Популярные материалы

Михаил Толчеев
11 августа 2022 г.
Адвокат – не торговец, а самурай
Концептуальные подходы к решению вопроса об отказе от защиты
Право призвано сделать жизнь предсказуемой, доступной и безопасной
21 июля 2022 г.
Владимир Плигин
Право призвано сделать жизнь предсказуемой, доступной и безопасной
Рождающиеся правовые нормы должны быть законными и легитимными, не опираясь только на предполагаемый большой объем принуждения
Работаем прозрачно, требовательно и ответственно
15 июля 2022 г.
Елена Кузьмина
Работаем прозрачно, требовательно и ответственно
Все правоохранительные органы и суды Чувашской Республики довольны КИС АР
Борис Золотухин
13 июля 2022 г.
Оправданная жесткость
О введении наказания за пропаганду наркотиков в интернете
Адвокат по назначению не должен быть статистом для суда
1 июля 2022 г.
Елена Леванюк
Адвокат по назначению не должен быть статистом для суда
При наличии в уголовном деле добросовестного защитника по соглашению защитник по назначению в нем участвовать не может
Николай Жаров
Член Совета ФПА РФ, президент АП Костромской области

Альтернативный проект Стандарта

25 ноября 2016 г.

Совет АП Костромской области направил в КЭС альтернативный вариант проекта Стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве



Во исполнение решения Совета АП Костромской области я официально направил на имя президента ФПА РФ – председателя Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам Юрия Пилипенко подготовленный рабочей группой Совета АП Костромской области проект Стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве. Полный текст проекта приводится здесь, но, предваряя его, хотелось бы сделать несколько важных, с моей точки зрения, пояснений.

За разработку альтернативного проекта мы взялись потому, что обычный критический разбор существующего проекта не имеет практического смысла. Формулирование же своих предложений в позитивном виде путем редактирования текста этого проекта оказалось невозможным, так как у нас был другой взгляд на метод изложения, в связи с чем требовалась и другая структура документа. Иного выхода, чем создание собственного текста, у нас, таким образом, не осталось.

Структура нашего проекта определена предметом стандартизации, к которому мы отнесли порядок вступления адвоката в уголовное дело и прекращения участия в нем, порядок осуществления адвокатом отдельных прав и обязанностей защитника, а также исключительные случаи временного приостановления осуществления адвокатом полномочий защитника.

Определяя предмет стандартизации, а в соответствии с ним – и всю структуру стандарта, мы исходили из того, что адвокат может осуществлять защиту клиента по уголовному делу, лишь используя предоставленные ему УПК РФ полномочия. При этом УПК в своей статье 53 эти полномочия обозначает как права адвоката, но не как его обязанности. В связи с этим мы считаем, что было бы неправильно трансформировать в стандарте все предусмотренные УПК права защитника в обязанности являющегося защитником адвоката, но с оговоркой, что эти права адвокат обязан осуществлять лишь в случае необходимости (как это, по сути, сделано, в первоначальном проекте). Именно по этой причине в нашем проекте мы исходили (с точки зрения метода изложения) из использования адвокатом своих полномочий защитника именно как его прав с указанием в тексте лишь конкретных случаев, когда уклониться от использования соответствующего права адвокат не может. Во всех остальных случаях адвокат как независимый советник по юридическим вопросам должен быть свободен от нормативной регламентации порядка осуществления принадлежащих ему полномочий защитника.

Мы также считаем объективно невозможным определить универсальный (т.е. осуществляемый в каждом деле) минимум действий адвоката по защите своего доверителя. При желании этот предельно условно определяемый минимум можно для молодых адвокатов изложить на основе стандарта в методическом пособии.

В нашем проекте мы сознательно исключили и какую-либо регламентацию тактики защиты. Исходя из словарного значения слова «тактика», мы определяем «тактику защиты» как основанную на профессиональной подготовке адвоката совокупность приемов, способов и средств, используемых им в конкретном уголовном деле для достижения предпочтительного для клиента исхода этого дела. Именно потому, что в нашем понимании тактика защиты сугубо индивидуальна, мы не считаем возможным ее нормативно закреплять. Хотя и здесь есть исключения. Например, регламентация в проекте стандарта первого свидания адвоката с подзащитным при желании может быть рассмотрена в качестве нормативного описания тактического приема защиты. Но мы не углублялись в пустое теоретизирование. Нормативный акт и монография или методичка – это две большие разницы. Мы стремились сделать наш проект именно нормативным актом, понятным при изучении, полезным при применении и удобным при поиске его норм.

В проекте, безусловно, имеется множество спорных положений, существование аргументов против которых очевидно и для самих разработчиков. Тем не менее мы включили эти положения в текст (например, о возможности заключения соглашения на защиту лишь на одной стадии процесса и праве адвоката прекратить участие в деле по окончании этой стадии; о цели и пределах защиты; о временном приостановлении защиты и т.д. и т.п.). Наличие в проекте спорных (не путать с необоснованными) положений мы считаем полезным для дальнейшего обсуждения.

Сам текст проекта стандарта составлен мною. Полноправными соавторами в разработке структуры, определении метода изложения и содержания норм проекта явились коллеги – вице-президент АП Костромской области Юрий Зиновьев и член Совета АП Костромской области Алексей Гусаков. И, конечно, так сказать, пособником нашего нормотворчества мы считаем Дмитрия Николаевича Талантова, чей проект стандарта не только послужил отправной точкой наших собственных размышлений, но и частично был использован нами при создании альтернативного текста. Выражаю всем названным коллегам искреннюю благодарность.
Поделиться