Популярные материалы

Поезд изменений в зависимости от нашего о нем мнения не остановится
3 декабря 2021 г.
Михаил Толчеев
Поезд изменений в зависимости от нашего о нем мнения не остановится
Цифровая экосистема адвокатуры снизит транзакционные издержки и позволит не оказаться в аутсайдерах
Крайности смыкаются и отторгаются, а безответственность и безнаказанность всегда способствуют злоупотреблениям
22 ноября 2021 г.
Вадим Клювгант
Крайности смыкаются и отторгаются, а безответственность и безнаказанность всегда способствуют злоупотреблениям
Проекты законодательных норм об ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности по-прежнему обездвижены
Генри Резник
15 ноября 2021 г.
Дружба непоколебима, истина – не помеха
Возбудить – не значит привлечь
Проект создания госюрбюро чрезмерно и неоправданно затратный
10 ноября 2021 г.
Ирина Кривоколеско
Проект создания госюрбюро чрезмерно и неоправданно затратный
Недовольство вызывает ограниченный круг лиц – возможных получателей БЮП и вопросов, по которым такая помощь может быть предоставлена
«Погоду» в адвокатуре делает «средний адвокат»
10 ноября 2021 г.
Николай Жаров
«Погоду» в адвокатуре делает «средний адвокат»
Доверитель должен быть уверен, что, обратившись к любому, пусть и совсем неизвестному, адвокату, он получит надежную профессиональную опору
Нвер Гаспарян
Советник ФПА РФ, адвокат Адвокатской палаты Ставропольского края

Еще один довод в пользу адвокатской монополии

5 февраля 2018 г.

О последствиях предательства представителя



Представители адвокатского сообщества давно пытаются убедить юридическую и иную общественность в безусловной пользе адвокатской монополии. Не все с этим соглашаются, но текущая жизнь подбрасывает новые заслуживающие внимания аргументы.

Вот уже в течение нескольких месяцев россияне, прильнув к экранам телевизоров и мониторам компьютеров, с нетерпением ожидают развязки семейного конфликта между выдающимся актером Арменом Джигарханяном и Виталиной Цымбалюк-Романовской.

Не имею намерения дополнительно освещать этот драматический процесс, меня в нем заинтересовал лишь один очень интересный этический аспект.

Как известно, представителем Виталины в различных органах выступала ее подруга Элина Мазур. Последняя имеет высшее экономическое образование, а вот юридического образования у нее нет. Тем не менее российское законодательство позволяло ей выступать в интересах Цымбалюк-Романовской по доверенности.

Мазур сначала выполняла свои обязанности достаточно активно, успевая защищать интересы своей доверительницы в государственных органах и различных телевизионных передачах. Однако в конце декабря 2017 г. неожиданно для всех она стала яростно обвинять Цымбалюк-Романовскую в мошеннических действиях в отношении Армена Джигарханяна и признаваться, что доверительница изначально наняла ее для того, чтобы незаконно завладеть имуществом, принадлежащим Армену Борисовичу.

Кроме того, со слов самой Элины, она передала адвокатам Армена Джигарханяна важные документы, подтверждающие виновность Виталины в совершении преступления, и выразила готовность дать показания против своей бывшей доверительницы.

Перевоплощение представителя Цымбалюк-Романовской Элины Мазур из защитника в обвинители можно осуждать с нравственной точки зрения, но вот с позиций действующего законодательства такое поведение абсолютно ненаказуемо.

Получилось так, что Виталина на свой страх и риск выбрала бывшую подругу на роль представителя, поведала ей свои тайны, передала важные документы, а потом, когда их отношения испортились, Элина полученную информацию использовала против нее.

Но ведь поступить так, как Элина Мазур, могут и другие представители, потому что для них нет никаких сдерживающих норм и правил.

Можно, конечно, критиковать и некоторых адвокатов за то, что они тоже способны на различные профессиональные прегрешения. Но ведь никто не станет отрицать то важное обстоятельство, что именно в адвокатуре действуют Федеральный закон и Кодекс профессиональной этики, обязывающие хранить адвокатскую тайну, запрещающие действовать вопреки законным интересам доверителя, занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, делать публично заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает.

Нарушителей этих основополагающих норм органы адвокатского самоуправления привлекают к строгой дисциплинарной ответственности вплоть до лишения статуса адвоката.

Предательство интересов клиента всегда считалось самым тяжким профессиональным правонарушением адвоката.

Если бы Элина Мазур была членом адвокатского сообщества, то она, очевидно, не стала бы себя так вести, опасаясь осуждения своих коллег и боясь навсегда расстаться с профессией.

Данная печальная история стала достоянием общественности благодаря известности фигурирующих в ней лиц, но остается только предполагать, какое количество наших сограждан пострадали и еще пострадают от действий так называемых вольных юристов и тех, кто позиционирует себя в таком качестве.

Сегодня эти граждане заслуживают только лишь слов сожаления, поскольку куда-либо пожаловаться, чтобы наказать своих обидчиков, они не могут.

Но и дела свои, наиболее вероятно, проиграют, поскольку переход представителя на противоположную сторону со всеми поведанными ему тайнами причинит их интересам непоправимый вред, от которого они вряд ли смогут оправиться в будущем, даже если найдут себе этически безупречного представителя.

С учетом приведенного примера встает риторический вопрос: нужна ли нам адвокатская монополия, или лучше сохранить положение вещей, при котором представители смогут безнаказанно предавать своих доверителей?  
Поделиться