Популярные материалы

Михаил Толчеев
11 августа 2022 г.
Адвокат – не торговец, а самурай
Концептуальные подходы к решению вопроса об отказе от защиты
Право призвано сделать жизнь предсказуемой, доступной и безопасной
21 июля 2022 г.
Владимир Плигин
Право призвано сделать жизнь предсказуемой, доступной и безопасной
Рождающиеся правовые нормы должны быть законными и легитимными, не опираясь только на предполагаемый большой объем принуждения
Работаем прозрачно, требовательно и ответственно
15 июля 2022 г.
Елена Кузьмина
Работаем прозрачно, требовательно и ответственно
Все правоохранительные органы и суды Чувашской Республики довольны КИС АР
Борис Золотухин
13 июля 2022 г.
Оправданная жесткость
О введении наказания за пропаганду наркотиков в интернете
Адвокат по назначению не должен быть статистом для суда
1 июля 2022 г.
Елена Леванюк
Адвокат по назначению не должен быть статистом для суда
При наличии в уголовном деле добросовестного защитника по соглашению защитник по назначению в нем участвовать не может
Олег Смирнов
Член Совета ФПА РФ, президент Адвокатской палаты Иркутской области

QR-код для адвоката: борьба с инфекцией или с защитником?

20 декабря 2021 г.

Об ограничениях, которые могут вводиться лишь на основании норм федерального законодательства


Последние два года мы живем в условиях измененной реальности. Коронавирус и правительственные меры по борьбе с ним внесли глобальные коррективы во всем общественном устройстве, характерные не только для России, но и для всего мира. Было бы наивным полагать, что такие меры рано или поздно не затронут сферу профессиональной деятельности адвокатов.

Борьба с распространением инфекции в нашем регионе приобретала подчас крайне причудливые формы. Например, в 2020 г. коллеги по прибытии в следственный изолятор прочитали объявление о том, что в связи с распространением коронавирусной инфекции и на основании приказа главного санитарного врача ГУФСИН свидания адвокатов с подзащитными могут осуществляться исключительно в присутствии следователя. Уникальный документ, храню его в личной коллекции профессиональных редкостей. Потребовалось почти две недели нашей активной работы с привлечением ресурса Федеральной палаты адвокатов и Министерства юстиции для того, чтобы закон и разум восторжествовали, адвокатов вновь начали допускать к подзащитным.

2021 г. принес новые сюрпризы. В ноябре в АП Иркутской области стали поступать обращения адвокатов об ограничении доступа в следственный изолятор   и в другие учреждения уголовно-исполнительной системы области. Отказы в предоставлении свиданий с доверителями были мотивированы распоряжением руководства о необходимости предъявления адвокатами QR-кода. Аналогичная информация была размещена на сайте регионального ГУФСИН, опять со ссылкой на распоряжение главного санитарного врача службы исполнения наказаний.

Возник вопрос о выборе надлежащего способа реагирования на факты нарушения прав адвокатов. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в этом смысле далек от совершенства. С одной стороны, целью создания и деятельности адвокатских палат является представительство и защита интересов адвокатов в органах государственной власти (п. 4 ст. 7 закона), с другой – полное отсутствие реальных правовых механизмов для такого представительства и защиты. Мы не можем обратиться в суд с иском в интересах состоящих в региональной палате адвокатов, поскольку такой иск суд расценит как заявленный ненадлежащим истцом. Наши возможности ограничены направлением обращений (а по сути – прошений) в уполномоченные госорганы с просьбой о том, чтобы права адвокатов не нарушались.

В данном случае Совет АП Иркутской области посчитал необходимым обратиться к прокурору области с просьбой дать правовую оценку ситуации и принять меры прокурорского реагирования. В обращении палаты было указано следующее:

– положениями федерального и областного законодательства подобного рода ограничения не предусмотрены;

– процесс оказания юридической помощи подзащитным носит непрерывный характер, отказ в допуске адвокатов неминуемо приведет к невозможности осуществления полноценной защиты, нарушению права лиц, содержащихся под стражей, к срывам следственных действий;

– данные действия нарушают установленный п. 1 ст. 18 Закона об адвокатуре запрет на воспрепятствование адвокатской деятельности.

Через два дня после направления обращения ситуация исправилась, QR-коды от адвокатов требовать перестали. Чуть позже мы получили письменный ответ областной прокуратуры, суть которого сводилась к следующему:

– законодательство о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения предоставляет право главным санитарным врачам вводить ограничения (карантин) в организациях;

– прокуратурой области перед областным ГУФСИН был обозначен приоритет реализации норм ст. 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» о предоставлении права на свидание с защитником;

– постановление главного санитарного врача в части возможности посещения адвокатами учреждений уголовно-исполнительной системы Иркутской области при обязательном наличии штрихового кода отменено.

Не испытываю большого оптимизма относительно того, что вопрос решен окончательно и в нашу пользу. Да, пока очередную атаку получилось отбить. Но не факт, что ситуация не повторится завтра. Могу предположить, что государственная политика тотальной вакцинации будет продолжена и все равно дойдет до людей нашей профессии. Это реалии, которые нужно принять как данность.

Вместе с тем внезапное и одномоментное введение требований об обязательных для адвокатов QR-кодах может повлечь невозможность обеспечения защиты по уголовным делам, находящимся в производстве следствия и рассматриваемых судами. Сразу возникает слишком много вопросов, на которые нет и не может быть универсального ответа: как быть с заменой адвокатов в уголовном деле, подлежит ли адвокат без прививки и штрихового кода отводу, а если да, то по каким основаниям, найдется ли достаточное количество привитых адвокатов для обеспечения потребности региона в таковых. Если же ответа, основанного на законе, нет, то его, как всегда, подскажет жизнь и ответ будет не в нашу пользу. По принципу, заложенному в классике: «Пущать не велено!»

Думаю, что в этом вопросе нет и не может быть скоропалительных решений. Любые ограничения могут вводиться лишь на основании норм федерального законодательства. При всем уважении к профессии главного санитарного врача ГУФСИН только федеральный законодатель уполномочен регулировать сферу уголовного судопроизводства и вводить какие-либо ограничения. Здесь будет уместно отметить, что в рассматриваемом в настоящее время законопроекте о введении QR-кодов в общественных местах учреждения пенитенциарной системы не упомянуты.

Требования об обязательной вакцинации должны в равной степени распространяться не только на адвокатов, но и на всех участников уголовного судопроизводства, на сотрудников системы исполнения наказаний. Если карантин, то карантин для всех, а не только для адвокатов. По своим наблюдениям могу сказать, что среди сотрудников правоохранительных органов людей с антиваксерскими настроениями ничуть не меньше, чем среди наших коллег.

Поделиться