Популярные материалы

Наша общая цель – независимость адвокатуры
15 апреля 2021 г.
Иван Казаков
Наша общая цель – независимость адвокатуры
Именно совместными усилиями и единой позицией адвокатских палат России и ФПА РФ можно достичь необходимых результатов
На повестку дня выйдет вопрос о независимости нашей корпорации
12 апреля 2021 г.
Юрий Пилипенко
На повестку дня выйдет вопрос о независимости нашей корпорации
Накануне Х Всероссийского съезда адвокатов президент ФПА РФ Юрий Пилипенко рассказал о вызовах, стоящих перед российской адвокатурой
Валерий Жаров
6 апреля 2021 г.
Адвокаты готовы к работе как в отдаленных поселениях, так и в условиях чрезвычайных обстоятельств
Об оказании бесплатной юридической помощи в Забайкальской крае
Генри Резник
31 марта 2021 г.
Презумпция виновности
Возможно ли увеличить число оправдательных приговоров в российских судах
Генри Резник
19 марта 2021 г.
Адвокат – существо юридическое
Об идеологических убеждениях и профессиональном долге

Дискуссии

Об адвокатском запросе
2 августа 2019 г.
Об адвокатском запросе
Нвер Гаспарян
Советник ФПА РФ, адвокат Адвокатской палаты Ставропольского края

Обратная сторона медали

20 июня 2016 г.

Право на адвокатский запрос есть, но, если систематически нарушать требования к форме и содержанию запроса, можно лишиться статуса


 
«У каждой медали две стороны.
Человек сам выбирает, на какую из них смотреть…»
Милли-Адель

Федеральный закон от 2 июня 2016 г. № 160-ФЗ внес радостные для адвокатского сообщества дополнения в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, касающиеся административной ответственности за неправомерный отказ в предоставлении адвокату в связи с поступившим от него адвокатским запросом информации, а также несвоевременное ее предоставление либо предоставление заведомо недостоверной информации.

Однако в этом же законе имеются и грустные нововведения, которые туда попали вопреки позиции ФПА РФ.

Адвокаты с определенной настороженностью восприняли дополнение в п. 2.1 ст. 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре), согласно которому может быть прекращен статус адвоката при систематическом несоблюдении установленных законодательством Российской Федерации требований к адвокатскому запросу.
Действительно, норма в высшей степени странная, рожденная в результате избыточного недоверия и подозрительности к адвокатам.

Следует иметь в виду, что само обращение адвоката с запросом есть реализация предусмотренного законом права.

В соответствии со ст. 33 Конституции РФ: «Граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления».
При этом ни Конституция РФ, ни иные нормативно-правовые акты не содержат строгих требований по такому обращению граждан, несоблюдение которого должно влечь для них какую-либо ответственность.

В связи с этим п. 2.1 ст. 17 Закона об адвокатуре может быть проверен на предмет его соответствия Конституции РФ в Конституционном Суде РФ.

Первое, что приходит на ум, – это аналогия с многострадальным футболом. Приблизился нападающий к штрафной противника и ударил по воротам; вратарь парировал, потом снова ударил и мяч попал в штангу, а после третьего удара мяч пролетел мимо. Футболист был удален с поля за систематическое непопадание в ворота.

Получается, что правом нанесения удара он пользовался, но, поскольку его удары не соответствовали параметрам силы и точности, он должен быть удален с поля.

Почти то же самое происходит и в нашем случае. Право на направление адвокатского запроса уже имеется, но если систематически нарушаются требования к форме и содержанию запроса, то адвокат может быть лишен статуса.

Нелепость ситуации, возникшей на футбольном поле, заключается в том, что любой футболист попросту перестанет бить по воротам, опасаясь промахнуться и быть удаленным с поля, а футбол по таким несуразным правилам превратится из игры в мяч в челночный бег.

Пункт 2.1 ст. 17 Закона об адвокатуре несет в себе очевидный негативный заряд так называемого замораживающего эффекта по отношению к исполнению адвокатами своих обязанностей по направлению запросов, и этим частично омрачается радость от позитивных изменений в законодательстве.

В соответствии с п. 3 ст. 6-1 Закона об адвокатуре «требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса определяются федеральным органом юстиции по согласованию с заинтересованными органами государственной власти».
Известно, что законодательством РФ предусмотрены десятки ограничений и запретов в получении по запросу информации.

Значит ли это, что если адвокат составил запрос, который незначительно расходится с установленными Минюстом России требованиями либо пытался получить сведения ограниченного доступа, то он в будущем может быть привлечен к дисциплинарной ответственности вплоть до лишения статуса?

Думаю, что такие теоретические опасения лишены каких-либо практических оснований.
Представляется основательной позиция законодателя о возможности лишения статуса адвоката за разглашение информации, связанной с оказанием адвокатом квалифицированной юридической помощи своему доверителю (за нарушение адвокатской тайны), изложенная в ч. 1 п. 2.1 ст. 17 Закона об адвокатуре, однако применение такой суровой меры наказания хотя бы и за систематическое нарушение требований к адвокатскому запросу есть мера совершенно непропорциональная, не учитывающая крайне низкую опасность таких действий.

В связи с этим органы адвокатской палаты, оценивая конкретные обстоятельства совершенных нарушений, не лишены возможности применить и более мягкие меры дисциплинарной ответственности.

По смыслу рассматриваемой нормы ответственность адвоката может наступить лишь при систематическом несоблюдении установленных требований к адвокатскому запросу, а систематичность по аналогии с уголовным правом предполагает три и более эпизода, находящихся в производстве квалификационной комиссии палаты субъекта по обращениям заинтересованных субъектов.

При этом по трем эпизодам не должен истечь годичный срок привлечения к дисциплинарной ответственности.

Кроме этого, зная о такой ответственности, наши коллеги смогут принять повышенные меры по составлению неуязвимых запросов, полностью соответствующих предъявляемым к ним требованиям – как по форме, так и по содержанию.

Изложенное позволяет предположить, что таких дел в квалификационных комиссиях палат будет немного.

Считал бы важным при рассмотрении дисциплинарных дел и при формулировании прецедентных позиций по такой категории дел определиться с основными подходами.

1. Формальное несоблюдение установленных законодательством РФ требований к адвокатскому запросу не может учитываться при привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.
Например, согласно требованиям к форме запроса необходимо прикладывать копию ордера, а адвокат забыл это сделать либо адвокат в запросе не указал требуемый адрес электронной почты, а отразил только адрес адвокатского образования.

2. Обращение адвоката с адвокатским запросом о предоставлении информации ограниченного доступа в связи с оказанием квалифицированной юридической помощи не является несоблюдением установленных законодательством Российской Федерации требований к адвокатскому запросу.
В таком случае адресат адвокатского запроса всегда может отказать адвокату в предоставлении информации ограниченного доступа, если предоставление такой информации по адвокатскому запросу запрещено.

Совершенно очевидно, что при отказе адвокату в предоставлении такой информации интересы получателя запроса никак не страдают.

Часто случается, что адвокат заявляет ходатайство следователю или судье, но в его удовлетворении отказывают по причине необоснованности самого обращения. Защитник в таком случае не может нести ответственность за факт заявления такого хотя бы и неосновательного ходатайства.

Арсенал самых разрушительных возможностей для адвокатской деятельности создаст система, при которой адвокат будет бояться, что-либо заявить в защиту своего доверителя из-за опасений быть наказанным.

3. Отказ адвокату в получении запрошенных сведений не означает нарушение адвокатом установленных требований к адвокатскому запросу.
4. Ошибочное отправление адвокатского запроса ненадлежащему адресату не влечет нарушение установленных требований к адвокатскому запросу.
В будущем практика деятельности квалификационных комиссий может выработать и иные принципиальные позиции, защищающие интересы сообщества.

Не стоит забывать и про п. 2 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката: «Не может повлечь применение мер дисциплинарной ответственности действие (бездействие) адвоката, формально содержащее признаки нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, предусмотренного пунктом 1 настоящей статьи (далее – нарушение), однако в силу малозначительности не порочащее честь и достоинство адвоката, не умаляющее авторитет адвокатуры и не причинившее существенного вреда доверителю или адвокатской палате».
Поскольку прерогатива привлечения к дисциплинарной ответственности и применения мер ответственности принадлежит адвокатскому сообществу, то последнее должно разработать действенные контрмеры, обеспечивающие для адвокатов безопасное и эффективное осуществление своих полномочий.
Поделиться