Популярные материалы

Сергей Макаров
22 ноября 2019 г.
Молчать нельзя комментировать
Где поставить запятую (в интересах процветания адвокатуры)
Александр Гурьев
19 ноября 2019 г.
Увеличение страховых взносов экономически не оправдано
О проекте федерального закона о внесении изменений в Налоговый кодекс
По всем спорным вопросам Концепции предложены решения
16 ноября 2019 г.
Геннадий Шаров
По всем спорным вопросам Концепции предложены решения
Чем дольше тянется волокита с реформой, тем больше «разброда и шатания» на рынке юридической помощи
Сергей Макаров
15 ноября 2019 г.
Назад, к первоначальным истокам
Как важно, когда исправляются ранее допущенные ошибки
Нвер Гаспарян
Советник ФПА РФ, вице-президент АП Ставропольского края, председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Ставропольского края

Уголовный проступок как промежуточный «этаж»

26 сентября 2016 г.

Предлагается провести одну из самых массовых в современной истории России декриминализацию



Верховный Суд РФ предлагает внести в законодательство новую категорию – «уголовный проступок» за преступления небольшой тяжести, а возможно, и за некоторые преступления средней тяжести. Этот вопрос будет рассмотрен на IX Всероссийском съезде судей в декабре 2016 г.

Председатель ВС РФ В.М. Лебедев, объясняя необходимость такого нововведения, охарактеризовал «уголовный проступок», как понятие правонарушения между уголовно-наказуемым деянием и административным правонарушением.

На данный момент по степени общественной опасности мы имеем давно отстроенное двухэтажное здание, на первом «этаже» которого административные правонарушения, а на втором – преступления.

Поскольку уголовный проступок представляет собой меньшую степень общественной опасности, чем преступление, то предлагается на первом «этаже» оставить административные правонарушения, на второй «заселить» уголовные проступки, а третий «этаж» оставить преступлениям.

Возникает закономерный вопрос: какие цели преследует такая реконструкция и чем она обусловлена?

Начнем с того, что в уголовном законодательстве России уголовные проступки были закреплены еще в Своде законов Российской Империи 1832 г.

А еще раньше Екатерина II в первом дополнении к Большому Наказу Уложенной Комиссии 1767 г. высказала мысль о том, что «ненадобно смешивать великого нарушения законов с простым нарушением установленного благочиния: сих вещей в одном ряду ставить не должно».

Эта идея нашла отражение в Уставе благочиния 1782 г., согласно которому лица, совершившие значительные правонарушения, направлялись в суд для определения им меры наказания, а по малозначительным нарушениям окончательное решение принималось в полиции.

Категория «уголовный проступок» успешно просуществовала до прихода к власти большевиков в 1917 г.

Поэтому такая идея вовсе не нова под отечественной луной.

В чем польза от нововведений
Вся прелесть предлагаемых нововведений в том, что переведенные на второй «этаж» в разряд уголовных проступков преступления небольшой тяжести (возможно, и средней тяжести) преступлениями не будут считаться со всеми вытекающими последствиями: у осужденных не будет судимости, наказания в виде лишения свободы, будет сокращен срок давности привлечения к ответственности и т.п.

Лицо, совершившее уголовный проступок, должно получить от законодателя больше процессуальных возможностей для освобождения от ответственности по не реабилитирующим обстоятельствам.

Речь идет о большом количестве уголовных дел: так, в 2015 г. из миллиона дел 55% составляли преступления небольшой тяжести.

Иными словами, предлагается провести одну из самых массовых в современной истории России декриминализацию.

Можно предположить, что декриминализация коснется миллионов граждан, которые в прежние годы были судимы за преступления небольшой тяжести и, конечно же, тех, которые совершат данные деяния в будущем.

Процедура приведения ранее вынесенных приговоров в соответствие с предлагаемыми изменениями ляжет серьезным бременем на суды, которым не привыкать к законодательным преобразованиям, но для осужденных граждан станет радостным событием.

Не секрет, что факт судимости создает для последних и их родных серьезные препятствия и психологические проблемы.

Совершенно очевидно, что любая декриминализация, а тем более такая массовая, соответствует интересам адвокатского сообщества и правозащитным соображениям.

Такая либерализация уголовного закона станет актом государственного милосердия, поскольку направлена на смягчение ответственности оступившихся людей и на снижение градуса процессуального противостояния власти и граждан в условиях грядущих экономических неурядиц.
Великий А.Ф. Кони писал: «Все главные приемы судоговорения следовало бы подвергнуть своего рода критическому пересмотру с точки зрения нравственной дозволительности».

 Руководствуясь определяющим критерием, следует признать, что милосердие и гуманность со стороны государства – морально-нравственная категория.

Именно поэтому знаменитый московский митрополит Филарет в своей речи «о назидании ссыльных» говорил, что относиться к преступнику надо «с христианской любовью, с простотою и снисхождением и остерегаться всего, что унижает или оскорбляет. Низко преступление, а человек достоин сожаления».

 Может возникнуть вопрос относительно интересов потерпевших. Смогут ли они оспорить в будущем изменения в закон, например, в Конституционном Суде РФ?

На мой взгляд, декриминализация путем перевода преступлений небольшой тяжести в разряд уголовных проступков прав потерпевших не затронет. Виновные, как и прежде, претерпят процедуру привлечения к ответственности, их настигнет наказание, хотя и более мягкое, чем прежде. Конституционное право на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба для потерпевших останется незыблемым.

Потребуются иные законодательные изменения
Нововведения потребуют внесения изменений в различные нормативно-правовые акты.
Так, в ст. 15 УК РФ с уходом преступлений небольшой тяжести (а возможно, и средней тяжести) должны меняться категории преступлений и их количество.

Законодателю придется определиться, является ли совершение уголовного проступка препятствием для прохождения различных видов государственной службы, в том числе и для адвокатской деятельности, и сообразно этому внести дополнения в целый ряд законов.

Необходимо разработать процессуальные нормы (возможно как раздел УПК РФ или КОАП либо в рамках отдельного закона) по привлечению лиц к ответственности за уголовные проступки. Понятно, что порядок и сроки производства по таким правонарушениям будут короче и проще, чем по уголовным преступлениям.

Вся нагрузка по рассмотрению новых дел ляжет на мировые суды.

Новый «этаж» под названием «уголовные проступки» в заявленной председателем ВС РФ концепции представляется вполне приемлемым и полезным.
Однако оценка может кардинально измениться, если, отстроив новое трехэтажное здание, в разряд уголовных проступков на второй «этаж» в основном станут переводить административные правонарушения с первого «этажа», а с третьего спустят минимальное количество преступлений.
Нельзя допустить, чтобы такая конструкция была бы использована для усиления ответственности лиц, совершивших административные правонарушения.

Наконец, очень хотелось бы, чтобы Верховный Суд РФ, выдвигая полезные законодательные инициативы, все же обратил свой взор на зашкаливающий и ранее небывалый уровень обвинительного уклона в своем ведомстве, изменив принятые подходы. Иначе позитивный эффект от предложенных инициатив может оказаться ничтожным.
Поделиться