Популярные материалы

Михаил Толчеев
11 августа 2022 г.
Адвокат – не торговец, а самурай
Концептуальные подходы к решению вопроса об отказе от защиты
Право призвано сделать жизнь предсказуемой, доступной и безопасной
21 июля 2022 г.
Владимир Плигин
Право призвано сделать жизнь предсказуемой, доступной и безопасной
Рождающиеся правовые нормы должны быть законными и легитимными, не опираясь только на предполагаемый большой объем принуждения
Работаем прозрачно, требовательно и ответственно
15 июля 2022 г.
Елена Кузьмина
Работаем прозрачно, требовательно и ответственно
Все правоохранительные органы и суды Чувашской Республики довольны КИС АР
Борис Золотухин
13 июля 2022 г.
Оправданная жесткость
О введении наказания за пропаганду наркотиков в интернете
Адвокат по назначению не должен быть статистом для суда
1 июля 2022 г.
Елена Леванюк
Адвокат по назначению не должен быть статистом для суда
При наличии в уголовном деле добросовестного защитника по соглашению защитник по назначению в нем участвовать не может
Михаил Толчеев
Первый вице-президент ФПА РФ, первый вице-президент АП Московской области

На пороге эры алгосоциального взаимодействия

29 декабря 2021 г.

Размышления о том, почему адвокатура не может оставаться в стороне от цифровых трансформаций


Принято считать, что со времени «большого эволюционного скачка» 100–50 тыс. лет назад наш мозг практически не изменился. По-видимому, к этому времени его природа достигла предела биологического развития, как и у большинства животных, но только человек шагнул в новое инфо-социальное измерение. И как это ни парадоксально, природа этого измерения всегда была сетевой. Каждый отдельно взятый человеческий мозг накапливал знания и совершал прорывы в течение жизни, являясь узелком в общей сети человечества.

Именно эта сеть эволюционировала от простейших орудий труда до космических кораблей и компьютерных технологий[1]. Ни один мозг не способен проделать этот путь самостоятельно. Отдельно взятое человеческое существо в отрыве от этой общекоммуникативной сети не способно развить свой мозг до состояния, сколько-нибудь отличающегося от животного. Эволюция человечества – это процесс глобального инфообмена во времени и пространстве. Мы не изобретаем колесо, мы берем знание о нем из накопленной информации. Мы не творим в вакууме, мы пользуемся информацией и аналитикой других «узелков» сети, создавая совокупное новое знание. Менялись только инструменты передачи информации и коммуникативные платформы. Здесь важно было все. И возникновение речи для передачи информации, и изобретение письменности, и книгопечатание, телеграф, телефон, радио и телевидение. Скорость коммуникации в эти скачки росла по экспоненте. Всегда были и те, кто не принимал изменения, вступая в «клуб дивергенции» и пропуская «основной поворот». Потому, что идейно были против, или потому, что это разрушало их монополию, основанную на недостатках коммуникации. Плохие новости в том, что они не выживают[2]. Потому, что наценка, рента, основанная на коммуникативной монополии, не просто не этична, она всегда носит временный характер и рано или поздно технологии бросают ей вызов. А нынешние изменения настолько кардинальны и молниеносны, что пока мы тратим силы на борьбу с ними, новое занимает положенное ему пространство и борцы идут в конец очереди. Это в лучшем случае. Как бы ни были прекрасны и экологичны лошадки, извозчики не оставили своим детям хорошо работающий бизнес.

Сегодня мы наблюдаем радикальные сдвиги в коммуникативных областях. И речь идет не только о немыслимой ранее скорости передачи данных и возможности обращения за информацией практически к любому «узелку» ее сетевого хранения. Победный спурт персонального компьютера, цифровизация практически всех областей бытия и создание интернета вывело за скобки уравнения пространственные показатели. Не нужно лететь в Штаты, чтобы почитать что-нибудь в библиотеке Конгресса. Нам доступны сразу все открытые источники информации. А специалист по компьютерной верстке не может делать наценку за то, что он москвич. Его запросто заменяют на специалиста из Воронежа. В этом новом беспространственном сегменте нашей действительности только знание и навык имеют стоимость, а не физическое местонахождение.

Надо сказать, мы быстро адаптировались к чудесам и воспринимаем их как должное. Мы больше не тратим время на походы в сберкассу для оплаты коммуналки или осуществления платежей, не бегаем по городу в поисках такси, не несем квитанцию в ГАИ, чтобы вернули права после оплаты штрафа, не переписываем материалы судебных дел, теряя часы и дни в канцелярии судов. Мы регистрируем сделки и недвижимость, сидя за компьютером, осуществляем переводы и заключаем договоры за рулем машины или в такси, и многое, многое другое. Освободившееся время мы тратим на действительно нужное, повышая свою эффективность. И все те, кто делал на этом деньги или усиливал свою значимость, оказались за бортом. Не потому, что плохо боролись, а потому, что бороться с этим бесполезно. В этом можно только участвовать, развивая действительно нужные в прекрасном будущем компетенции.

Любой нынешний успех обязан решениям, принятым нами в прошлом. А сегодня парадигмальные сдвиги настолько стремительны, что в недрах этого нового мира, к которому мы только начали привыкать, готовится очередной «квантовый» скачок. И решения о своем будущем нужно принимать уже сейчас. Социальную активность мы все в большей степени переносим на цифровые платформы, предоставляющие нам удобные инструменты для реализации наших потребностей. Это еще более увеличивает нашу коммуникативную и профессиональную эффективность. Как говорят экономисты, стоимость транзакции кардинально уменьшается. «Создание единицы ценности с привлечением значительно меньшей рабочей силы, чем десять или пятнадцать лет назад, стало возможным благодаря минимальной стоимости цифрового бизнеса, которая стремится к нулю»[3]. Общение с государством мы переносим в «Госуслуги», друг с другом – в соцсети, поиск информации – в Гугл и Яндекс. Появляются кросс-платформенные решения, которые уже в ближайшем будущем приведут к тому, что все эти «цифровые планеты» сольются во взаимосвязанную метавселенную. Уникальные для каждой «планеты» сообщества правила и ценности подвергнутся взаимному признанию и согласованию в концепции цифрового пространства. И вот вам главный вопрос долгосрочной стратегии: должна ли адвокатура влиться в метавселенную со своей планетой или будем арендовать жизненное пространство у кого-то, приспосабливаясь к чужим правилам? Надеюсь, для подавляющего большинства из нас – это риторический вопрос. Развитие не может ориентироваться на прошлое. Следующее поколение выбросит на помойку истории все отжившие инструменты и привычки и обязательно спросит, а почему мы оказались не готовы к изменениям?

Не риторический и очень интересный вопрос – обсуждение этических конструкций и изменения социокультурных моделей в контексте всех этих трансформаций. Но он явно выходит за рамки сегодняшней моей темы, и, при наличии к тому интереса, можно будет обсудить его отдельно.

Я позволил себе обременить читателей такими долгими и нудными размышлениями о вполне очевидных вещах только по той причине, что все чаще приходится сталкиваться с радикальной критикой проектов Федеральной палаты адвокатов в сфере цифровизации. Беда не в самой критике. В конце концов, как я уже говорил, люди по разным причинам не принимают изменения и имеют на это право. Проблема в превалирующем некритическом восприятии информации. Подхватывая хлесткие фразы и образы, мы в своем каждодневном кружении не даем себе труд задуматься над причинами и глубинными смыслами происходящего. Соцсети, в значительной мере питающиеся хейтом (от англ. hate – ненавидеть), разъединяют нас на непримиримые лагеря, не оставляя шанса подумать над действительными основаниями и создать свое, не привязанное к группе мнение. Мы не анализируем, а просто принимаем на веру понравившиеся высказывания.

Если не брать в расчет амбициозные намерения сделать шаги по участию в создании метавселенной, на данный момент можно говорить о двух цифровых проектах ФПА РФ. Прежде всего, это, конечно же, Комплексная информационная система адвокатуры России (КИС АР). Она задумана как целостная цифровая экосистема адвокатского сообщества. КИС АР будет нашей «планетой», которая войдет в формирующуюся цифровую метавселенную. Она должна опосредовать практически весь коммуникативный функционал адвокатов и адвокатуры в целом, предоставить все необходимые инструменты для работы и профессиональной «жизни» в цифровом мире. Именно поэтому в нее заложен потенциал интеграции с другими значимыми цифровыми платформами. Правительством РФ принято решение о включении единой цифровой платформы адвокатуры в Систему межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ). Это позволит интегрировать КИС АР с платформами государственных служб, публичных реестров, судебных систем, не говоря уже о цифровых платформах негосударственных образований, таких как нотариат, некоммерческие организации и т.д. Именно поэтому приоритетами разработчиков были обеспечение безопасности хранения и передачи информации, разграничение доступа, защита персональных данных, соответствие всем предъявляемым нормативным требованиям.

Сложно сказать, откуда появились стенания об утрате адвокатской тайны, но они абсолютно надуманы и не соответствуют ни закону, ни намерениям разработчиков. Действительно, некоторая информация будет находиться в публичном доступе. Например, данные о том, что гражданин является адвокатом, его реестровый номер, адвокатская палата и адвокатское образование, в которых он осуществляет деятельность. Данные реестра адвокатских образований, в отношении которых будет принято решение о публичном доступе: наименование, адрес и т.д. Часть данных будет доступна для контроля уполномоченными лицами. К примеру, реестр ордеров, выданных адвокатам по назначению судебно-следственных органов. Государство заключает с адвокатом соглашение на защиту привлекаемого к ответственности лица и его желание знать, с кем конкретно оно заключено, совершенно правомерно. Что же касается сведений, относящихся к адвокатской тайне, доступ к ним может иметь только сам адвокат. Здесь важно разграничить фактическую и юридическую защиту информации. Получение информации, составляющей адвокатскую или иную охраняемую законом тайну, – наказуемо. Действительно, сегодня существуют значительные возможности получения незаконного доступа к информации. Но неужели мы полагаем, что получить такой доступ к нашему компьютеру, телефону и даже письменному столу составляет большую проблему? Что же касается аппаратных средств защиты, КИС АР физически размещена в хранилищах, сертифицированных по первому (он же высший) классу безопасности. Сама система содержит все необходимые протоколы и средства защиты и также сертифицируется по первому классу. Выше защиты просто не бывает.

К концу 2021 г. сорок палат в разной степени готовности запустили первый блок системы – распределение дел по назначению судебно-следственных органов. Еще десять – на стадии запуска. Экватор пройден. И более 10 – в ближайших планах запуска. Поездки с установочными встречами на первый квартал уже расписаны. Жалобы уполномоченных органов на отсутствие компьютеров, смартфонов и доступа в интернет (как будто только сотрудники правоохранительных органов ходят в сберкассу платить за телефон и за газ, не имея возможности воспользоваться смартфоном) чаще прикрывают нежелание выходить из зоны комфорта. Ведь определенный дискомфорт, как и от всего нового, конечно же будет. Он длится около месяца. А затем мы все привыкаем жить в новой реальности и с удовольствием начинаем пожинать плоды оптимизации работы, прозрачности и справедливости цифрового инструмента. Как будто так было всегда. Не случайно требование о распределении дел по назначению на основе единой информационной системы, обеспечивающей прозрачность и справедливость процедуры, было одним из непременных условий увеличения ставок по 51-й статье УПК РФ. И не случайно значительное число адвокатских палат с той или иной степенью интенсивности уже много лет идут по этому пути.

Другие блоки системы сегодня уже в значительной степени готовности к запуску. 2022-й год должен нам принести не только завершение включения и настройки КИС АР, но и запуск финансового блока, позволяющего контролировать оплату по назначению, и другие ожидаемые сервисы. В общем, можно смело говорить о том, что это наш адвокатский форпост в цифровой вселенной, который будет таким, каким мы его построим.

Еще один проект – СберПраво. И здесь тоже немало случайных критиков, «выхватывающих пирожки из контекста». Это коммерческий проект для наших партнеров, создавших и продвигающих цифровую платформу. Но такими платформами являются и Яндекс и Гарант и даже офисный центр, где вы арендуете адвокатский кабинет. Это вовсе не означает невозможности использования этих сервисов в адвокатской деятельности. Мы помним анекдот о том, что «банк не торгует пирожками, а я не даю кредитов». Сегодня простая продажа денег умирает в контексте изменяющегося мира. И финансовые институты вынуждены трансформироваться или готовиться к небытию. Сбер является флагманом по созданию цифровых экосистем в России. Парадоксально, но они-таки торгуют теперь пирожками в нашем понимании. А в действительности они создают платформенные решения, опосредующие коммуникативные технологии такой торговли на новом уровне.

При требовании на участие в тестировании трехсот адвокатов мы получили более семисот заявок. Я, к сожалению, не имею возможности раскрывать коммерческие характеристики, но у меня есть четкое понимание, что уже сейчас, на этапе запуска, это весьма интересные показатели. И для платформы, и для участвующих адвокатов. Иначе бы это не работало. При том, что Сбер открывает для адвокатов шестидесятимиллионную базу потенциальных клиентов, в отличие от немалого количества конкурирующих платформ, здесь реализованы все наши требования по соблюдению этических стандартов профессии, включая требования по сохранению адвокатской тайны и персональных данных.

Агрегатор получает комиссию от стоимости оказанной адвокатом на платформе юридической помощи. Он не заинтересован в демпинге. Он вложил значительные средства в разработку, поддержание и продвижение платформы. Расценки на типовые виды услуг формируются с учетом маркетинговых видов. Совершенно точно они не учитывают территориальную ренту. Потому, что услуга оказывается не в Москве, не в Питере и даже не в Краснодаре. Она в том самом беспространственном месте, где все это не важно. «1300 рублей за онлайн-консультацию по вопросам долгов без анализа документов. 3500 – с анализом». В среднероссийских ставках нельзя сказать, что «не в рынке». Значительное же количество услуг маркировано стоимостью «по договоренности». И уж тем более странно выглядят рассуждения в марксистской парадигме Товар – Деньги – Товар. Действительно, есть ставки в 1 рубль. В будущем платформа планирует создавать и Pro bono инструменты. Но нельзя же все это рассматривать вне системного контекста. Сложная система предполагает не только прямые финансовые компенсации, но и рейтингование, и позиционирование. Адвокат, принявший поручение на представление консультации о причинах безакцептного списания средств по ставке 1 рубль, после этого получил запрос на подготовку заявления об оспаривании судебного приказа за 13500 рублей. А всего адвокат из провинции в воскресенье представил консультаций на платформе более чем на 40 тысяч рублей. И это при том, что любое принятие поручения на оказание юридической помощи добровольно. Даже за 1 рубль никто не заставлял адвоката работать. Ну а самое главное, мне всегда казалось, что следует участвовать там, где решается твое будущее. И максимально влиять, отстаивая свои интересы. Подобные платформы не просто создаются. В обозримом будущем они займут значительный сегмент. С нами или без нас. По нашим или не нашим правилам. Все просто.

Ну и последнее. Об алгоритмах. Мы вступаем в эру алгосоциального взаимодействия. Уже не мы решаем, какой чайник купить. И не Яндекс. А зашитый в Яндексе алгоритм поисковой выдачи, которому вообще все равно, будет ли у вас чайник и какой именно. Все, что можно алгоритмизировать, будет алгоритмизировано. Без вариантов. Поэтому те, кто зарабатывает на знании «куда пойти» и «кому подать документ», на продаже типовых форм и формировании типовых ответов, завтра окажутся без работы. Вне зависимости от участия в этом процессе адвокатуры или иных юристов. Это неизбежность. Основное, что будет продаваться завтра, – это то, что невозможно алгоритмизировать и заменить машиной.


[1] https://sergey-57776.medium.com/?p=3f76efd944d2

[2] Дж. Купер Рамо «Седьмое чувство. Под знаком предсказуемости: как прогнозировать и управлять изменениями в цифровую эпоху» М. Эксмо, 2017 г.

[3] К. Шваб. «Четвертая промышленная революция». М. Эксмо, 2019 г.



Поделиться