Популярные материалы

«Мы всегда открыты к новым образовательным проектам»
28 марта 2024 г.
Юлия Муллина
«Мы всегда открыты к новым образовательным проектам»
Повышение профессионального уровня в арбитраже будет полезно адвокатам не только для ведения арбитражных разбирательств, но и для судебных процессов
Дисциплинарная практика – неотъемлемая форма самоконтроля профессиональной корпорации
1 марта 2024 г.
Акиф Бейбутов
Дисциплинарная практика – неотъемлемая форма самоконтроля профессиональной корпорации
Основная задача дисциплинарных органов – выработать единые подходы к оценке действий (бездействия) адвоката в той или иной ситуации
Работать во благо адвокатуры, во благо людей
1 февраля 2024 г.
Юрий Денисов
Работать во благо адвокатуры, во благо людей
1 февраля 2024 г. отмечает профессиональный юбилей президент АП Владимирской области Юрий Васильевич Денисов
Адвокат, воплотивший мечту детства…
28 января 2024 г.
Алексей Галоганов
Адвокат, воплотивший мечту детства…
К 70-летию Алексея Павловича Галоганова
Брянская адвокатура – социально ориентированное профессиональное сообщество
25 января 2024 г.
Михаил Михайлов
Брянская адвокатура – социально ориентированное профессиональное сообщество
В благотворительных акциях Адвокатской палаты Брянской области ведущую роль играют молодые адвокаты
Юрий Пилипенко
Советник ФПА РФ

Мы на правильном пути

17 мая 2023 г.

В цифровом платформенном мире можно оставаться независимым, только имея собственную платформу


В истории человечества каждый раз, когда оно приближалось к новой ступени в развитии, находились те, кто воспринимал это развитие «в штыки», настаивая на отказе от новых материалов, средств производства и технологий. Отрадно, что движение адвокатской корпорации вперед, в ногу со временем, сталкивается в том числе и с внутренним сопротивлением. Лично для меня это означает одно: с учетом исторической логики, мы на правильном пути. Традиции и привычки прогресс еще ни разу не остановили.

Многое в этом тексте навеяно беседами с М.Н. Толчеевым, за что я ему благодарен.

Человечество неутомимо ищет пути безболезненного перехода к новому социально-экономическому Укладу, призванному разрешить множество проблем предыдущего развития.

Очевидно, что, несмотря на определенную узость нашего взгляда, обусловленную продолжительностью человеческой жизни, этот переход обещает быть по масштабу сродни переходу из века Каменного в век Бронзовый или даже сразу в Железный. Однако он займет несравнимо меньше времени, максимум период жизни двух поколений, и значительная часть этого пути человечеством уже пройдена.

Совершенно очевидно, что контуры и содержание нового Уклада будут определяться прежде всего цифровыми технологиями и глубокой роботизацией большинства производственных и потребительских навыков современного человека. Беспилотники тому яркий пример. Сегодня признаки новой эпохи встречаются в нашей жизни повсеместно. Всего лишь 20 лет назад переносной или, как сейчас принято его называть, мобильный телефон существовал только у спецслужб или в мечтах. А сейчас трудно представить взрослого человека и даже ребенка без гаджета. Без него не выходят из дома. Да и сам мобильный телефон уже не столько средство для разговорных коммуникаций, сколько конгломерат различных высокотехнологичных сервисов. Потеря этого маленького устройства сродни небольшой личной трагедии. И телефон, кстати, – это первое, что пытаются обнаружить во время обысков и досмотров правоохранители, а они-то точно знают, что нужно искать. Мы, адвокаты, не можем этого не видеть.

И многие наши коллеги, даже весьма пожилые, эти технологические удобства не отрицают, не отказываются от возможностей, предоставляемых новыми технологиями, в том числе для личных целей. Например, оплата ЖКХ, перевод денежных средств или приобретение билетов, хоть на концерт, хоть на самолет. И это – хорошая новость! Цифра овладевает массами.

* * *

Цифровые технологии развиваются поступательно, причем в геометрической прогрессии: знания умножаются сами на себя каждые несколько лет. Любой серьезный государственный или общественный институт в современном мире вынужденно или добровольно вовлекается в сферу их применения и становится либо производителем этих технологий, либо – чаще – потребителем.

По правде говоря, глобально в переходном состоянии мы живем уже более трехсот лет. Новое время и старт научно-технической революции принято отсчитывать с момента публикации книги Николая Коперника «О вращении небесных сфер». Оказалось, что человек не представляет собой центр мироздания и вообще несовершенен. И тут же «посыпались» различные улучшения его функциональности – телескоп, микроскоп, механические часы, станки и т.д.

Вероятно, этот процесс когда-нибудь, как все в историческом развитии, прекратится, но на данном этапе он в разгаре. Мы живем в удивительном и пугающем мире изменений, порой ежедневных и ежечасных, постоянно приносящем что-то новое, вытесняя привычное и меняя до неузнаваемости наш образ жизни. Новое буквально хоронит и заставляет выбрасывать на свалку истории многое из того, что прежде мы считали незыблемым и чем долго пользовались. Это пугает нас неопределенностью, ввергает в фрустрацию, заставляет прилагать немалые усилия для того, чтобы соответствовать все с большей скоростью меняющемуся миру. По меткому выражению Льюиса Кэррола, «чтобы хотя бы остаться на месте, нужно очень быстро бежать!».

Альтернатива этому – «выпрыгнуть из поезда», обмануть себя и других возможностью жить в привычном мире своего детства или юности, когда деревья были большими. И даже активно отстаивать это право не только для себя, но и для тех, кто зависит от твоих решений. Несмотря на то что «поезд уедет с вами или без вас» и неминуемо танки и пушки превратят в груду бесполезного металла недооцененные детские игрушки будущего, у такого пути всегда есть свои последователи. Самая большая их часть – это те, кто не желает нести затраты и прилагать усилия. Однако есть и бенефициары. Те, чья полезность, авторитет, а иногда и благосостояние основаны на отживших уже формах.

Дело в том, что технология в первую очередь устраняет «посредников». Тех, чья полезность определяется их местоположением в системе коммуникации и распределения. Давайте посмотрим на исчезающие банки, приемные налоговых органов, почты и даже магазины. Это и многое другое стремительно переселяется в онлайн. А какими «важными» фигурами в нашей жизни еще недавно были даже рядовые сотрудники почты, сберкассы, налоговой! Как высокомерно они с нами общались! Однако все, что может быть заменено технологией, все, что не содержит сущностного элемента человечности или эмпатии, неизбежно будет заменено. Существование таких, не имеющих иной полезности элементов наравне с доступной технологией представляет собой простое паразитирование на страхе перемен.

* * *

Уже сегодняшняя и, совершенно определенно, завтрашняя архитектура этого мира – платформенная. Почти все знания и все большая (в недалеком будущем – почти вся) профессиональная активность будет опосредована интернетом. Обеспечивать ее будут платформы, подобные таким, как порталы госуслуг, ГАС «Правосудие», ЯндексМаркет, ЯндексТакси и т.д. Виктор Пелевин в книге «Трансгуманизм» заметил, что «реальность в настоящее время – это находящаяся в чьей-то собственности платформа. Если вам что-то не нравится, вас никто не заставляет держать здесь свой аккаунт». Если коротко, вы либо подчиняетесь чужим правилам на чужой платформе, либо «идете вон».

Именно поэтому Елена Авакян ввела в оборот термин «цифровой суверенитет адвокатуры». В цифровом платформенном мире можно оставаться независимым, только имея собственную платформу. А разве это не конституционная обязанность адвокатуры и наша с вами – отстаивать независимость и автономность этого важнейшего негосударственного института общественного устройства!

Мы, конечно, долго «раскачиваемся» и принимаем решения. И даже решение о создании цифровой экосистемы адвокатуры оказалось вынужденным и продиктованным не только изложенными выше соображениями. В статью 37 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» внесли пункт о том, что Порядок ФПА должен обеспечивать доступ к делам по назначению всем, вне зависимости от формы адвокатского образования, и предусматривать использование автоматизированной информационной системы, исключающей влияние любых заинтересованных лиц на распределение.

Такое прямое принуждение законодателя было продиктовано так называемым «казусом Шавина» (вот она – роль личности в истории), когда в Нижегородской области, не принимая во внимание разумные доводы и используя демократические механизмы подавления меньшинства большинством, отстаивали свое желание не допускать адвокатов, учредивших кабинеты, к участию в судопроизводстве по назначению в порядке ст. 51 УПК РФ.

В результате этого законодательного решения любая, даже самая маленькая палата, если она, конечно, соблюдает Закон об адвокатской деятельности, стала обязанной создать электронную систему распределения дел по назначению. Со всеми вытекающими и во многом непосильными для большинства палат расходами на разработку, внедрение, обеспечение безопасности, сохранности персональных данных и т.д.

Совет ФПА, а за ним Съезд приняли решение создавать общую цифровую экосистему (платформу) адвокатуры. Примечательно, что эти решения, в том числе о финансировании, были приняты единогласно и ни один из членов Совета ФПА не высказался против и даже не воздержался. Адвокатура, которая в последние годы стала не только совокупностью юристов, обладающих специальными профессиональными навыками, то есть адвокатов и адвокатских коллективов различного масштаба, но и общероссийской корпорацией, не могла не включиться в эти процессы. И прежде всего – для сохранения собственной независимости, пусть и в цифровом измерении. Ибо в государстве, активно использующем «цифру» в различных сферах общественного и государственного регулирования, любая профессиональная корпорация либо создает собственные цифровые платформы, либо включается добровольно-принудительно в государственное цифровое регулирование.

Сегодня мы такую систему создали и в большинстве палат она либо внедрена, либо внедряется. Безусловно, предстоит еще долгий путь расширения ее функциональности. Но сегодня мы на пороге включения нашей системы в закрытый контур государственного межведомственного взаимодействия. И это безусловная победа и достижение!

Такое включение позволит коммуницировать в периметре госуслуг в статусе не просто физического лица, а в статусе профессионального адвоката, направлять ходатайства, запросы, заявления на оплату и т.д. Аналогично тому, как это делается в нотариате, и даже в большем масштабе. Изначально функционал этой системы подразумевался прежде всего как учетно-распределительный, что было обусловлено и логикой развития алгоритмов, и требованием законодательства. Особняком встала задача централизованного тестирования претендентов на статус адвоката, которая была решена достаточно оперативно. При этом повлияв, хоть и несущественно, на общую архитектуру КИС АР.

На сегодня созданы практически 3 блока КИС АР и в разработке находятся еще несколько. Можно констатировать, что ФПА действовала адекватно современным вызовам. В интересах всей корпорации. И вне зависимости от некоторого количества лиц, отрицающих прогресс как явление.

* * *

При этом, вопреки досужим домыслам критиков, доступ к информации об адвокатах посредством такой коммуникации будет ничуть не большим, чем доступ к информации, скажем, о следователях или сотрудниках судов на портале госуслуг.

Вообще, к сожалению, все, что высказано критиками, мягко говоря, неконструктивно, а скорее всего – злонамеренно. Потому что описывает вымышленную ими систему, а не реально существующую. И дело даже не в высочайших уровнях защиты, используемых КИС АР. А в том, что практически никакой информации, содержащей адвокатскую тайну, система не содержит и никуда не передает. То же касается и персональных данных. Система позволяет обмениваться лишь и без того доступной информацией. Например, о поручениях, принятых по назначению и оплачиваемых государством, реестровых данных, данных об адвокатских образованиях.

Возможно, доктор Андрей Рагулин, посвятивший вымышленным им проблемам целый выпуск своего журнала, и его «эксперты» умудряются получать деньги, скрывая свои персональные данные от плательщика, но, боюсь, адвокатам по 51-й анонимной оплаты их помощи от государства ждать не приходится. Так что придется сообщать свои ФИО, номер счета и дело, по которому производится оплата. Другой информации, содержащей адвокатскую тайну, система не содержит. А если впоследствии это потребуется, загружать или нет в защищенный контур нашей адвокатской платформы материалы адвокатского досье для работы с ними – сугубо личный выбор каждого адвоката.

* * *

Что характерно, в истории человечества каждый раз, когда оно приближалось к новой ступени в развитии, находились те, кто воспринимал это развитие «в штыки», настаивая на отказе от новых материалов, средств производства и технологий.

Всем наиболее известен пример движения луддитов – участников стихийных протестов первой четверти XIX в. против внедрения машин в ходе промышленной революции в Англии.

Еще одним примером, может быть, в наибольшей степени связанным с цифровизацией, является история Жаккарда. Многие думают, что жаккард – это только вид крупноузорной ткани сложного переплетения, содержащей не менее 24 разнопереплетающихся нитей. Но это еще и прозвище лионского ткача, ставшее фамилией. Именно он придумал использование перфокарт и перфолент для управления ткацкими станками, что существенно облегчило изготовление жаккардовых тканей. И, соответственно, вызвало протесты лионских ткачей, вплоть до восстаний. Но имена этих недовольных никто не помнит. А перфокарты и перфоленты вплоть до недавних времен использовались для ввода информации в телеграфные аппараты, затем – в компьютеры. Жаккардову машину метафорически называют предтечей компьютера. Символично, что лионские луддиты, ломавшие жаккардовы станки, оказались опосредованно и сквозь века связаны с современными цифровыми технологиями.

При такой исторической логике (а это лишь капля в море подобных примеров) было странно, что на протяжении предыдущих 5 лет практически никто в адвокатской корпорации не бросал серьезного вызова перспективным цифровым разработкам, заказанным и организованным ФПА. Но случилось неизбежное и исторически предопределенное событие: совершенно недавно группа коллег, среди которых есть и достойнейшие члены корпорации, все-таки весьма серьезным образом поставила под сомнение необходимость использования КИС АР для адвокатов и адвокатуры. Аргументов «против» было высказано немало, но перечислять все особого смысла нет.

Опять же метафорически главный довод организатора этого сопротивления сводится к тому, что конная тяга даже в век электрификации автотранспорта лучше. А лучше она потому, что так привычней, эстетичней и, опять-таки, какая-никакая, а гармония и связь с природой. Согласимся, что лошадь действительно красивое и умное животное, но она уже давно уступила сферу хозяйственной деятельности различным механизмам. Другие из наших «луддитов» использовали тот аргумент (напомню мы рассуждаем метафорически), что собранный ими в радиокружке из трех диодов, двух ламп и конденсатора радиоприемник лучше, чем заводской. А лучше уже потому, что привычней, проще и тренирует мелкую моторику рук, не давая скучать их обладателю.

Особняком стоит группа «пикейных жилетов», возглавляемая доктором Андреем Рагулиным. Еще не было ни одного события в адвокатуре, когда они не выступали бы «против» со сбором подписей в интернете. Это уже традиция, и лично мне давно стало ясно, что если эти «против», то, скорее всего, мы делаем что-то весьма полезное и приличное.

Отрадно, что движение адвокатской корпорации вперед, в ногу со временем, сталкивается в том числе и с внутренним сопротивлением. Лично для меня это означает одно: с учетом исторической логики, мы на правильном пути. Традиции и привычки прогресс еще ни разу не остановили.

Поделиться