Популярные материалы

Сергей Макаров
23 октября 2020 г.
Гром медиации, раздавайся!
Законопроект среди ясного неба
Репутацию адвоката нужно зарабатывать постоянно
22 октября 2020 г.
Евгений Галактионов
Репутацию адвоката нужно зарабатывать постоянно
Первого оправдательного приговора Евгений Галактионов добился, будучи стажером и участвуя в процессе по назначению
Важна защита, а не самореклама
15 октября 2020 г.
Игорь Михайлович
Важна защита, а не самореклама
Высококвалифицированные адвокаты, как и прежде, демонстрируют большие достижения
Сергей Макаров
25 сентября 2020 г.
Как адвокату сделать запрос надежным инструментом защиты
(Статья опубликована в журнале «Уголовный процесс». 2020. № 9)
Олег Бибик
21 сентября 2020 г.
Доступ адвокатов к лицам, содержащимся под стражей, затруднен
Предложения АПИО по решению этой проблемы будут направлены Уполномоченному по правам человека в РФ
Нвер Гаспарян
адвокат, советник ФПА РФ

Во благо состязательности

22 марта 2017 г.

Президентский законопроект призван активизировать сторону защиты в состязательном противостоянии с обвинением



Состязательность в Древнем Риме

Из исторических летописей нам известно, что гладиаторские бои в Древнем Риме проводились со 106 г. до н. э. до 404 г. н. э. и были прекращены по приказу императора Гонория, так как это противоречило заповедям Христа.

Почти пятисотлетняя история жестоких и бескомпромиссных сражений сохранила сведения о том, по каким правилам они проходили.

Так, соперников для смертельного поединка старались отобрать таким образом, чтобы они более или менее соответствовали друг другу по весу, силе и ловкости. Император назначал судей, которые проводили бои и принимали промежуточные решения, но над ними всегда возвышался суд многотысячной толпы, голосовавшей жестами. Было принято считать, что «поднятый палец» означал «жизнь», а опущенный – «смерть». Такой самый демократичный суд старался не допускать явной несправедливости во время боев.

Как известно, Римская империя не была правовым государством.

Состязательность в России

В Российской Федерации сначала в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, а затем в ст. 15 УПК РФ 2002 г. был провозглашен принцип состязательности и равноправия сторон обвинения и защиты.

Состязательность была задумана законодателем не для зрелищности и потехи публики, а ради торжества справедливости, ибо только в результате состязательного противостояния равноправных соперников суд способен разобраться, виновен подсудимый или нет, и принять законное решение.

Но если в самом начале действия нового процессуального закона стали появляться какие-то зачатки состязательности, то на данный момент мы с глубоким прискорбием вынуждены констатировать, что они погибли, так и не сумев развиться.

Что представляет собой состязательность в отечественном уголовном процессе сегодня?

Выводя за скобки обсуждаемого вопроса суды с участием присяжных, мы имеем в судебном ринге адвоката, чьи руки скованы наручниками, а на ногах металлические оковы, которые не позволяют быстро передвигаться. Ограниченному в своих возможностях защитнику противостоит уверенный в своих силах прокурор, чьи руки и ноги свободны.

В таком неравноправном бою сторона обвинения, как обычно, доминирует, нанося ощутимые удары своему оппоненту.

Когда же сторона защиты, принимая на себя град ударов и испытывая колоссальные трудности, пытается перейти в контратаку, то сразу получает замечания судьи, который не только пресекает всякую ее активность в ринге, но и в конце вполне определенным образом подводит итоги такого состязания.

Хотя законодательством предусмотрено право ходатайствовать об исключении доказательств, полученных с нарушением закона, о возвращении дела прокурору, о допросе свидетелей, о приобщении к делу документов, заключений специалистов и т.д., на практике данные правомочия либо часто игнорируются, либо обречены на отказ.

Адвокаты нередко возмущаются: «С прокурорами мы справились бы, но против процессуального альянса суда и прокуратуры у нас никаких шансов».

Понимая, что исход такой состязательности предрешен, многие защитники вместе со своими подзащитными подневольно избирают особый порядок судебного разбирательства, признавая вину и отказываясь от неравноправного боя.

Не удивительно, что такая гипертрофированная состязательность стала достоянием Президента РФ, который был вынужден вносить коррективы в действующий процессуальный закон.

Что необходимо изменить?

Основные положения законопроекта хорошо известны. Вот что хотелось бы добавить в развитие реальной состязательности.

1. В ходе судебного разбирательства действует ч. 4 ст. 271 УПК РФ о том, что суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон. Данная норма очень удачно развивает состязательность сторон.
Однако представляется нелогичной и вредной ч. 6 ст. 389.13 УПК РФ, которая фактически отменяет порядок допроса свидетелей защиты в суде апелляционной инстанции, установленный в суде первой инстанции, и оставляет разрешение ходатайства о допросе свидетелей на усмотрение суда.
В соответствии с ч. 6 ст. 389.13 УПК РФ: «Ходатайства сторон об исследовании доказательств, в том числе ходатайства об исследовании доказательств, которые не были исследованы судом первой инстанции (новых доказательств), и о вызове в этих целях в судебное заседание свидетелей, экспертов и других лиц разрешаются судом в порядке, установленном частями первой и второй статьи 271 настоящего Кодекса…»
Сегодня молниеносный суд второй инстанции чаще всего откажет в допросе свидетелей защиты, явившихся в суд, обоснованно полагая, что это является его правом.

2. Предусматривается обязанность органов предварительного расследования гарантировать защитнику участие в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству подозреваемого или обвиняемого.
Очень важно уточнить это право возможностью участия защитника в допросе свидетелей стороны защиты у следователя (дознавателя), поскольку без этого тенденциозный следователь, не заинтересованный в оправдывающих показаниях свидетеля, сможет при помощи стандартных угроз превратить его из свидетеля защиты в свидетеля обвинения.
В этом не будет посягательства на пресловутую тайну следствия, поскольку предполагается, что защитник, собирая доказательства, вправе опрашивать лиц, предположительно владеющих информацией. Участие адвоката в допросе этого свидетеля является вполне логичным и основательным.

3. В развитие судебной состязательности необходимо дополнить ст. 271 УПК РФ частью 5 следующего содержания: «Лицо, заявившее ходатайство, вправе выступить последним с репликой».
Такая норма будет соответствовать ч. 6 ст. 292 УПК РФ, действующей на стадии судебных прений.

Сегодня в судах часто возникают ситуации, когда адвокат заявляет, например, ходатайство об исключении доказательств, полученных с нарушением закона, прокурор в ответ возражает, при этом возникает необходимость возразить прокурору, но суд в таком праве отказывает, ссылаясь на законодательную неурегулированность.

Сложившееся положение противоречит состязательному духу судебного противостояния и не позволяет стороне защиты в возражениях произнести нечто важное, что может повлиять на судебное решение.

После принятия данного законопроекта должны быть сняты оковы с ног и ослаблены наручники на руках стороны защиты, что следует расценивать как позитивное явление.
Поделиться