Популярные материалы

О Стандарте повышения квалификации
17 апреля 2019 г.
Светлана Володина
О Стандарте повышения квалификации
Интервью у Светланы Володиной берет руководитель Департамента информационного обеспечения ФПА РФ Мария Петелина

Дискуссии

Нвер Гаспарян
Советник ФПА РФ, вице-президент АП Ставропольского края

Крепостное право или полезная мера

20 февраля 2019 г.

О некоторых поправках, предлагаемых в Закон об адвокатуре



По поводу законопроекта № 469485-7 «О внесении изменений в Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"», внесенный членами Совета Федерации ФС РФ А.А. Клишасом, Л.Н. Боковой, депутатами Государственной Думы ФС РФ А.Б. Выборным, Д.Ф. Вяткиным, Н.В. Панковым и другими, достаточно много сказано: как в защиту, так и против.

Хотелось бы высказаться по поводу одного из положений, которое может коснуться тысяч наших коллег.

Напомню, что предлагается абз. 1 и 2 п. 5 ст. 15 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» изложить в следующей редакции: «Адвокат, имеющий стаж адвокатской деятельности не менее пяти лет и принявший решение об изменении членства в адвокатской палате одного субъекта Российской Федерации на членство в адвокатской палате другого субъекта Российской Федерации, уведомляет об этом заказным письмом совет адвокатской палаты субъекта Российской Федерации (далее также – совет адвокатской палаты, совет), членом которой он является. Адвокат, имеющий стаж адвокатской деятельности менее пяти лет, вправе изменить членство в адвокатской палате на основании решения совета адвокатской палаты, членом которой он является, предварительно согласованного с Федеральной палатой адвокатов в порядке, установленном Советом Федеральной палаты адвокатов».
 В обоснование необходимости принятия такой нормы разработчики в пояснительной записке указали следующее: «Данное предложение обусловлено тем, что ежегодно около 1500 адвокатов изменяют членство в адвокатской палате, причем большая часть из них – вскоре после сдачи квалификационного экзамена и приобретения статуса адвоката. Данная практика, по сути, представляет собой обход закона и требует законодательного реагирования».
 Совет ФПА РФ поддержал данный законопроект, сделав несколько замечаний. В частности, он предложил снизить с пяти до двух лет адвокатский стаж, дающий возможность беспрепятственной смены членства в адвокатской палате. Однако некоторые наши коллеги и отдельные палаты высказали свое негативное отношение к предлагаемому законоположению, сопровождая его экспрессивными эпитетами, вроде «крепостное право» или «ограничение свободы».

Критики нововведений используют различные аргументы, отмечая ограничительный и неопределенный характер проектируемой нормы, препятствующей, по их мнению, свободе передвижения, выбора места пребывания и жительства и нарушающей положения ч. 1 ст. 8 и ч. 1 ст. 27 Конституции РФ, гарантирующих единство экономического пространства в Российской Федерации, а также считают необоснованным предложение согласовывать изменение членства с ФПА РФ.

Отчасти можно понять коллег, которые попросту устали от продолжающихся законодательных новаций и изменений. В некоторых поправках представители самой независимой профессии интуитивно усматривают угрозу своей профессиональной свободе.

Не собираюсь навязывать свои выводы, а просто предлагаю объективно разобраться, таит ли данный законопроект какие-либо опасности для нашей свободы.

Дискутируемая тема представляет актуальность, потому что необходимость транзита из одной палаты в другую может коснуться многих адвокатов.

Ни для кого не секрет, что есть квалификационные комиссии адвокатских палат, где юристы сдают экзамены с почти 100% вероятностью, а есть такие, где вероятность сдачи равна примерно 50% (например, АП г. Москвы).

Такие, казалось бы, недопустимые контрасты могут объясняться несколькими причинами, в том числе и разными требованиями к кандидатам при одинаковых экзаменационных условиях. Так, в столичной квалификационной комиссии заседают известные в сообществе ученые, сдать которым устный экзамен гораздо сложнее, чем менее щепетильным и именитым коллегам на периферии. Кроме того, не следует забывать, что Россия – самая большая страна в мире, вобравшая в себя обширные территории из двух материков, где проживают люди, иногда сильно отличающиеся друг от друга по менталитету, обычаям и иным характеристикам.

Зная данную статистику, кандидаты в адвокаты сознательно меняют место жительства на доступный для поступления субъект РФ, временно регистрируясь по новому адресу, а после успешной сдачи экзамена возвращаются обратно в регион своего постоянного проживания, меняя свою регистрацию на прежнюю.

Сдавая документы в удобную для них палату, они вводят в заблуждение ответственных лиц, заверяя их в том, что в случае сдачи экзамена собираются практиковать именно там, а получив заветное удостоверение, забывают свои обещания.

Обход закона, о котором ведется речь в пояснительной записке, заключается в том, что согласно ст. 2 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 г. № 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» имеет место фиктивная регистрация гражданина Российской Федерации в жилом помещении без намерения в нем пребывать (проживать), а исключительно с целью получения статуса.

Кроме того, нарушается решение Совета ФПА РФ от 2 апреля 2010 г. (с дополнениями и изменениями от 30 ноября 2010 г., 16 февраля и 21 марта 2018 г.) (Протокол № 4) «О порядке изменения адвокатом членства в адвокатской палате и исполнении Положения о порядке сдачи квалификационного экзамена на присвоение статуса адвоката», согласно которому статус адвоката может быть приобретен только в палате региона, где претендент имеет постоянную регистрацию по месту жительства.

Согласитесь, что такую практику нельзя считать нормальной и не требующей общероссийского регулирования.

Имеется и другая проблема, когда адвокаты на постоянной основе занимаются адвокатской деятельностью не в том регионе, где они зарегистрированы. К сожалению, нет точных статистических сведений о численности таких коллег, которые фактически утрачивают тесную организационную связь с адвокатской палатой, не участвуют в уголовных делах по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, в оказании бесплатной юридической помощи и т.д.

Отсутствие относимой и понятной процедуры миграции адвокатов из палаты в палату в условиях нарастающего экономического кризиса может привести к массовым переездам адвокатов из ущербных в экономическом отношении регионов в процветающую столицу.

Может случиться так, что коллеги из малочисленных палат (где числится от нескольких человек до нескольких десятков адвокатов) могут переехать в Москву либо иные мегаполисы, оставив на хозяйстве одного президента, парализовав участие адвокатов по назначению и лишив граждан своего региона права на квалифицированную юридическую помощь.
По этой причине законодатель, а равно адвокатское сообщество не могут оставаться индифферентными к вопросу миграции адвокатов внутри страны.

Понимаю, что данный законопроект может окончательно и не решить имеющиеся проблемы, вместе с тем он является необходимым шагом в этом направлении, поскольку законодательная регламентация все же лучше, чем отсутствие таковой.

На мой взгляд, являются беспочвенными рассуждения тех критиков, которые считают, что данный законопроект нарушает ст. 27 Конституции РФ и препятствует свободе передвижения, выбора места пребывания и жительства адвокатов. В то время как предложения ФПА РФ снизить с пяти до двух лет адвокатский стаж, дающий возможность беспрепятственного перехода, мне представляются обоснованными.

Как известно, их условно поддержал и Генри Резник в своей публикации «Системный сбой»: « На первый вопрос уже поступила правильная реакция коллег: срок в пять лет чрезмерен, достаточно двух или даже одного года. Но – добавлю от себя – при условии правомерности самой поправки» (с которой он не согласен).

Согласно такой законодательной конструкции, если адвокат имеет стаж более двух лет и желает сменить палату, то он уведомляет об этом заказным письмом совет адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, членом которой он является.

Иными словами, для подавляющего большинства адвокатов России, имеющих адвокатский стаж более двух лет, предусматривается самый удобный уведомительный характер перехода из одной палаты в другую.
 При этом право на свободу передвижения, предусмотренное ст. 27 Конституции РФ, не только не нарушается, но и самым очевидным образом реализуется.

А вот если адвокатский стаж составляет менее двух лет, то законопроект как раз и предусматривает осуществление перехода на основании решения совета адвокатской палаты, членом которой он является, предварительно согласованного с Федеральной палатой адвокатов.

Если внимательно посмотреть на норму, то ничего пугающе нового в ней нет, адвокаты и ранее обращались с этим вопросом именно в Совет палаты.

Как видно, для молодых коллег со стажем работы до двух лет предусмотрен разрешительный характер смены палаты, вместе с тем не имеется принципиального запрета на переход. То есть допускается возможность транзита в другой регион, и тем, у кого стаж, скажем, полгода, но в таком случае адвокат должен обосновать свое решение какими-либо уважительными обстоятельствами (например, реальный переезд в другой субъект в связи с семейными проблемами, необходимостью лечения и т.д.).

В любом случае нет никаких оснований полагать, что Совет палаты сможет произвольно отказать адвокату, если его заявление подкреплено объективными причинами.

Предполагаю, что адвокату, имеющему стаж работы до двух лет и ранее получившему статус в данной палате с использованием вышеописанных обманных технологий, может быть справедливо отказано.

Независимо от этого, адвокат со стажем менее двух лет всегда сможет обжаловать законность решения Совета палаты об отказе в переходе в другую палату, поскольку идет речь о возможном нарушении его прав.

Следует иметь в виду, что право граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства не является абсолютным и может быть ограничено.
Так, согласно ст. 8 Закона РФ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» данное право ограничивается на территориях с определенным режимом.

Полагаю, что аналогично этому в интересах адвокатского сообщества могут предусматриваться специфические правила, позволяющие временно ограничивать переход тех адвокатов, которые пришли в эту палату только за получением статуса, изначально не намереваясь в ней адвокатствовать, и которые фактически нарушили решение Совета ФПА РФ от 2 апреля 2010 г.

Совершенно очевидно, что при наличии такой полезной нормы в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» до раннего перехода дело просто не дойдет, так как кандидаты в адвокаты ее учтут еще до принятия решения, где сдавать экзамены. Им ведь совершенно невыгодно будет два года пребывать в другом субъекте и ждать наступления возможности перевода.

Предлагаемый законопроект ставит своей целью отпугнуть будущих адвокатов от участия в «миграционных каруселях», и в этом его безусловная ценность.

Вместе с тем я согласен с теми коллегами, которые посчитали невозможным отождествлять право на свободу передвижения по стране и выбор места жительства с правом осуществления адвокатской деятельности в любой из палат.

Очевидно, что у каждого гражданина имеется право, предусмотренное ст. 27 Конституции РФ, однако право адвоката на переход из одной палаты в другую, хотя и имеется, связано с различными условиями и особенностями, присущими только адвокатской деятельности. Например, возможность перехода только после уплаты всех задолженностей и завершения возбужденного в отношении данного адвоката дисциплинарного производства.

В качестве другого примера рассмотрим представителя медицинской профессии. Врач переехал на постоянное местожительство из Сахалинской области в Камчатский край, но на работу там его не приняли. Значит ли это, что нарушено право этого врача на свободу передвижения, выбора места пребывания и жительства? Очевидно, что нет, поскольку свое конституционное право на свободу передвижения и выбор места жительства он беспрепятственно реализовал, а вот право на труд или выбор профессии тут не причем.

Данный законопроект не таит в себе угрозы нарушения конституционных прав еще и потому, что любой адвокат вправе осуществлять адвокатскую деятельность в любом субъекте РФ и вправе беспрепятственно выехать в любой регион страны для защиты или представительства, но не вправе вести постоянную адвокатскую деятельность вне палаты, членом которой он является.

Нельзя согласиться с оппонентами в том, что законопроект нарушает ч. 1 ст. 8 Конституции РФ, поскольку он не посягает на единое экономическое пространство РФ, единую финансовую политику, а также принцип свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств, поскольку им не предусматривается полный запрет на переход адвокатов со стажем до двух лет (согласно позиции ФПА РФ) из одной палаты в другую, а возможность ведения адвокатской деятельности в любом регионе страны всегда имеется.

Следующий момент, который привлек внимание критиков законопроекта, связан с необходимостью предварительного согласования с Федеральной палатой адвокатов соответствующего решения совета адвокатской палаты. Они полагают, что участие ФПА РФ в этом вопросе ничем не обосновано, а создание столь сложной системы изменения членства делает ее зарегулированной, длительной и бюрократической.

Позволю себе напомнить, что производить согласования с ФПА предлагается только адвокатам, меняющим членство в палате, со стажем менее двух лет.

В данном случае присутствие Федеральной палаты в этой процедуре призвано обеспечить законность и обоснованность принимаемых советами палат решений, а для адвокатов это дополнительная возможность добиться перехода без обращения в суд в случае, если вдруг совет проявит необъективность и предвзятость.

В соответствии со ст. 35 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»: «Федеральная палата адвокатов как орган адвокатского самоуправления в Российской Федерации создается в целях …… координации деятельности адвокатских палат, обеспечения высокого уровня оказываемой адвокатами юридической помощи, а также реализации иных задач, возложенных на адвокатуру в соответствии с законодательством Российской Федерации».
 Координация деятельности адвокатских палат не позволит, например, осуществлять массовый переход адвокатов из малочисленных палат, исключит невозможность выполнять обязанности по назначению и т.д.

Таким образом, участие ФПА РФ в согласовании решения совета об изменении адвокатом своего членства на другую палату продиктовано необходимостью координации деятельности адвокатских палат, учета и обобщения происходящих в сообществе миграционных процессов, а также обеспечения законности и обоснованности принимаемых решений в интересах адвокатов.

Что касается упреков в возможной длительности этой процедуры, то законопроект как раз и предусматривает принятие Советом Федеральной палаты адвокатов соответствующего порядка, в котором будут прописаны разумные и оптимальные сроки.

Кстати, было бы нелишним в этом порядке прописать конкретные и понятные основания, в силу которых возможен отказ в переходе, чтобы исключить принятие советами палат произвольных решений.

Как представляется, рассматриваемый законопроект с учетом поправок, внесенных Советом ФПА РФ, никакого отношения к «крепостному праву» не имеет, а представляет собой полезную меру, ставящую своей целью наведение порядка в этой неурегулированной сфере адвокатской жизни.
Поделиться