, Верховный Суд РФ очень редко про нас вспоминает.
Один из примеров:

Определение Верховного Суда РФ от 10 июня 2015 г. № 301-ЭС15-6481 по делу № А29-6174/2013: «установив факт несения обществом с ограниченной ответственностью "Гостиничный комплекс "Чибью" расходов на оплату услуг представителя в связи с производством по настоящему делу; принимая во внимание удовлетворение исковых требований общества с ограниченной ответственностью "Гостиничный комплекс "Чибью", рекомендуемые минимальные ставки гонорара на оказание юридической помощи адвокатами, утвержденные Советом Адвокатской палаты Республики Коми; степень сложности дела, объем произведенной представителем работы, количество судебных заседаний, объем представленных доказательств по делу, время непосредственного участия представителя доверителя в судебном процессе, продолжительность рассмотрения дела, руководствуясь положениями статей 101, 106, 110, 112 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, учитывая правовую позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенную в информационном письме Президиума от 13.08.2004 № 82 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" и информационном письме Президиума от 05.12.2007 № 121 "Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах", арбитражные суды пришли к выводу о том, что заявленные обществом с ограниченной ответственностью "Гостиничный комплекс "Чибью" расходы в размере 50 000 рублей подтверждены документально, отвечают критериям разумности и соразмерности и являются обоснованными».

Кстати, почему палатам можно утверждать минимальные ставки гонорара.

Вопрос о соответствии региональных решений антимонопольному законодательству уже был предметом судебного рассмотрения.

Постановление Президиума ВАС РФ от 3 декабря 2013 г. № 9122/13 по делу № А53-25904/2012.

Президиум ВАС согласился с нижестоящими судами в том, что действия по принятию решения о минимальных тарифных ставках оплаты труда адвокатов за оказание юридической помощи не могут квалифицироваться как действия по согласованию поведения ее членов в процессе оказания юридической помощи, поскольку являются обобщением сложившейся у адвокатов Ростовской области гонорарной практики рекомендательного характера.

Итак, нам можно принимать акты рекомендательного характера, устанавливающие минимальные, рекомендуемые, ставки гонорара.

У нас в Воронеже базовая ставка – 9000 рублей.

В приведенном постановлении Президиума ВАС РФ имеется ключевой момент, высвечивающий проблему: все плохо с обоснованием.

Не ведем мы статистику в расчете на один день занятости, хотя в этом ничего невозможного нет, и методику сделать было бы несложно. Но боюсь, что получится хуже. Не знаю, как из средней заработной платы в 15–20 тысяч в месяц либо отработанного гонорара в 25–30 тысяч сделать среднедневную ставку в 9000 рублей. Возможно, московские палаты помогут усреднить по России.
В связи с этим расскажу об одном казусе, случившемся в нашей палате.

Из частной жалобы АПВО:
Определением Бобровского районного суда Воронежской области от 13 сентября 2018 г. разрешено заявление В.И. Распоповой о возмещении судебных расходов.

В определении содержится оценка Постановления Совета Адвокатской палаты от 22 января 2015 г. «О минимальных ставках вознаграждения за оказываемую юридическую помощь» (далее – Постановление).

По мнению суда первой инстанции, постановление «устанавливает самые высокие расценки на оказание юридических услуг в Центрально-Черноземном регионе, а по сути носит дискриминационный характер, искусственно завышая цены на юридические услуги и преграждая тем самым доступ отдельных категорий граждан к правосудию».

1. В рамках настоящего дела у суда отсутствовали основания для оценки содержания постановления, в том числе и на предмет наличия у него «дискриминационного» характера.

Суд первой инстанции безусловно вправе, на основании имеющихся в деле доказательств, формулировать выводы о разумности и обоснованности размера понесенных стороною судебных расходов.

Однако оценка локального нормативного акта, принятого Советом Адвокатской палаты в соответствии с компетенцией, определенной ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», распространяющего свое действие исключительно на адвокатов, не входила по настоящему делу в компетенцию суда первой инстанции.

Суд первой инстанции не принял во внимание, что постановление, в силу наличия у него рекомендательного характера, не создает и не может создавать для кого-либо дискриминационных условий. Рекомендательный характер постановления определен не только его содержанием, но и положениями ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в соответствии с которыми все условия соглашения, в том числе и относительно размера вознаграждения, свободно определяются его сторонами.
2. Вывод об «искусственном» завышении цен на юридические услуги палата считает результатом частной эмоциональной оценки, не сопровождающейся анализом условий, определивших формирование именно таких рекомендуемых размеров гонорара, а потому необоснованным.

В частности, Совет палаты, в течение длительного времени формирующий рекомендуемые минимальные ставки гонорара, учитывал особенности профессиональной деятельности адвокатов, относящихся к категории самозанятых граждан, самостоятельно несущих расходы на содержание нежилых помещений, на организацию своей деятельности, выплачивающих не только налоги и ряд установленных законодательством платежей (в том числе страховые взносы) в твердых денежных суммах.
Совет палаты при формировании рекомендуемых ставок гонорара использовал дифференцированный подход, учитывал факторы, определяющие сложность и продолжительность дел. В частности, Совет полагает, что сформированные рекомендации относительно участия адвокатов в рассмотрении экономических споров не подлежали оценке в судах общей юрисдикции.

Оценку судом первой инстанции рекомендации об установлении двойного размера гонорара при осуществлении представительства за пределами муниципального образования, в котором адвокат осуществляет профессиональную деятельность, Совет палаты полагает несостоятельной, поскольку определенная судом первой инстанции привязка к транспортным расходам не обеспечивает компенсации адвокату реальных затрат рабочего времени.
В период поездок в другие населенные пункты адвокат лишен возможности заниматься профессиональной деятельностью, однако на этот период за ним не сохраняется заработная плата, за отсутствием таковой и статуса работника, не выплачиваются суточные и прочие компенсационные выплаты.
3. Вывод определения о «самых высоких» расценках за оказание юридической помощи в регионе Совет палаты также полагает не основанным на подробной и доказательной оценке юридического рынка Воронежской области, равно как и других регионов.

Ежегодно рассматривая вопрос о рекомендуемых минимальных ставках гонорара, Совет палаты исходит из реальной ситуации в Адвокатской палате, в том числе данных статистических отчетов. При этом Совет палаты располагает информацией, находящейся в открытом доступе, об используемых адвокатскими и неадвокатскими образованиями ставках гонорара, многократно и даже в десятки раз превышающих рекомендуемые Советом палаты.

Координируя деятельность адвокатских палат, осуществляя методическую деятельность, Совет ФПА РФ вполне может подготовить минимальные рекомендуемые ставки гонорара. Возможно, для ряда регионов они не будут иметь значения, но для основной массы российских адвокатов они безусловно будут полезны.

Предвижу возражения и даже обвинения по поводу очередного витка узурпации полномочий ФПА РФ. Но меня этот вопрос не смущает. Критику с позиции – ФПА РФ вообще не нужна и занимается не тем – не принимаю вообще. Напротив, я против раздробленности, за единую адвокатуру и считаю, что ФПА РФ должна больше усилий прикладывать для позиционирования себя как единого организационного и координирующего центра.

Разные адвокатские и псевдоадвокатские образования «говорить за адвокатуру» не стесняются и даже не задумываются об этом, а единственная структура, которая действительно на это имеет право, обычно скромничает, но все равно подвергается критике.

Что касается практической пользы, то она очевидна. Акт федерального характера, пусть рекомендательный, у судов вызовет на порядок меньше вопросов, чем региональные.

А на региональном уровне можно будет учесть особенности регионов.

Адвокаты ФРГ вообще живут с Законом об оплате услуг адвоката и спокойно себя чувствуют. Идея с законом мне несимпатична, нужно разобраться самим. (Ставки гонорара за оказание юридической помощи в ФРГ определены законодательно. Есть нюансы и исключения, но и они предусмотрены Законом об оплате услуг адвоката.)

Источник публикации:
Поделиться