Популярные материалы

Евгений Панин
16 июня 2021 г.
Все пути ведут в Ялту
О предстоящем Третьем Всероссийском конгрессе молодых адвокатов
Любовь Черникова
15 июня 2021 г.
Точка как знак агрессии и другие тонкости
О семинаре «Современный деловой этикет для юристов»
Нвер Гаспарян
2 июня 2021 г.
Полезный смартфон
Ограничения прав адвокатов могут затронуть интересы каждого гражданина
Николай Жаров
28 мая 2021 г.
Зона, свободная от смартфонов и кофе
О попытке запретить адвокатам проносить в исправительные учреждения технические средства связи
Алексей Иванов
27 мая 2021 г.
«Охота» на адвоката
О методах выдавливания из профессии и как им противостоять
Нвер Гаспарян
Советник ФПА РФ, адвокат Адвокатской палаты Ставропольского края

Полезный смартфон

2 июня 2021 г.

Ограничения прав адвокатов могут затронуть интересы каждого гражданина


Начало XXI в. ознаменовалось тотальной и безоговорочной победой смартфонов над человечеством.

Мобильные телефоны сегодня – это не только средство для переговоров, но и многофункциональный инструмент для решения многочисленных проблем.

Конечно же, смартфон с его широкими полезными возможностями необходим адвокату везде, в том числе и при посещении своих доверителей в исправительных колониях.

Дабы разогнать тучу неопределенности и возможных сомнений, раскрою для чего.

Использование адвокатами технических средств, позволяющих осуществлять аудио- и видеозапись, создаст возможности для оказания квалифицированной юридической помощи.

По смыслу конституционных норм и корреспондирующих им положений Международного пакта о гражданских и политических правах (подп. «b» п. 3 ст. 14), Конвенции о защите прав человека и основных свобод (подп. «b», «c» п. 3 ст. 6), а также конкретизирующих их норм Уголовно-процессуального кодекса РФ (ч. 1 ст. 16, п. 11 ч. 1 ст. 53, п. 1 ч. 3 ст. 86), существенным и неотъемлемым элементом права на помощь адвоката (защитника) является не только предоставление содержащемуся под стражей обвиняемому (подозреваемому) возможности непосредственного общения со своим защитником, но и возможность последнего оказать квалифицированную юридическую помощь обвиняемому (подозреваемому) всеми средствами и способами, не запрещенными законом.

Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (подп. 1, 3 п. 3 ст. 6), Уголовно-процессуальным кодексом РФ (ст. 84, подп. 1 ч. 3 ст. 86) закреплено право адвоката (защитника) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, фиксировать, в том числе с помощью технических средств, информацию, содержащуюся в материалах дела, получать и представлять предметы, документы и иные сведения, к которым могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации.

Использование смартфонов при посещении исправительных колоний необходимо для того, чтобы:

1. Произвести опрос доверителя с использованием аудио- или видеозаписи в соответствии со ст. 3 п. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

2. Оперативно проконсультировать доверителя по вопросам, связанным с действующим законодательством. Как известно, у многих адвокатов в телефонах имеются справочно-правовые системы.

Очевидно, что коллеги-современники не могут тащить за собой в исправительную колонию всю юридическую библиотеку, чтобы найти в ней ответы на поставленные вопросы.

3. Используя технические средства, можно сфотографировать имеющиеся у осужденного телесные повреждения и доказательно поставить вопрос о привлечении к уголовной ответственности виновных лиц.

В средствах массовой информации все чаще появляется информация о совершаемых пытках в отношении осужденных в исправительных колониях и о многочисленных возбужденных уголовных делах.

Конечно же, сотрудники колоний как потенциальные подозреваемые не заинтересованы в раскрытии таких преступлений и фиксации имеющихся телесных повреждений. Они предпримут все возможные и невозможные меры для того, чтобы скрыть следы своих противоправных деяний. И только адвокат с видеокамерой на своем телефоне сможет эти повреждения снять и зафиксировать, а потом использовать в доказывании.

4. Смартфон необходим и самому адвокату для защиты его профессиональных прав.

В моем адвокатском образовании несколько лет назад имелся неприятный факт, когда фактически задержали адвоката, который часто приходил в учреждение к своему доверителю и после этого писал гневные жалобы на действия администрации. Обозленные этим сотрудники сначала стали угрожать адвокату тем, что могут подбросить ему запрещенные предметы, а затем незаконно составили в отношении него протокол об административном правонарушении, продержав его в колонии около шести часов.

Хотя позже мировой суд прекратил производство по делу об административном правонарушении в отношении адвоката, стало очевидным, что любой защитник абсолютно беззащитен в условиях исправительной колонии, где должностные лица вынашивают дурные и волюнтаристские намерения.

Только мобильный телефон с включенной камерой может их остановить и вернуть их поведение в законные рамки.

Не редки случаи, когда при досмотрах в колониях у адвокатов безосновательно изымают документы, составляющие адвокатскую тайну.

Возникает потребность в реализации иных полномочий адвокатов с использованием смартфонов.

5. Законопроект «О внесении изменений в Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации», который Государственная Дума уже передала в Совет Федерации, в этой части противоречит целям и задачам Федерального закона № 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» и, по сути, препятствует выявлять предполагаемые нарушения закона, создавая искусственные трудности в их выявлении.

6. Следует напомнить, что не случайно Верховный Суд России неоднократно в своих последовательных решениях[1] признавал недействующим п. 77 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утв. Приказом Минюста России от 16 декабря 2016 г. № 295, и частично недействующим п. 17 приложения № 1 к указанным Правилам. Суд сделал вывод о том, что для получения юридической помощи осужденными Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации предусматривает предоставление свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов (ч. 4 ст. 89) и не устанавливает запретов проносить на территорию исправительного учреждения технические средства связи.

Тем самым высший суд России еще до внесения данного законопроекта в Государственную Думу вполне недвусмысленно считал возможным и законным использование адвокатами смартфонов в исправительных колониях.

Следует особо подчеркнуть, что адвокаты, находясь в исправительных колониях, не собираются производить звонки со своих телефонов, они даже готовы сдавать сим-карты при входе и получать обратно при выходе.

Какие аргументы выдвигают авторы законопроекта о запрете проноса смартфонов?

В пояснительной записке указывается: «В целях исключения случаев проноса адвокатами и иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, на территорию исправительного учреждения технических средств связи, а также технических средств (устройств), позволяющих осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись, законопроектом предлагается внести соответствующие изменения в ст. 89 и 158 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации».

Кроме этого, нам говорят, что запрет вводится для борьбы с так называемыми тюремными колл-центрами, откуда посредством телефонных звонков совершаются многочисленные преступления.

На мой взгляд, объявленные доводы в пользу этого законопроекта совершенно не пригодны для серьезной дискуссии.

При добросовестном исполнении сотрудниками колоний своих обязанностей никто и никогда не сможет передать телефоны осужденным.

Так, последних тщательно досматривают перед свиданием с адвокатом, а потом также усиленно досматривают после свидания.

Само общение происходит под контролем видеокамер. Передать телефон в таких условиях невозможно, а если и удастся, то такой факт будет незамедлительно вскрыт с привлечением к ответственности, причем как адвоката, так и осужденного.

Аргумент про колл-центры в колониях вообще странноватый.

Разве есть хотя бы один установленный факт, что один звонок, сделанный осужденным в целях совершения мошенничества, был произведен из телефона, переданного адвокатом?

Мне такие факты неизвестны, но и апологеты этого законопроекта их не называют.

Совершенно очевидно, что для решения отмеченной проблемы законотворцы заходят не с той стороны.

Тут надо усиливать деятельность самих исправительных колоний по контролю за осужденными, а не лишать адвокатов реализации их профессиональных полномочий.

Место сидения определяет точку зрения авторов законопроекта. Однако с учетом суровой отечественной действительности всегда следует иметь в виду, что это самое место иногда меняется.

И осознание данного объективного обстоятельства должно приводить к пониманию того, что ограничения адвокатов в правах или лишение их прав на самом деле касаются не только самих защитников, они могут уже завтра затронуть интересы каждого гражданина, заинтересованного в получении квалифицированной юридической помощи, что гарантировано ст. 48 Конституции РФ.




[1] Решение Верховного Суда РФ от 10 ноября 2017 г. № АКПИ17-867;
Решение Верховного Суда РФ от 15 апреля 2009 г. № ГКПИ09-13;
Решение Верховного Суда РФ от 7 февраля 2012 г. № ГКПИ11-2095.



Поделиться