Григорий Афицкий
Член правления Союза молодых адвокатов России

Может ли адвокат немного шить на дому?

18 сентября 2018 г.

О возможности заниматься иной оплачиваемой деятельностью



Адвокатская монополия анонсирована уже пару лет как, но реальные сроки ее введения или даже реальность ее введения пока не ясны. Положение дел можно охарактеризовать фразой «монополия как предчувствие».

Смутное предчувствие адвокатской монополии, которая приведет к дополнительной конкуренции и возможному снижению доходов, спровоцировало обсуждение конкретных вопросов. Например, почему «вольные юристы» не спешат в адвокатуру, а адвокаты оперируют доводами об «утрате элитарности профессии». Есть еще один весьма существенный вопрос: может ли адвокат зарабатывать не адвокатской практикой, а иной деятельностью?

Первый и простой обывательский вывод – почему бы и нет. В конце концов, если бы я-таки был королем, то я был бы очень хорошим королем, а жил бы даже лучше, чем король, ведь в свободное время немного бы шил на дому.

Кому это мешает?

Но давайте немного отойдем от обывательского взгляда и посмотрим на причины и последствия.

Безусловно, если коллега успешен в профессии, организован и имеет время на хобби, которое периодически даже приносит деньги, можно только за него порадоваться, тем более что по последним научным данным при достижении успеха в какой-либо сфере деятельности полезно менять ее либо добавлять новую.

Профильный закон теперь, в отличие от первоначального жесткого текста, прямо запрещает лишь работу по найму.

Но, прямо говоря, изменение в закон вносили не из этих соображений, а разрешая совмещать фактически «по бедности».

И, к сожалению, совмещение в абсолютном большинстве случаев вызывается, в основном, отсутствием способности к извлечению средств к существованию из основной профессии.

То есть, низким профессиональным уровнем.

Кто-то сейчас возмутится и скажет, что знания и юридические навыки не есть гарантия притока клиентуры. Абсолютно согласен, но они и не критерий профессионализма.

Профессионал – это лицо, зарабатывающее деньги с использованием навыков, остальные – квалифицированные любители. Как сборная Исландии по футболу.

И вот лицо вместо повышения профессионального уровня фактически пытается освоить новую профессию. Утрачивает интерес к повышению адвокатской квалификации и держится только за «корочку».

Происходит дополнительная депрофессионализация сообщества, хотя оно и без того сильно депрофессионализировано по ряду объективных исторических причин. И такая тенденция, к сожалению, – признак упадка.

В итоге мы не сможем различить – это адвокат взял рубанок или столяр выступает в прениях.

Мы, с одной стороны, хотим сузить круг юристов, имеющих право судебного представительства, а с другой – допускаем в него «столяров».

Но ситуация снова не так однозначна. Чем вызывается низкий профессионализм?

В первую очередь тем, что программа высшего юридического образования не дает необходимых адвокату знаний. И я сейчас не говорю о преподавании сугубо правовых дисциплин.

Не преподается или слабо преподается экономика профессии, не учат правильному составлению процессуальных документов, не учат риторике и профессиональной письменной речи, не учат общению с клиентом, пониманию его действительных потребностей, не учат зарабатывать адвокатской практикой, формировать цену своей работы, отсутствуют реально нужные прикладные дисциплины... в итоге выпускник никак не готов быть адвокатом.

Не дает особого эффекта и стажировка. Потому что стажировка – это практическое закрепление теоретических знаний. А как закреплять то, чего нет? Поэтому зачастую в период стажировки получаются некоторые обрывочные знания. Такое «запоминание руками» без анализа головой.

Что делать? Ответы в теории просты – равняться на медиков, увеличивать сроки и этапы обучения. Делать обязательной школу молодого адвоката сроком на год. Вводить в такой школе вступительный и выпускной экзамены. Установить, что до выпуска из школы адвоката лицо имеет право быть только помощником адвоката.

По результатам выпускного экзамена допускать к стажировке, увеличив полномочия стажеров, потому что сейчас уровень самостоятельных полномочий стажера и помощника – это курьер. Увеличивать срок стажировки до трех лет. Делать стажировку экономически выгодной для адвокатов кураторов. По результатам стажировки сделать обязательным рекомендательное письмо куратора для допуска к экзамену.

Заменить «вступительный взнос» оплатой права сдачи экзамена, а сам экзамен усложнить.

На этапе стажировки и обучения будущий адвокат вполне может подрабатывать и в других сферах. Заодно могут отсеяться люди, которые предпочтут иные виды деятельности.

Также необходимо отметить, что спасением будет и введение найма адвоката адвокатом. Очень часто приходится встречаться с ситуацией, когда талантливые адвокаты не умеют строить финансовые отношения с клиентом, не умеют организовывать график.

И в таком случае найм – это панацея, ведь он позволяет оставить таким узким талантам чистую юриспруденцию, а вопросы привлечения клиентуры, финансов, графиков и расписаний оставляет тем, кто в этом разбирается.

Также, работая по найму, смогут набирать практику и молодые адвокаты.
Поделиться