Популярные материалы

Главным препятствием в работе адвокатов остаются процессуальные нарушения их прав
3 июня 2022 г.
Сергей Таут
Главным препятствием в работе адвокатов остаются процессуальные нарушения их прав
Институт адвокатского запроса требует укрепления, ведь это важнейший способ сбора доказательств и информации, необходимой для оказания правовой помощи
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
20 мая 2022 г.
Юрий Пилипенко
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
Благодаря Закону об адвокатской деятельности соблюден баланс между интересами адвокатуры и общефедеральными ценностями
Нвер Гаспарян
19 апреля 2022 г.
Требуется всесторонний подход
Дисциплинарные органы палаты должны оценивать предшествующее поведение суда, явившееся поводом для адвокатского проступка
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
15 апреля 2022 г.
Владислав Гриб
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
У адвокатов есть не только профессиональные, но и общественные обязанности
Нарушения прав адвокатов были всегда
4 апреля 2022 г.
Генри Резник
Нарушения прав адвокатов были всегда
Ряду системных нарушений поставлен заслон, но резко возросли затруднения и прямые препятствия для доступа адвокатов к подзащитным

Дискуссии

Об адвокатской этике
27 декабря 2018 г.
Об адвокатской этике
Лев Бардин
Член Совета АП г. Москвы, член НКС ФПА

Нуждается в комментариях

3 февраля 2016 г.

О Разъяснении Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам по вопросам применения п. 1 ст. 17 КПЭА




28 января 2016 г. Совет ФПА РФ утвердил Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам по вопросам применения п. 1 ст. 17 КПЭА. Как прямо указано в тексте Разъяснения, с даты вступления в силу оно стало обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов.
Итак, теперь адвокаты в своих информационных материалах вправе указывать сведения о наличии «положительного» профессионального опыта и информацию о профессиональной «специализации».

Но, к сожалению, сразу же возникает целый ряд вопросов. На мой взгляд, в документах подобного рода текст должен быть выверенным и четким, не допускающим различных толкований при применении и, соответственно, не требующим комментариев. Представляется, что вышеуказанное Разъяснение нуждается как в комментарии, так и во внесении уточняющих изменений и дополнений.

Думается, что авторами Разъяснения слова «положительный» и «специализация» не случайно взяты в кавычки. Во-первых, эти слова отсутствуют и в Федеральном законе об адвокатской деятельности и адвокатуре, и в Кодексе профессиональной этики адвоката. Во-вторых, на практике информационные материалы многих адвокатов такие понятия включают. Можно было бы и не обращать на это внимания, но дальше в материалах адвокатов, как правило, дается расшифровка этих слов. Нередко утверждение о наличии положительного профессионального опыта адвокаты сопровождают «выдающимися» цифрами процентов победного завершения судебных процессов, включая, например, 80% оправдательных приговоров (с подобными цифрами в интернете я лично сталкивался не раз). Даже если представить, что эти цифры соответствуют действительности, налицо очевидное нарушение требований ст. 17 КПЭА о недопустимости и оценочных характеристик адвоката, и заявлений, намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызвать у них безосновательные надежды. «Магия» цифр успешности адвоката в судах также может восприниматься как фактическое обещание положительного результата выполнения поручения. А это прямо запрещается п. 2 ст. 10 КПЭА.

Ничего не имею против специализации адвокатов. Более того, ее следует только приветствовать. Потенциальных доверителей как раз должно настораживать заявление адвоката, что он одинаково профессионально хорош по всем категориям любых судебных дел. Как говорил классик (правда, по другому поводу) «этого не может быть, потому что не может быть никогда». Но если слова адвоката о специализации сопровождаются уточнениями, типа: «бывший сотрудник таких-то силовых структур», «работаю в контакте со следователями» и т.п., то такая «специализация» также очевидно нарушает требования ст. 17 КПЭА.

В Разъяснении использовано словосочетание «само по себе». В литературе такие словосочетания сопровождаются словом «но» либо используются в качестве синонима таких слов, как «отдельно», «особняком», «особо», «изолированно» и т.п. При чтении же Разъяснения складывается впечатление недосказанности. В результате обязательное Разъяснение может разными адвокатами пониматься и использоваться по-разному.

Для устранения возможных разночтений необходимо дополнить второй абзац Разъяснения следующим предложением: «Сведения о наличии «положительного» профессионального опыта и информация о профессиональной «специализации» не должны включать оценочных характеристик адвоката, заявлений, намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызвать у них безосновательные надежды».
В целом, хотелось бы положительно отметить сам факт разработки и принятия комментируемого Разъяснения. Вместе с тем никакие самые четкие и выверенные разъяснения не заменят статьи Кодекса профессиональной этики адвоката. К сожалению, статья 17 КПЭА пока остается декларацией. В СМИ нередко можно увидеть информацию, прямо нарушающую требования ст. 17 КПЭА, а адвокаты, размещающие такую «информацию», никакой ответственности за такое нарушение не несут. Обнаружение факта такой недопустимой рекламы должно являться основанием для возбуждения дисциплинарного производства и привлечения виновных к ответственности, включая использование таких нередко применяемых в других странах мер дисциплинарной ответственности, как приостановление на определенный срок статуса адвоката с испытательным сроком на несколько лет, а также обязательную сдачу квалификационной комиссии экзамена по профессиональной ответственности. Представляется, что на следующем Всероссийском съезде адвокатов весной 2017 г. должны быть рассмотрены и приняты соответствующие правки Кодекса профессиональной этики адвоката.
Поделиться