Популярные материалы

Рашит Зиганшин
13 июня 2019 г.
Сотрудничество и обмен опытом
О встрече молодых адвокатов России и Италии
Адвокатура Азербайджана: гарантии независимости и адвокатская монополия
11 июня 2019 г.
Анар Багиров
Адвокатура Азербайджана: гарантии независимости и адвокатская монополия
Интервью у Анара Багирова берет руководитель Департамента информационного обеспечения ФПА РФ Мария Петелина
Татьяна Карасёва
11 июня 2019 г.
Необходимы открытые площадки для диалога
О заседании Союза молодых адвокатов России в Ростове-на Дону
Адвокатура в Армении: «гонорар успеха» и обучение на адвоката
10 июня 2019 г.
Симон Бабаян
Адвокатура в Армении: «гонорар успеха» и обучение на адвоката
Интервью у Симона Бабаяна берет руководитель Департамента информационного обеспечения ФПА РФ Мария Петелина
Сергей Иванов
Член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, президент АП Вологодской области

Право на защиту, а не на услугу

24 мая 2019 г.

О досрочном прекращении защиты в связи с отказом доверителя от оплаты


Дискуссия по вопросу досрочного прекращения защиты в уголовном судопроизводстве по инициативе адвоката в связи с неполной выплатой доверителем гонорара до сих пор продолжается в адвокатской среде, что побудило меня вновь обратиться к этой актуальной теме.

Ранее, 6 июня 2017 г., я опубликовал на сайте ФПА РФ материал под названием «Уважительные причины должны быть перечислены», в котором достаточно подробно изложил свою позицию по данному вопросу. Учитывая, что сегодня коллеги высказывают новые аргументы, я бы хотел в этой публикации высказать свою точку зрения с их учетом.

* * *

Действующее законодательство предусматривает ситуации, когда защита по уголовному делу может быть прекращена досрочно, а соглашение, соответственно, расторгнуто по инициативе адвоката. Это, прежде всего, выявившиеся в ходе осуществления защиты по уголовному делу обстоятельства, изложенные в ст. 72 УПК РФ, о которых при заключении соглашения не было известно адвокату. Например, после принятия поручения возникли противоречия между подзащитным и лицом, участвующим в деле (например, в качестве свидетеля), которому адвокат ранее оказывал юридическую помощь. Защита может быть досрочно прекращена и по мотиву самоотвода адвоката при наличии уважительных причин, удовлетворенного органом, в чьем производстве находится уголовное дело. Например, в связи с прекращением статуса адвоката, приостановлением статуса адвоката, по причине длительной болезни адвоката, переезда адвоката в иной регион на постоянное место жительства и по другим уважительным причинам.

Более того, при выявлении обстоятельств, указанных в ст. 72 УПК РФ, в подп. 1, 2 п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката (далее – КПЭА), после заключения соглашения адвокат не только вправе, но и обязан расторгнуть соглашение с доверителем и заявить самоотвод по делу.

При этом правовым основанием для досрочного прекращения соглашения является п. 1 ст. 310 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).

Так, в соответствии с п. 1 ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

Поэтому адвокат может предусмотреть в документе условие для досрочного расторжения соглашения по его инициативе при возникновении в ходе осуществления защиты вышеуказанных обстоятельств.

Однако если адвокат и не укажет в соглашении на его право на одностороннее расторжение соглашения при наступлении вышеуказанных обстоятельств, то в силу прямого указания в законе он обязан будет отказаться от исполнения соглашения, независимо от возражения доверителя.

Вопрос о том, может ли адвокат в соглашении с доверителем предусмотреть свое право на односторонний отказ от исполнения соглашения, а соответственно, и на досрочное прекращение защиты по основанию неуплаты доверителем обусловленного соглашением гонорара в полном объеме, до сих пор остается дискуссионным.

Надо признать, что среди адвокатов существует две диаметрально противоположных точки зрения по данному вопросу и при этом у каждой стороны своя «правда».

Давайте вместе, не спеша разберем на составные части аргументы той и другой сторон.

* * *

Позиция первая, которую разделяю и я: адвокат не вправе по причине неполной выплаты ему гонорара доверителем досрочно в одностороннем порядке отказаться от защиты и расторгнуть соглашение.

Действующее законодательство прямо указывает, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого (подп. 6 п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 7 ст. 49 УПК РФ).

Данные требования закона также нашли отражение в п. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката: «…адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда...»; в п. 17 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, принятом 20 апреля 2017 г. VIII Всероссийским съездом адвокатов: «Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых им на себя обязательств, за исключением случаев, предусмотренных законодательством и (или) разъяснениями Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов».

Таким образом, закон императивно гласит, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты, указывая лишь на исключения, которые перечислены в законе.

Закон не предусматривает иных оснований для отказа адвоката от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого, кроме тех, которые перечислены в законе, включая прекращения адвокатом защиты на основании самоотвода при наличии уважительных причин, удовлетворенного органом, в чьем производстве находится дело.

Соответственно, и факт расторжения соглашения между адвокатом и доверителем автоматически не может влечь прекращение защиты подозреваемого и обвиняемого по инициативе адвоката.

Заключая соглашение с доверителем на осуществление им защиты по уголовному делу, адвокат не вправе предусматривать в нем условие, предусматривающее право адвоката на односторонний отказ от исполнения соглашения по мотиву неполного внесения доверителем обусловленного сторонами размера гонорара, поскольку это влечет фактически отказ от защиты, что прямо запрещено законом.

* * *

Позиция вторая: адвокат вправе расторгнуть соглашение в одностороннем порядке по причине неполной выплаты доверителем гонорара в случае, если такое условие предусмотрено в соглашении.

При этом сторонники данной позиции ссылаются на то, что правовым основанием для участия адвоката в качестве защитника по уголовному делу является соглашение, либо участие его в качестве защитника по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда в порядке ст. 51 УПК РФ. По их мнению, если соглашение расторгнуто, соответственно отпадают и правовые основания для продолжения осуществления защиты.

Однако следует иметь в виду, что законодатель определил правовое основание для вступления адвоката в дело в качестве защитника (соглашение либо назначение) и определил отдельно правовую составляющую досрочного прекращения адвокатом защиты. При этом законодатель, введя запрет на отказ от защиты, не сделал исключения для адвокатов, участвующих в деле по соглашению. Вывод: адвокату проще вступить в дело, сложнее выйти из него.

Сторонники второй позиции, подводя правовую базу под право адвоката на досрочное прекращение защиты по мотиву неплатежа гонорара доверителем, ссылаются на следующие нормы закона:

Согласно ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» соглашение между адвокатом и доверителем является гражданско-правовым договором и относится к договору оказания услуг. Иные адвокаты считают его договором поручения.

В соответствии со ст. 310, 782 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства по договору возмездного оказания услуг допускается. По договору поручения доверитель и поверенный также вправе в любое время отказаться от договора поручения (ст. 977 ГК РФ).

По мнению сторонников второй позиции, к соглашению на осуществление защиты по уголовному делу также применимы положения ч. 1 ст. 450.1 ГК РФ, предусматривающие право на односторонний отказ от договора (исполнения договора) в том случае, если это предусмотрено его условиями (по правилам ст. 310 ГК РФ).

Но если обратиться к тексту данной нормы, то в ней прямо говорится о том, что право на односторонний отказ от договора должно быть предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором.

Так, в ч. 1 ст. 450.1. ГК РФ (отказ от договора (исполнения договора) или от осуществления прав по договору) говорится: «Предоставленное настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором право на односторонний отказ от договора (исполнения договора) (статья 310) может быть осуществлено управомоченной стороной путем уведомления другой стороны об отказе от договора (исполнения договора). Договор прекращается с момента получения данного уведомления, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором» (здесь и далее – текстовые выделен автора. – Прим. ред.).

Закона, который бы предоставлял право адвокату на односторонний отказ от соглашения, не имеется. Напротив, законодатель ввел запрет на односторонний отказ от защиты, что фактически является предметом соглашения по уголовным делам, соответственно, недопустим и отказ от исполнения соглашения по осуществлению адвокатом защиты.

* * *

Наверное, из всех видов договоров, предусмотренных ГК РФ, наиболее ближе по своему правовому содержанию стоит договор поручения, но и он не может быть досрочно расторгнут по инициативе адвоката в связи с невыплатой гонорара.

Соглашение адвоката с доверителем не может быть отнесено в чистом виде к договору оказания услуг либо к договору поручения, поскольку этот вид гражданско-правового обязательства регулируется и специальным Законом об адвокатуре. Так, в его ст. 25 перечислены все существенные условия соглашения. Ссылка в указанной статье на то, что соглашение является гражданско-правовым договором, означает, что к данному виду обязательств применимы положения Гражданского кодекса РФ с особенностями, предусмотренными Законом об адвокатуре и, безусловно, с учетом уголовно-процессуального закона.

Не надо забывать, что нормы закона, на которые ссылаются приверженцы второй позиции, не могут применяться в отрыве от законодательства об адвокатуре и уголовно-процессуального законодательства. Предметом соглашения является осуществление защиты доверителя (подзащитного) и, соответственно, обязательные требования, предъявляемые к защитнику, указанные в Законе об адвокатуре и в уголовно-процессуальном законе, должны им соблюдаться и с учетом этого формулироваться условия соглашения с доверителем.

Не убеждают и доводы коллег о том, что отказ от защиты не допускается лишь при наличии действующего соглашения между адвокатом и доверителем. По их мнению, если прекращено действие соглашения, соответственно, и отпадает обязанность продолжения защиты.

Такая позиция в очередной раз прозвучала 24 апреля 2019 г. на пленарном заседании Третьей научно-практической конференции молодых адвокатов «Традиции и новации адвокатуры» в г. Челябинске от представителей Адвокатской палаты города Москвы Генри Резника и Вадима Клювганта, категорично заявивших, что если доверитель прекращает оплачивать согласованный гонорар, то адвокат вправе прекратить защиту по уголовному делу и выйти из процесса. И прекращение защиты нельзя расценивать, по их мнению, как отказ от защиты, поскольку правовым основанием для вступления адвоката в дело являлось соглашение и при его прекращении отпадают и правовые основания продолжения защиты.

Это исключительно субъективное мнение наших мэтров наталкивается на жесткую позицию закона – «отказ от защиты не допустим». И никаких исключений, еще раз подчеркиваю, законодатель не сделал для адвокатов, участвующих в деле в качестве защитников по соглашению. Как бы мы не «обыгрывали» выход адвоката из дела, это происходит исключительно по волеизъявлению только адвоката и ни чем иным как отказом от защиты данную ситуацию не назвать. Речь идет только о мотивах отказа, и в данном случае мотивом прекращения защиты в одностороннем порядке является невыплата доверителем адвокату заранее согласованного гонорара в полном размере.

То есть, по мнению Генри Резника и Вадима Клювганта, адвокат вправе встать и выйти из процесса, пояснив предварительно суду, что им расторгнуто соглашение по причине прекращения оплаты его работы доверителем и правовые основания для продолжения им защиты в данном деле отпали. Либо адвокат использует более мягкий вариант – не является на очередное судебное заседание, письменно уведомив судью о вышеуказанных мотивах досрочного прекращения защиты.

Если обратиться к судебной практике, то мы видим, что многие уголовные дела расследуются годами и также длительно рассматриваются в судах. Представим себе ситуацию, что накануне прений сторон, после длительного судебного разбирательства адвокат расторг с доверителем соглашение по мотиву прекращения выплаты последним адвокату гонорара, заявил суду, что он прекращает защиту, так как отпали правовые основания для его участия в деле, и удаляется из зала судебного заседания.

Уверен, что за этим последует вынесение судом частного определения (постановления) в адрес адвокатской палаты со всеми вытекающими для адвоката негативными последствиями.

К сожалению, появление адвокатов-дублеров в нашей судебной практике есть ни что иное как ответная реакция судов на подобное поведение адвокатов, которые злоупотребляют своим правом. Суды вынуждены принимать меры к рассмотрению дел в разумные сроки и поэтому назначают дублеров-адвокатов, как правило, по объемным, групповым делам, находящимся длительное время в их производстве, в которых адвокаты, участвующие по соглашению, постоянно срывают процессы либо у суда имеются основания полагать, что адвокат, участвующий по соглашению, под надуманными предлогами может досрочно прекратить защиту и процесс суду надо будет начинать сначала, уже с другим адвокатом, включая изучение последним материалов уголовного дела.

Конечно, при возникновении подобной ситуации, когда доверитель отказывается выплачивать адвокату заранее согласованный гонорар, а суд обязывает адвоката продолжать защиту, адвокатской корпорации необходимо предусмотреть процедуру дальнейшего участия адвоката в деле уже по назначению за счет средств государства, например, как это предусмотрено в Германии.

Не могу обойти также вниманием и позицию Генри Марковича по вопросу о заключении соглашения адвокатом на участие в той или иной стадии уголовного судопроизводства, поскольку уголовный процесс у нас осуществляется стадийно. По мнению Генри Резника, если адвокат принял соглашение на стадию предварительного расследования, то на нем не лежит обязанность участвовать в судебном заседании. То есть речь идет о пределах принятой на себя адвокатом защиты, от которой он не может отказаться.

Действительно уголовное судопроизводство осуществляется стадийно (досудебное и судебное производство). Практика показала, в чем совершенно прав Генри Маркович, что адвокаты заключают соглашения с доверителями на осуществление защиты как по стадиям (предварительное следствие, судебное следствие), так и на защиту на всех стадиях уголовного судопроизводства.

Однако согласно п. 2 ст. 13 КПЭА адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда. Адвокат, принявший поручение на защиту в стадии предварительного следствия в порядке назначения или по соглашению, не вправе отказаться без уважительных причин от защиты в суде первой инстанции.

Редакция данной нормы КПЭА позволяет адвокату заключать соглашение отдельно на стадии – как предварительного следствия, так и судебного разбирательства. Но если адвокат заключил соглашение на осуществление защиты только на стадии предварительного следствия, то отказаться от участия в судебном заседании он может лишь при наличии уважительной причины.

Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве также ориентирует адвоката участвовать в уголовном деле до полного исполнения принятых им на себя обязательств.

* * *

И последнее, на что бы мне хотелось обратить внимание коллег в этой статье. Учитывая, что досрочное прекращение защиты адвокатом затрагивает не только его личные интересы, но и интересы всех участников судопроизводства и в первую очередь конституционное право на защиту обвиняемого, – адвокат не вправе прекратить защиту, ограничившись уведомлением об этом обстоятельстве органа, в чьем производстве находится дело. Вопрос о досрочном прекращении защиты должен разрешаться процессуально по аналогии с самоотводом адвоката дознавателем, следователем либо судом, поскольку законом на эти органы возложена обязанность обеспечения обвиняемому конституционного права на защиту.

В том случае, если адвокатская корпорация даст «зеленый свет» адвокатам для досрочного прекращения защиты и свободному выходу из дела в любое время, это приведет к массовым злоупотреблениям со стороны адвокатов. При этом реакция судов на это, я думаю, не заставит себя долго ждать. Верховным Судом РФ будут инициированы поправки в процессуальное законодательство, более жестко регламентирующие процедуру досрочного прекращения адвокатом защиты.

Поэтому я считаю, что нам самим надо выработать достаточно конструктивную позицию по всем этим вопросам, которые достаточно актуальны для адвокатов. От этого авторитет адвокатуры только возрастет.

 

Поделиться