• Войти

Адвокатуре нужны единство и стабильность

Поправки в Закон об адвокатуре предлагают отказаться от застывших форм, сдерживающих самонастройку

0
586

Продолжение публичной дискуссии вокруг законопроекта № 469485-7 «О внесении изменений в Федеральный закон “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”», старт которой был дан публикацией Генри Резника «Системный сбой», можно рассматривать с разных позиций. Однако все рассуждения сводятся к ответу на главный вопрос: «Что такое хорошо и что такое плохо?»

Буквальный ответ
Как известно, каждая дискуссия – это способ избежать ошибок, выработать правильное решение. И российская адвокатура всегда отличалась тем, что в дискуссиях проявлялось действие ее принципов самоуправления и корпоративности.

Однако дискуссия, не ограниченная разумными пределами, превращается в непрерывно длящийся процесс, который не ведет к достижению целей, ради которых был начат. Такое, кстати, и раньше наблюдалось в российской действительности, ведь персонаж, которого А.С. Грибоедов в комедии «Горе от ума» назвал Репетиловым, с его восторженным восклицанием «Шумим, братец, шумим!», не придуман, а списан с натуры.

И вот сегодня уже не только Олег Баулин – президент АП Воронежской области, но и адвокаты из Новосибирска задаются вопросом о способности современной российской адвокатуры сформулировать общую позицию по отношению к предлагаемым поправкам в Закон об адвокатуре. А точнее – к нашему настоящему и будущему.

Еще совсем недавно российская адвокатура активно участвовала в дискуссии об этом законопроекте. Некоторое время назад ей предшествовала другая – о поправках в Кодекс профессиональной этики адвоката. Тогда приходилось спрашивать некоторых перевозбужденных коллег: неужели они перестали доверять избранным ими органам адвокатских палат настолько, что сомневаются в возможности принятия законных и обоснованных дисциплинарных решений?

Решение Всероссийского съезда адвокатов, принявшего поправки в КПЭА, подвело итог жарким дебатам. Опасения, высказанные некоторыми коллегами, не сбылись, да и не могли сбыться. И сегодня, спустя почти два года, наверное, мало кто вспоминает об этих спорах.

Но и не стоит вспоминать о них – надо думать о том, что, хотя дискуссии и полезны, движение вперед обеспечивается не только самой возможностью их ведения, но и механизмами принятия решений об их завершении и подведении итогов. Любая демократическая организация, предоставляя возможности для широкого и открытого обсуждения волнующих ее проблем, должна иметь такие механизмы. Это необходимо для успеха дела.

Напомню, что 13 сентября 2018 г. Совет ФПА РФ на своем заседании подвел итоги состоявшейся дискуссии о законопроекте № 469485-7. Результаты и решение известны: подавляющим большинством голосов концепция законопроекта одобрена.

Вообще адвокатура России строится, в том числе, и на необходимости выполнения каждым ее членом корпоративных решений. Демократия тем и хороша, что можно спорить, не соглашаться, призывать, однако она также требует соблюдать и элементарную дисциплину – выполнять итоговое решение правомочного органа, если даже оно тебе не по душе.

Немного истории
Со времени принятия Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» прошло более 15 лет. Острота событий, связанных с его подготовкой, постепенно стирается, но помнить о них важно.

С одной стороны, этот закон стал огромным шагом вперед в развитии адвокатуры и в правовом развитии страны. С другой – он был результатом компромисса разных взглядов на построение российской адвокатуры, а некоторые его нормы к моменту принятия уже устарели и вошли в противоречие с действующим законодательством, отражающим новый курс России.

По этой причине закон так и не смог разрешить некоторых проблем адвокатуры, а за 15 лет накопились новые, обусловленные компромиссом пятнадцатилетней давности. Изначально недоработанные формы организации и деятельности, несмотря на все усилия ФПА и региональных адвокатских палат адаптировать их к новым условиям, застыли на месте и все сильнее сдерживают развитие.

Неужели кому-то сегодня еще непонятно, что необходима дополнительная настройка организации и деятельности российской адвокатуры? А законопроект № 469485 – это реализация накопленного опыта и отражение современных обстоятельств.

Системный анализ
Три вопроса, которые вызвали самые горячие споры вокруг законопроекта, уважаемый Генри Маркович обозначил одним термином – «системный сбой».

В связи с этим стоит проанализировать действующую систему, а потом изучить предлагаемые меры, чтобы определить их характер.

Прежде всего, следует задаться вопросом: а так ли хороша эта система, чтобы заботиться о ее сохранении в первозданном виде? Соответствует ли она реалиям сегодняшнего дня и потребностям развития?

Да, 15 лет назад, когда мы больше были романтиками, вопросы укрепления вертикальных связей, обеспечивающих единство и стабильность, просто не могли ни у кого возникать. Но за истекший период мы получили массу новых, не решаемых в течение многих лет проблем в организации и деятельности адвокатуры. Следовательно, действующая система более не может способствовать качественному развитию адвокатуры, и если мы не хотим еще большего негатива, то ее нужно модернизировать.

Законопроект для этого предлагает, в частности, определить роль органов ФПА РФ в дисциплинарном производстве. Сразу оговоримся, что находим крайне неуместным предлагаемые поправки на этот счет сравнивать с системой судопроизводства. Все-таки это, по меньшей мере, разные институты, относящиеся к разным сферам.

В то же время трудно представить, что президент ФПА РФ будет постоянно заниматься направлением представлений о возбуждении дисциплинарных производств или истребованием для «надзорной» проверки дисциплинарных дел, рассмотренных в адвокатских палатах. В течение последних двух лет таких производств им возбуждено всего три.

А вот задача добиться единства дисциплинарной практики – при всей очевидности того, что каждое дело наряду с общими моментами имеет и набор индивидуальных черт, – наоборот, стоит, как никогда, остро. Даже постороннему наблюдателю понятно, что сегодня данный вопрос активно используется противниками реформирования сферы квалифицированной юридической помощи, которое должно произойти на базе адвокатуры. К сожалению, в ряде случаев, критикуя нашу дисциплинарную практику, они оказываются правы.

Сторонники сохранения застывших форм организации адвокатуры в предлагаемом расширении дисциплинарных полномочий ФПА РФ как «системный сбой» рассматривают отход от канонической процессуальной процедуры. Однако такая ли уж каноническая она сейчас? Если обсуждать действующую процедуру рассмотрения дисциплинарных производств, то в ней есть немало изъянов, которые не мешало бы устранить. Но это отдельная тема, и мы рискуем просто утонуть в дискуссиях, если сейчас начнем ее обсуждать.

Замечу, что в Новосибирской области не существует проблемы, вызвавшей предлагаемую законопроектом поправку о введении ограничений по стажу при изменении членства в адвокатской палате, однако она обострилась в центральной части России. Понятно, что эту проблему, создающую напряженность в организации и деятельности адвокатуры, надо решать на законодательном уровне, поскольку принятые ранее корпоративные меры желаемого результата не дали.

Время покажет
Что же касается моделей государственного устройства, то в адвокатуре их использовать по понятным причинам нельзя. Представляются наиболее убедительными возражения первого вице-президента АП Московской области Михаила Толчеева и наиболее аргументированными его доводы о том, что абсолютность демократических принципов может принести пользу лишь в определенное время. Равно как и о том, что она может затормозить динамичное развитие системы.

Вместе с тем полагаю, что если исходить из классического понимания модели управления, то в предлагаемом законопроектом варианте можно усмотреть те несоответствия в процедурах выборов президента адвокатской палаты, которые отмечает Генри Маркович. Однако уверен, что адвокатский «парламент», каковым является общее собрание адвокатов, примет верное решение. И если содержащееся в законопроекте предложение продиктовано исключительно необходимостью обеспечить стабильное развитие и укрепление адвокатуры, доводы о строгом соответствии оспариваемого механизма классическим представлениям можно оставить для теоретических научных работ.

Данный тезис подтверждается сохранением в законопроекте действующих положений Закона об адвокатуре, при которых не только разделены полномочия совета и президента адвокатской палаты, но президент является лицом, подконтрольным совету. Из п. 3 ст. 31 Закона об адвокатуре четко и недвусмысленно усматривается, что «вся власть» в палате в период между общим собранием (конференцией) принадлежит именно совету. Предлагаемые изменения в механизм выборов президента на третий срок не ставят его, вопреки выраженному предположению, выше совета, поскольку сохраняют за ним те же права и обязанности, которые ныне изложены в п. 7 ст. 31 Закона об адвокатуре. Аналогичные нормы закреплены в п. 3, 7, 7.1 ст. 37 Закона об адвокатуре в отношении Совета ФПА РФ и президента ФПА РФ. А это означает, что сложившуюся модель управления адвокатской палатой вносимые  поправки не меняют.

* * *
Изложенное свидетельствует о том, что никакого «системного сбоя» в предлагаемых поправках нет. Если же начали давать сбой некоторые звенья самой системы, то их надо дополнительно настраивать и укреплять.

Комментарии
НОВОСТИ
В небе – Фёдор Плевако

Москва 16.11.2018

Пресс-служба ФПА РФ

Нарушения не глобальны

Москва 16.11.2018

Пресс-служба ФПА РФ

Практика требует изменений в законодательстве

Москва 16.11.2018

Пресс-служба ФПА РФ