Популярные материалы

«Мы всегда открыты к новым образовательным проектам»
28 марта 2024 г.
Юлия Муллина
«Мы всегда открыты к новым образовательным проектам»
Повышение профессионального уровня в арбитраже будет полезно адвокатам не только для ведения арбитражных разбирательств, но и для судебных процессов
Дисциплинарная практика – неотъемлемая форма самоконтроля профессиональной корпорации
1 марта 2024 г.
Акиф Бейбутов
Дисциплинарная практика – неотъемлемая форма самоконтроля профессиональной корпорации
Основная задача дисциплинарных органов – выработать единые подходы к оценке действий (бездействия) адвоката в той или иной ситуации
Работать во благо адвокатуры, во благо людей
1 февраля 2024 г.
Юрий Денисов
Работать во благо адвокатуры, во благо людей
1 февраля 2024 г. отмечает профессиональный юбилей президент АП Владимирской области Юрий Васильевич Денисов
Адвокат, воплотивший мечту детства…
28 января 2024 г.
Алексей Галоганов
Адвокат, воплотивший мечту детства…
К 70-летию Алексея Павловича Галоганова
Брянская адвокатура – социально ориентированное профессиональное сообщество
25 января 2024 г.
Михаил Михайлов
Брянская адвокатура – социально ориентированное профессиональное сообщество
В благотворительных акциях Адвокатской палаты Брянской области ведущую роль играют молодые адвокаты

Любая позитивная инициатива допустима

15 марта 2024 г.

Работа в Совете молодых адвокатов – это возможность найти среди коллег единомышленников, которые являются дружной командой

Татьяна Карасёва

Заместитель председателя Союза молодых адвокатов России, председатель Совета молодых адвокатов АП Пензенской области
Заместитель председателя Союза молодых адвокатов России, председатель Совета молодых адвокатов АП Пензенской области (далее – АППО), кандидат юридических наук Татьяна Карасёва в интервью «АГ» рассказывает о целях и задачах молодежных адвокатских объединений, размышляет о несовершенстве норм некоторых законов и практики их применения, выступает за активный образ жизни и объясняет, почему полезно на какое-то время отвлечься от того, с чем адвокаты постоянно сталкиваются и чем преимущественно занимаются.


– Татьяна Николаевна, в течение какого времени Вы возглавляете Совет молодых адвокатов АП Пензенской области (далее – СМА, Совет)?

– Чуть более пяти с половиной календарных лет. Мое пребывание в статусе председателя СМА Пензенской области условно можно разделить на три периода: с февраля 2018 г., когда Совет Адвокатской палаты Пензенской области (далее – АППО) по представлению президента АППО (на тот момент – Николая Викторовича Демерзова) впервые утвердил мою кандидатуру; затем – с 2020 г., когда обновленным в порядке очередной ротации составом СМА моя кандидатура как действующего председателя была единогласно поддержана всеми членами Совета; и, наконец, с 18 октября 2023 г.– первого заседания обновленного состава СМА.

До настоящего времени ни от кого из его участников не поступило возражений против продолжения исполнения мной имеющихся обязанностей, а равно никем не оспаривалось решение Совета АППО об утверждении в конце сентября 2023 г. моей кандидатуры, предложенной по представлению действующего в настоящее время президента АППО Александры Георгиевны Матвеевой.

Несмотря на безусловную благодарность коллегам за оказываемое доверие, для себя лично куда более важной задачей всегда видела не постоянное, условно говоря, удержание за собой вышеуказанного статуса, а возможность найти среди коллег единомышленников, которые готовы будут поддерживать друг друга не потому, что состоят в одной команде, а потому, что они и есть – команда, сила которой – в каждом ее участнике.

Адвокаты в принципе – достаточно независимые и свободолюбивые люди. И это, кстати, совсем неплохо, поскольку никто, в том числе при создании Совета молодых адвокатов, не ставил цели сформировать группу послушных и лишенных какой-либо инициативы и собственного мнения людей.

– С какой целью был создан Совет молодых адвокатов Пензенской области?

– СМА – это общественный орган АППО, консолидирующий молодых адвокатов региона и представляющий их интересы в Совете палаты. Все члены СМА, независимо от того, кто конкретно из нас является председателем, его заместителем либо просто входит в состав «актива» Совета, между собой абсолютно равны и равноправны. СМА осуществляет свою деятельность на общественных, добровольных началах, и, как в том числе прямо закреплено в Положении «О Совете молодых адвокатов Адвокатской палаты Пензенской области», любой член СМА ПО не лишен возможности прекратить свои полномочия досрочно и выйти из состава Совета по собственной инициативе.

В том числе поэтому, убеждена, принуждением, давлением, каким-либо иными негативными методами положительного и полезного для сплочения всего адвокатского сообщества объединения и саморегулирования деятельности молодых адвокатов в вопросах повышения профессионального уровня, изучения истории и традиций адвокатского сообщества Пензенского края, получения навыков самостоятельной профессиональной и общественной деятельности, а равно оказания содействия Совету АППО в достижении вышеобозначенных целей и задач, достичь в лучшем случае – затруднительно и крайне сомнительно, а по мне – невозможно в принципе.

За прошедшие годы неоднократно менялся и численный, и персональный состав СМА. Немало проектов и мероприятий было организовано и проведено как по инициативе членов СМА, так и по поручению (в том числе совместно) президента и Совета АППО.

Однако главное, ради чего в принципе создаются и существуют советы молодых адвокатов по всей России, – поддержание высоких нравственно-этических стандартов адвокатской профессии, стимулирование профессионального роста молодых адвокатов, а самое важное – возможность не просто общаться и взаимодействовать с коллегами как с представителями одной профессии, а найти среди них настоящих и верных друзей.

– Какие задачи стоят перед Советом, что изменилось за последние годы?

– Наш Совет впервые был создан решением Совета АППО от 12 ноября 2010 г. № 25 (с изменениями, в т.ч. от 2 февраля 2018 г., протокол № 4). Согласно этому Положению целью формирования СМА явилось создание действующего на общественных началах на постоянной основе исполнительного и координирующего органа деятельности молодых адвокатов, стажеров и помощников АППО для решения задач по следующим направлениям:

  • консолидация и саморегулирование деятельности молодых адвокатов, стажеров и помощников адвокатской палаты Пензенской области в вопросах повышения профессионального уровня;
  • развитие социальной активности молодых адвокатов, стажеров и помощников;
  • обеспечение культурно-массового досуга молодых адвокатов, стажеров и помощников;
  • укрепление связей между адвокатскими образованиями Пензенской области, развитие и укрепление межрегиональных и международных связей молодых адвокатов, стажеров и помощников Пензенской области с другими адвокатскими сообществами;
  • содействие в реализации общественно значимых адвокатских инициатив.

В принципе, уже сейчас можно смело сказать, что СМА – не бесполезное объединение, поскольку даже за прошедшие пять лет (не берусь оценивать СМА в период, когда сама непосредственно не имела отношения к его деятельности) нашему Совету есть чем гордиться, хотя и, безусловно, есть над чем работать и к чему стремиться.

В частности, по инициативе и при непосредственном участии членов СМА в АППО выстраивается четкая система профессиональной подготовки молодых адвокатов, стажеров и помощников адвокатов. Силами молодых адвокатов не раз организовывались (и надеемся, будут и в последующем проводиться) учебные игровые процессы по реальным делам, а также обучающие конкурсы, деловые игры, семинары-дискуссии, в ходе которых пензенские адвокаты имеют возможность не только проявить свои ораторские способности (в том числе, в проекте «Дебаты»), но и подискутировать с коллегами, пытаясь найти ответы на многочисленные вопросы, с которыми нередко приходится сталкиваться на практике при оказании квалифицированной юридической помощи. Культурно-развлекательные и праздничные мероприятия для адвокатов АППО также не остаются без внимания членов СМА.

Кроме того, представители СМА достаточно активно участвуют в спортивных мероприятиях и проектах. В частности, адвокаты АППО не раз соревновались с представителями иных трудовых коллективов города Пензы в рамках традиционных спортивных мероприятий, посвященных Дню физкультурника в России, которые организовывались Администрацией Ленинского района города Пензы при поддержке и непосредственном участии представителей СМА в рамках сотрудничества по физической культуре, спорту и молодежной политике. Причем в спортивных мероприятиях, в том числе по волейболу, футболу, а равно и во всех организуемых по инициативе и непосредственном участии членов СМА мероприятиях вправе участвовать любой желающий адвокат АППО, независимо от пола, возраста и/или принадлежности к тому или иному адвокатскому образованию.

Наконец, значимым и важным направлением в деятельности молодых адвокатов Пензенской области является их активное участие в реализации Межрегионального проекта по правовому просвещению «Адвокатура в школе».

– Есть ли у вас представление о том, как далее следует развиваться СМА, может ли Совет взять на себя какие-то новые, ранее не свойственные ему функции?

– Давать какие-либо прогнозы относительно появления новых, ранее не свойственных для СМА функций, пока, наверное, затруднюсь, поскольку, на мой взгляд, система распределения обязанностей тем хороша и правильна, что за каждым субъектом, по сути, уже закреплены определенные права, обязанности и полномочия. Любая позитивная инициатива здесь допустима и, как правило, только приветствуется, при условии непротиворечия и/или соответствия требованиям действующего законодательства, а также исходя из этических императивов адвокатского сообщества. В то же время прекрасно понимаем, что взять на себя выполнение функций, которые, в том числе действующим законодательством, отнесены к исключительной компетенции, например, президента АППО, вряд ли сможет как СМА в целом, так любой из его участников.

– Вы стояли у истоков создания Союза молодых адвокатов России. Оправдалась ли, на Ваш взгляд, идея создания такой организации на федеральном уровне? Какие вопросы Вы курируете в качестве заместителя председателя СМАР?

– Роль молодежных объединений адвокатов, в том числе в организации процесса передачи профессиональных знаний и традиций адвокатуры от старшего поколения адвокатов к младшему, переоценить сложно. Те цели, которые ставились перед Союзом молодых адвокатов России, созданным в 2018 г., во многом были достигнуты, а появляющиеся со временем новые цели, задачи и проекты СМАР продолжают успешно реализовываться силами молодых адвокатов именно благодаря их энтузиазму, энергии и неравнодушию к актуальным проблемам адвокатского сообщества. Правда, сразу оговорюсь, при безусловной поддержке и во взаимодействии с более опытными адвокатами – наставниками.

Создание консолидированного сообщества молодых адвокатов как части адвокатского сообщества РФ, выявление проблем и потребностей, с которыми сталкиваются молодые адвокаты, и выработка предложений по их решению, содействие созданию условий для профессионального роста молодых адвокатов и повышению их социальной активности, осуществление научно-практических исследований по проблемам адвокатуры, взаимодействие с Федеральной палатой адвокатов РФ и адвокатскими палатами субъектов РФ, расширение международных, профессиональных и культурных связей, популяризация института адвокатуры в обществе и поднятие авторитета адвокатской деятельности, в том числе посредством участия в проектах по правовому просвещению населения, – все это успешно реализуется во многом именно благодаря участникам созданного на федеральном уровне молодежного движения под названием «Союз молодых адвокатов России».

В настоящее время к числу основных вопросов, за которые я, как один из заместителей избранной в июне 2023 г. на должность председателя СМАР Екатерины Худовой, отвечаю, относятся вопросы взаимодействия с представителями региональных адвокатских палат в целях распространения и реализации Межрегионального проекта правового просвещения несовершеннолетних «Адвокатура в школе».

– Чем Вам запомнились первые Всероссийские конгрессы молодых адвокатов и чего вы ожидаете от IV конгресса, который пройдет летом 2024 г. в Великом Новгороде?

– На Первом Всероссийском конгрессе молодых адвокатов, проходившем в 2016 г. в Ялте, по сути, был заложен фундамент для создания СМАР. Большинство активных участников Союза являются лидерами молодежных движений в субъектах РФ, таких как советы молодых адвокатов при соответствующих адвокатских палатах. Тогда в Ялте все мы познакомились, обменялись опытом создания и реализации проектов, направленных на развитие адвокатуры, и стали поддерживать дружеские отношения после завершения Конгресса.

Второй Всероссийский конгресс в сентябре 2018 г. запомнился особой душевной, дружеской атмосферой, когда, по сути, все коллеги из более чем 60 субъектов РФ воспринимались как члены одной большой адвокатской семьи и как настоящие друзья. Кроме того, приятным «бонусом» лично для меня стала тогда победа в номинации «За четкость аргументации» в конкурсе профессионального ораторского мастерства «Дебаты». И спустя годы почему-то именно эта награда, несмотря на многие иные, полученные мной как ранее, так и в последующем, является для меня особенно значимой и ценной.

От предстоящего IV Конгресса жду как минимум – позитивных эмоций и встречи с коллегами из иных субъектов РФ, с которыми дружим уже не первый год. В том, что организаторы вновь подарят всем нам яркую, интересную и запоминающуюся конкурсную и не только программу, даже не сомневаюсь.

– Прежде чем выбрать профессию юриста, Вы параллельно получили четыре высших образования, закончив обучение с красными дипломами. Расскажите, какие специальности Вас привлекали и почему выбор был сделан в пользу юриспруденции? Окончив Пензенский государственный университет, Вы прошли стажировку и 28 октября 2011 г. приняли присягу адвоката. А освоить иные юридические профессии не было желания?

– Действительно, помимо красного диплома о высшем юридическом образовании по специальности «Юриспруденция», с аналогичными показателями окончила Дипломатическую академию МИД РФ, Академию государственного управления при полномочном представителе Президента РФ. Также имею диплом о дополнительном образовании к основному высшему образованию по специальности «Переводчик в сфере профессиональной коммуникации». Между тем однозначно могу утверждать, что себя никогда вплоть до настоящего времени ни в какой иной сфере деятельности или иной профессии, кроме адвокатуры, не видела и представлять не хочу.

– Обозначьте, пожалуйста, круг ваших профессиональных интересов. В каких делах вы предпочитаете принимать участие? Можете ли рассказать о наиболее интересных и значимых случаях из вашей практики?

– За редким исключением, в каждом деле было, пожалуй, что-то значимое, интересное и, если так можно выразиться, уникальное для моего профессионального роста и формирования меня как адвоката.

Не особо люблю и не считаю правильным рассказывать о победах и достижениях, которых удавалось и удается достичь по делам моих доверителей, даже если «обезличить» основные идентифицирующие непосредственно самих доверителей показатели по делам. Не исключаю, что мое понимание неразглашения и сохранения непубличного характера в отношении дел, находящихся в моем адвокатском производстве, как и вопросов, с которыми ко мне обращаются мои доверители, без прямого на то поручения со стороны непосредственно самих доверителей – не совсем верный подход. Вместе с тем придерживаюсь мнения, что мои профессиональные как адвоката победы – не повод для самопиара за счет разглашения, пусть и в формально «обезличенном» виде, проблем, с которыми ко мне обращаются мои доверители, без объективных к тому предпосылок и без прямого на то поручения самих доверителей.

Если говорить про круг моих профессиональных интересов, то назову вопросы в сфере законодательства о гражданстве Российской Федерации, вопросы миграционной политики, дела, касающиеся защиты прав и законных интересов ребенка. По изложенным вопросам, в том числе с согласия моих доверителей, имеется ряд публикаций, в том числе в «Адвокатской газете».

Небезынтересными для меня являются достаточно актуальные и сегодня для многих граждан вопросы, возникающие в сфере банковско-кредитных отношений. Подобные дела в настоящее время также присутствуют в производстве. Не исключаю, что о результатах и принятых по данным делам судами решениях смогу рассказать в последующем. Однако по объективным причинам, в том числе в силу требований ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в настоящее время не имею права и полномочий распространять какие-либо сведения и подробности по делам, производство по которым еще не завершено.

– При защите доверителей, которым грозила депортация, а также в делах, связанных с проблемами защиты прав детей, вам приходилось сталкиваться с несовершенством норм действующих законов. Если да, то каких именно?

– Было бы наивным утверждать, что все везде прекрасно и что закон работает всегда, везде и именно так, как этого требуют соответствующие нормативно-правовые акты.

Не стану отрицать: иной раз приходилось убеждаться в справедливости суждения о том, что «есть закон, а есть практика его применения». Рассуждать о несовершенстве действующего законодательства можно долго, но, боюсь, если приступлю к анализу миграционного либо любого иного действующего законодательства, рискую в лучшем случае просто отнять время у тех, кто, возможно, данное интервью возьмется прочесть.

Не вижу оснований критиковать, тем более публично, и правоохранительную систему в целом, и абсолютно всех представителей судейского сообщества, среди которых, справедливости ради замечу, немало действительно грамотных профессионалов, знающих и умеющих трактовать действующее законодательство, не позволяя искажать саму суть правосудия.

Но за 12 лет адвокатской практики при обжаловании действий и решений должностных лиц в сфере миграционного законодательства, в том числе когда шла речь о депортации, административном выдворении моих доверителей, о законности получения последними паспорта, а соответственно, и гражданства Российской Федерации, к сожалению, не раз встречала судей, которые, за редким исключением, демонстрировали свою крайне неудовлетворительную квалификацию при рассмотрении такого рода категории дел. Хочется верить, в будущем, возможно, после обязательного прохождения представителями судейского сообщества соответствующего курса по обучению и повышению профессиональной квалификации подобные прецеденты в виде неправосудных судебных актов если и не исчезнут, то хотя бы будут сведены к минимуму.

Увы, но до сих пор в судебных актах понятие недействительного паспорта приравнивается к «незаконно выданному», а основания получения российского гражданства в порядке признания подменяются основаниями для приобретения такового. При этом субъекты ответственности, как и иные необходимые элементы состава тех или иных правонарушений либо преступлений, по тем или иным причинам нередко определяются совсем не те, которые названы действующим законодательством.

Немало пробелов как в законодательстве, так и в практике его применения встречается в делах о защите прав несовершеннолетних. В частности, к родителям, по чьей вине абсолютно не выполняются установленные в ст. 69 Семейного кодекса РФ родительские обязанности, в том числе по содержанию детей, крайняя мера по искам о лишении родительских прав фактически не применяется.

До сих пор суды, а равно органы опеки и прокурор в своих заключениях руководствуются исключительно «недостаточным» размером задолженности по алиментам, игнорируя при этом продолжительность неуплаты, совершенно не учитывая размер ежемесячных выплат, которые определены к взысканию с родителя – должника как алименты на содержание ребенка в месяц. То есть логика органов опеки, прокурора, а следовательно, как правило, и судей такова: неважно, что родитель – должник не общается с ребенком в принципе на протяжении нескольких лет, что он здоровьем, физическим и нравственным развитием ребенка не интересуется, никакой помощи, включая материальное содержание, ребенку не предоставляет, алименты, установленные по решению суда, не выплачивает последние годы ни добровольно, ни в принудительном порядке.

Все эти, пусть и формальные, показатели явно свидетельствуют, что, простите за грубую прямолинейность, не нужен этот ребенок родителю, никакой помощи и поддержки, включая нематериальную, он своему биологическому ребенку оказывать не собирается. Тем не менее в своих заключениях выше названные должностные лица, а равно и суд констатируют: «Вопрос о лишении родительских прав является преждевременным, поскольку общий размер задолженности по алиментам не является достаточным, а потому уклонение от уплаты алиментов должником не может быть признано злостным».

При этом нигде в законе либо подзаконных актах нет понятия, какая сумма долга является «достаточной» для лишения родительских прав. Тем более непонятной остаются выше обозначенная логика должностных лиц и особенно – причины игнорирования ими всей совокупности иных составляющих недобросовестного (нередко – умышленного виновного) поведения родителя – должника.

– В 2013 г. вы защитили кандидатскую диссертацию в области конституционного права. Есть ли желание продолжить научную деятельность, или вас больше привлекает практическая работа?

– Свою защиту кандидатской по теме «Пределы соответствия конституций и уставов субъектов Российской Федерации Конституции Российской Федерации» никогда не забуду. Более или менее сопоставимым в плане испытанных в день, когда диссертационный совет признал меня достойной присвоения ученой степени кандидата юридических наук, эмоций и волнения могу назвать лишь сдачу квалификационного экзамена на присвоение статуса адвоката в 2011 г.

Опыт научной деятельности, безусловно, полезен. Однако для меня теоретические исследования по вопросам права, не являющиеся дополнением к непосредственной адвокатской практике, по крайней мере, в настоящее время не так интересны. Наука объективна и вечна. Все, что встречается в практике негативного, на самом деле только повод для научного поиска. Не стану утверждать, что в данный момент крайне активно занимаюсь написанием докторской диссертации, вместе с тем перспективу защиты таковой для себя не исключаю. Однако тема научных исследований и круг вопросов наверняка будут связаны с моей непосредственной профессиональной адвокатской деятельностью.

– Зная вас как сторонницу активного образа жизни, все же хочу спросить: в какой мере спорт помогает вам в работе, помогает ли он снять стресс или избежать профессионального выгорания?

– Не назвала бы мои фитнес и прочие ему подобные увлечения спортом, скорее –это физкультура на более или менее любительском уровне. В моем понимании, спортом занимаются профессиональные спортсмены, которые с юных лет тренируются и ставят перед собой цель стать если и не олимпийскими чемпионами, то как минимум – мастерами спорта. Рискну предположить, что и абсолютное большинство окружающих меня людей не ставят перед собой столь высокие и амбициозные цели и лишь периодически посвящают часть своего времени активному образу жизни.

Убеждена, что любому человеку следует посвящать часть своего времени физическим активностям, в том числе хотя бы элементарным пешим прогулкам, каким бы занятым и уставшим он ни был.

Был период, когда я тренировалась по 4–5 часов в сутки шесть дней в неделю. Однако время показывает, что нет предела совершенству. И для человека при должном желании и стремлении любые границы, которые, по его собственному мнению, на определенном этапе рассматривались как те самые «пределы», со временем способны значительно расшириться.

Утверждать, что спорт или любые физические активности способны побороть стресс и/или справиться с профессиональным выгоранием, не стану, скажу лишь, что наличие физических активностей однозначно станет позитивным для каждого. Юридические профессии, а работа адвоката – тем более, сопряжены с немалым количеством рисков, психологическими и психоэмоциональными перегрузками, стресс по сути своей является неотъемлемой составляющей наших будней. Вместе с тем называть это профессиональным выгоранием и проводить параллель между данным явлением и нашей непосредственной профессиональной деятельностью, на мой взгляд, было бы не совсем корректно и справедливо. Любая активность, в том числе спортивная, – нечто новое, отличное от преимущественной деятельности, реализуемой ежедневно во исполнение непосредственных профессиональных обязательств перед нашими доверителями, в конечном итоге, как правило, позитивна для нашего организма.

Спорт, творческая и любая иная деятельность, которая, если хотите, нашим мозгом воспринимается как «не рутина», – лишь способ переключиться, отвлечься на какое-то время от того, с чем мы сталкиваемся и чем занимаемся преимущественно. И в этом плане подобные «переключения» однозначно полезны, поскольку позволяют человеку не впасть в уныние и не начать лениться при выполнении своих непосредственных обязательств перед доверителями.

Любая проблема решаема, если перестать воспринимать ее как проблему, перевести в цель, разбить на задачи и работать над их решением. Стресс не так страшен для человека – куда хуже рутина, уныние и скука, поскольку именно последние способны привести к профессиональному выгоранию. Если же не давать себе заскучать и периодически «переключаться» на любые интересующие и ранее не свойственные нам разрешенные и/или не запрещенные Законом виды деятельности, то перспектива столкнуться с профессиональным выгоранием, полагаю, как минимум значительно отдалится. Иными словами, все хорошо в меру.

Беседовал Константин Катанян

Поделиться