Популярные материалы

Алексей Королев
27 февраля 2020 г.
Наши разногласия
Федеральная палата адвокатов раскритиковала отчет аудитора Счетной палаты РФ
Самое трудное в защите – доказывать очевидное
26 февраля 2020 г.
Вадим Клювгант
Самое трудное в защите – доказывать очевидное
Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант дал интервью журналу «Уголовный процесс»
Адвокатура должна беречь себя
25 февраля 2020 г.
Борис Золотухин
Адвокатура должна беречь себя
Героем девятого выпуска «Тараборщины» стал адвокат, член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин
Максим Семеняко
21 февраля 2020 г.
У Совета адвокатской палаты нет задачи «наказать» адвоката
Нужно выработать правильный единообразный подход к сложным этическим вопросам, не описанным в КПЭА
Олег Баулин
21 февраля 2020 г.
МФЦ может стать структурой, действующей и от имени государства, и против него в интересах частных лиц
О концепции развития многофункциональных центров предоставления госуслуг
Александр Крохмалюк
Главный редактор журнала "Российский адвокат"

Информационные войны – преступление без наказания

3 марта 2015 г.

О неправовом использовании информационных технологий



В ходе прошедших 20–21 февраля в Екатеринбурге Ковалёвских чтений была поднята проблема, которая грозит стать, если уже не стала, главной проблемой XXI в.
Речь идет о неправовом использовании информационных технологий для достижения геополитических, внутриполитических, социальных, демографических и многих других целей, которые ставят перед собой транснациональные союзы и корпорации, национальные правительства и политические силы, а также различные группы людей с разной степенью влияния и материальных возможностей.
Обратившись поначалу к, казалось бы, достаточно узкой и предметной теме охраны уголовного судопроизводства от произвольных «интерпретаций», организаторы мероприятия неожиданно для себя пришли к выводу о том, что информационные технологии стали активно применяться не только в судебных спорах, но и во многих других областях государственной и общественной жизни. И если в уголовной сфере интерпретация фактов и обстоятельств с целью вынесения «нужного» приговора оборачивается несправедливыми, неправовыми решениями, осуждением невиновных и оправданием виноватых, то использование соответствующих методов в глобальной политике приводит к значительно более тяжким последствиям: «виноватыми» оказываются все несогласные с «генеральной линией партии» или таковыми объявляются целые страны и нации.
На конференции в Екатеринбурге прозвучало множество интересных докладов, в которых эта проблема анализировалась с разных сторон. В частности, был предложен термин «биоинформационное пространство», предпринята попытка поговорить о защите прав человека в интернете, была даже установлена взаимосвязь информационной политики и состояния агропродовольственного рынка. Но главный вопрос – как защитить человека от несанкционированного внедрения в его мозг нужных кому-то идей и устремлений – остался без ответа.
Нет, конечно, большинство участников конференции были полностью за то, чтобы дать отпор информационным провокациям Запада. Но тактично умолкали, когда речь шла о собственных провокаторах, которых Генри Маркович Резник однажды назвал «информационной хунтой». Когда у большого ученого, выступившего с докладом о том, что массовая дезинформация является уголовно-правовой проблемой, спросили, кого нужно привлекать к ответственности за подобные деяния, он, не колеблясь, указал на западных «партнеров». Но что делать, когда дезинформация рождается в недрах собственной страны, подсказать не смог.
Другой профессор заметил, что характер информационной войны предполагает адекватные способы отвечать на провокации. Но ведь от этого война не становится мирным диалогом, заметили его оппоненты, а способы и методы ее ведения по-прежнему остаются неправовыми. И правовед замолчал…
Думается, в современных условиях было бы наивно полагать, что одна конференция может спасти мир от нарастающего психоза информационного противостояния, вовлекающего в водоворот нетерпимости все большее число людей. Но отрадно уже то, что появилось понимание грозящей опасности. А после убийства Бориса Немцова об этом заговорили открыто.
Если вернуться к тезису о биоинформационном пространстве, можно предположить, что применение информационных технологий, подчиняющих людей идеям войны (не столь важно – информационной, холодной или горячей), в условиях стремительного развития медиакоммуникаций сродни применению биологического или даже ядерного оружия. Во всяком случае, наблюдаемые ныне повсеместно примеры массового заражения большого количества людей идеями-шаблонами, за границами которых самостоятельное мышление отказывается работать, позволяет выдвинуть такую гипотезу.
Остановить или хотя бы затормозить этот процесс могут только согласованные действия представителей гражданского общества, которые способны выработать документ, основанный на фундаментальных правовых принципах, защищающих интересы личности и конкретного человека. Это может быть Конвенция об использовании информационных технологий или иной акт, обеспечивающий правовое регулирование данной сферы.
Не стоит забывать, что многое зависит от каждого из нас, от того, как мы сами ведем себя в медийном пространстве – в блогах, социальных сетях и на других публичных площадках. Чему посвящены наши выступления, наши посты в интернете? Мы ищем пути примирения, взаимодействия, сотрудничества или подливаем масла в костер войны?
Поделиться