Популярные материалы

Поезд изменений в зависимости от нашего о нем мнения не остановится
3 декабря 2021 г.
Михаил Толчеев
Поезд изменений в зависимости от нашего о нем мнения не остановится
Цифровая экосистема адвокатуры снизит транзакционные издержки и позволит не оказаться в аутсайдерах
Крайности смыкаются и отторгаются, а безответственность и безнаказанность всегда способствуют злоупотреблениям
22 ноября 2021 г.
Вадим Клювгант
Крайности смыкаются и отторгаются, а безответственность и безнаказанность всегда способствуют злоупотреблениям
Проекты законодательных норм об ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности по-прежнему обездвижены
Генри Резник
15 ноября 2021 г.
Дружба непоколебима, истина – не помеха
Возбудить – не значит привлечь
Проект создания госюрбюро чрезмерно и неоправданно затратный
10 ноября 2021 г.
Ирина Кривоколеско
Проект создания госюрбюро чрезмерно и неоправданно затратный
Недовольство вызывает ограниченный круг лиц – возможных получателей БЮП и вопросов, по которым такая помощь может быть предоставлена
«Погоду» в адвокатуре делает «средний адвокат»
10 ноября 2021 г.
Николай Жаров
«Погоду» в адвокатуре делает «средний адвокат»
Доверитель должен быть уверен, что, обратившись к любому, пусть и совсем неизвестному, адвокату, он получит надежную профессиональную опору
Татьяна Бутовченко
Член Совета ФПА РФ, президент ПА Самарской области

Не порочьте «кормильцев»

28 февраля 2018 г.

О конфликтах между адвокатами и их доверителями



Перипетии дисциплинарного разбирательства непредсказуемы.

Все начиналось традиционно.

Доверитель высказал претензии к адвокату о некачественном оказании юридической помощи и выразил свое крайнее возмущение тем, что оплаченный гонорар значительно отличался от суммы, оформленной по квитанции (60 000 вместо 1 560 000 рублей), обязательство, что «все будет хорошо», было не выполнено, защитник отказался возвратить неотработанный гонорар, когда «что-то пошло не так».

Процедура рассмотрения дисциплинарного производства в Палате адвокатов Самарской области предусматривает обязательное направление скан-копии жалобы адвокату с предложением о принятии мер к примирению и даче объяснений.

Четверть конфликтов заканчивается примирением.

Но наш сюжет сделал крутой поворот.

В Палату поступила дополнительная жалоба с приложениями Viber-переписки, которую адвокат избрала в качестве способа разрешения конфликта. (Все имена изменены, совпадения случайны, сохранены орфография и синтаксис приводимых ниже текстов, пунктуация исправлена.)

«Петр Петрович, пишу Вам с тем, чтобы уведомить, что мной получена копия Вашей жалобы, направленной в ПАСО. Я внимательно ознакомилась с ней и полагаю, что в Ваших действиях присутствует состав преступления, предусмотренного п. 5 ст. 128.1 УК РФ, о чем мной написано заявление в полицию. Надеюсь, что Вы наняли квалифицированного адвоката и что он разъяснил Вам все последствия того, что Вы совершили. Отдельно уведомляю Вас, что написанием данной лживой бумаги Вы освободили меня от обязанности хранить адвокатскую тайну в связи с тем, что вынуждена защищать себя. Ваш поступок низок, и я не намерена оставить это без ответа».

К жалобе приложена копия заявления о привлечении адресата переписки к уголовной ответственности с отметкой о регистрации.

Чтобы не перегружать читателя деталями, отметим, что «лживость» доверителя, по мнению адвоката, состояла в том, что первоначально им даны «признательные показания» о причинении телесных повреждений, затем эти обстоятельства стали отрицаться, что убедило адвоката в его невиновности. Впоследствии адвокат сообщила доверителю в очередном iMessage, что органом расследования собраны «неопровержимые доказательства» его вины, что «делает ее дальнейшее участие в деле невозможным», и предложила найти другого защитника.

Факт получения иных денежных сумм, кроме гонорара в размере 60 000 рублей, которые указаны в соглашении об оказании юридической помощи и внесены на расчетный счет адвокатского образования, адвокат категорически отрицала. Какие-либо суммы в переписке не фигурировали, доводы заявителя о «совершенно очевидном смысле уклончивых формулировок», по мнению Квалификационной комиссии, не опровергли презумпции добросовестности адвоката. Заключение комиссии в этой части вызвало бурную негативную реакцию заявителя, что «у вас тут все куплено» и обещание обратиться «куда следует».

Но известны и диаметрально противоположные истории.

Случаи, когда адвокат порочит доверителя, к редким не относятся: коллеги живописуют непривлекательные факты личной жизни доверителей, перечисляют многочисленные предыдущие судимости, мошеннические наклонности и пр.

Однажды в ходе разбирательства адвокат детально перечислил в объяснениях и на заседании комиссии все имеющееся движимое и недвижимое имущество доверителя, указал, что автомобили, дома, акции и деньги скрываются им от противной стороны по делу, а 200 000 рублей, внесенные в качестве гонорара, по мнению адвоката, для доверителя являются «ничтожной суммой, о которой нечего и разговаривать».

Квалификационная комиссия в ходе заседаний жестко пресекает подобные выпады, указывая, что пределы раскрытия адвокатской тайны устанавливаются рамками поданной жалобы в целях собственной защиты и не предполагают возможности разглашать иную информацию о доверителе, ставшую известной в связи с оказанием юридической помощи, даже если она соответствует действительности.
Поделиться