Популярные материалы

Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
20 мая 2022 г.
Юрий Пилипенко
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
Благодаря Закону об адвокатской деятельности соблюден баланс между интересами адвокатуры и общефедеральными ценностями
Нвер Гаспарян
19 апреля 2022 г.
Требуется всесторонний подход
Дисциплинарные органы палаты должны оценивать предшествующее поведение суда, явившееся поводом для адвокатского проступка
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
15 апреля 2022 г.
Владислав Гриб
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
У адвокатов есть не только профессиональные, но и общественные обязанности
Нарушения прав адвокатов были всегда
4 апреля 2022 г.
Генри Резник
Нарушения прав адвокатов были всегда
Ряду системных нарушений поставлен заслон, но резко возросли затруднения и прямые препятствия для доступа адвокатов к подзащитным
Олег Смирнов
31 марта 2022 г.
Адвокаты непременно откликнутся на человеческую беду
Проблема оказания правовой помощи беженцам стала очень острой
Нвер Гаспарян
Советник ФПА РФ, адвокат Адвокатской палаты Ставропольского края

Возможно, но в исключительных случаях

15 февраля 2016 г.

О возможности оказания адвокатами содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность


В ответ на запрос президента Федеральной палаты адвокатов РФ от 16 сентября 2015 г. Комиссия Федеральной палаты адвокатов РФ по этике и стандартам дала Разъяснение по вопросам применения п. 3.1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Разъяснение касается очень чувствительной темы для адвокатского сообщества –
возможности оказания адвокатами содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

Следует принципиально различать случаи участия адвоката в проведении оперативно-розыскных мероприятий в интересах своего доверителя как субъекта, в отношении которого они проводятся. В таких случаях адвокат противостоит оперативным сотрудникам, а Разъяснение касается тех случаев, когда адвокат им содействует.

Комиссия ФПА РФ по этике и стандартам в своих разъяснениях сначала констатировала, что ст. 17 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», п. 5 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и п. 3.1 ст. 9 КПЭА имеют некоторые расхождения в законодательной регламентации взаимоотношений оперативно-розыскных служб и адвокатов, что неизбежно порождает разную дисциплинарную и судебную практику, создавая ситуацию правовой неопределенности.

Вместе с тем Комиссия ФПА РФ по этике и стандартам констатировала, что имеющиеся шероховатости не носят фатального характера и не являются непреодолимыми препятствиями для выработки оптимальных правил поведения адвокатов в таких ситуациях.

Важным с практической точки зрения является предложенный алгоритм действий адвоката, столкнувшегося с угрозой причинения вреда своему доверителю.

Во-первых, адвокату необходимо убедиться в том, что такая угроза реальна.
Во-вторых, обсудить с доверителем меры ее ликвидации помимо обращения в правоохранительные органы, в частности, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность.
В-третьих, поставить доверителя в известность о запретах для адвоката сотрудничать с органами, осуществляющими ОРД, установленных Законом об адвокатуре и Кодексом.

В-четвертых, если без ОРД эффективно противостоять преступным действиям нельзя, постараться обеспечить участие в оперативно-розыскных мероприятиях других лиц, в частности, самого доверителя.

В-пятых, только если без участия самого адвоката в ОРД защитить интересы доверителя не представляется возможным, адвокат вправе разово содействовать (сотрудничать) в ОРД на безконтрактной основе.

Исходя из этого содействие (сотрудничество) адвоката с оперативным сотрудником допускается, но только разово, на безконтрактной основе и в качестве крайней необходимости при наличии угрозы причинения вреда своему доверителю, когда иным путем помочь последнему не представляется возможным.

С моей точки зрения является важной позиция Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам о мотивации для таких действий. Они могут быть объяснены только защитой интересов доверителя либо угрозой совершения преступных действий в отношении самого адвоката и его близких родственников.

Сформулированный тезис является основательным и логичным, поскольку адвокаты в уголовном судопроизводстве являются представителями как потерпевших, так и свидетелей, интересы которых иногда совпадают с интересами оперативных сотрудников, проводящих оперативно-розыскные мероприятия.

При этом является абсолютно неприемлемым обоснование участия в ОРД общегражданским долгом, стремлением помочь государству в борьбе с преступностью, поскольку, как правильно указано в Разъяснениях, институт адвокатуры с преступностью не борется, а создан исключительно для оказания профессиональной юридической помощи.

В последнее время участились случаи, когда адвокат, защищая своего доверителя в уголовном судопроизводстве, оказывается задержанным оперативными сотрудниками при попытке получить взятку для дальнейшей ее передачи должностному лицу, и ему предлагается принять участие в оперативном эксперименте (то есть сотрудничать с органами, осуществляющими ОРД) по изобличению должностного лица.

Участие адвоката в проведении оперативно-розыскного мероприятия в таких ситуациях не связано с угрозой причинения вреда его доверителю либо угрозами совершения преступных действий в отношении самого адвоката и его близких родственников, в связи с чем такие ситуации не охватываются Разъяснениями от 28 января 2016 г.

Несмотря на это, как мне представляется, принятие адвокатом решения об участии в таких мероприятиях, хотя и визуально подрывающих его профессиональную репутацию, тем не менее могут объясняться соображениями крайней необходимости, то есть его самозащитой от возможного уголовного преследования и желанием получить какие-либо процессуальные преференции от следователя и суда.

В таком случае адвокат не может быть поражен в своих гражданских и процессуальных правах.
Комиссия ФПА РФ по этике и стандартам оправдала свое предназначение: не прибегая к сложным процедурам законодательных изменений, она устранила неясности и неопределенности в применении отмеченных норм, облегчив их использование.
Поделиться