Популярные материалы

«Жизнь продолжается, несмотря ни на что: люди женятся, делят имущество»
13 мая 2024 г.
Михаил Толчеев
«Жизнь продолжается, несмотря ни на что: люди женятся, делят имущество»
Первый вице-президент ФПА о том, как живут и работают адвокаты в новых регионах
Идти и не останавливаться
26 апреля 2024 г.
Арсен Багрян
Идти и не останавливаться
Единственным действительно конкурентным преимуществом являются знания и навыки их применения
«Мы всегда открыты к новым образовательным проектам»
28 марта 2024 г.
Юлия Муллина
«Мы всегда открыты к новым образовательным проектам»
Повышение профессионального уровня в арбитраже будет полезно адвокатам не только для ведения арбитражных разбирательств, но и для судебных процессов
Дисциплинарная практика – неотъемлемая форма самоконтроля профессиональной корпорации
1 марта 2024 г.
Акиф Бейбутов
Дисциплинарная практика – неотъемлемая форма самоконтроля профессиональной корпорации
Основная задача дисциплинарных органов – выработать единые подходы к оценке действий (бездействия) адвоката в той или иной ситуации
Работать во благо адвокатуры, во благо людей
1 февраля 2024 г.
Юрий Денисов
Работать во благо адвокатуры, во благо людей
1 февраля 2024 г. отмечает профессиональный юбилей президент АП Владимирской области Юрий Васильевич Денисов

Дискуссии

Сергей Макаров
Советник ФПА РФ, адвокат АП Московской области, доцент МГЮА, к.ю.н.

Адвокат должен надлежащим образом выполнять свои обязанности по соглашению, пока оно не расторгнуто

11 декабря 2023 г.

Разъяснение КЭС ФПА РФ по вопросам применения п. 2 ст. 13 КПЭА – огромный шаг для укрепления защиты прав и интересов адвокатов



30 ноября Нвер Гаспарян опубликовал заметку «Тихая этическая революция в адвокатуре», в которой изложил очень содержательный комментарий к Разъяснению КЭС ФПА РФ по вопросам применения п. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятому на заседании КЭС 6 декабря 2022 г. и утвержденному Решением Совета ФПА РФ 15 декабря 2022 г., где разъясняется возможность расторжения соглашения об оказании юридической помощи в случае нарушения доверителем условий оплаты оказываемой адвокатом помощи.

Указанное Разъяснение Нвер Саркисович оценивает положительно, и исключительная ценность его комментария в том, что в развитие содержания Разъяснения он перечисляет, какие действия должен предпринять адвокат (в частности, обязательно встретиться с доверителем, находящимся в СИЗО, и проинформировать его о намерении расторгнуть соглашение).

Хочу высказаться относительно обеих основных позиций заметки нашего уважаемого коллеги.

Прежде всего, очень положительно оцениваю это Разъяснение. Скажу прямо: считаю его, если можно так выразиться, исключительно адвокато-ориентированным. Манипулирование адвокатом со стороны подзащитного или его близких людей (которые в случае заключения именно ими соглашения с адвокатом тоже являются его доверителями) с помощью оплаты или неоплаты гонорара, с учетом наличия у адвоката серьезных этических обязанностей, должно быть исключено как абсолютно недопустимое. Но и прямое нарушение прав адвоката неоплатой гонорара либо иным несоблюдением финансовых обязательств со стороны доверителя, даже без элемента манипулирования, также считаю крайне нежелательным.

Разумеется, адвокат должен проявить понимание в отношении возникающей у доверителя ситуации и не настаивать на расторжении соглашения при первом же факте несоблюдения доверителем своих финансовых обязательств. Однако последовательно жертвовать своими интересами (а соответственно, и интересами своей семьи, своих близких) адвокат тоже не должен.

Поэтому, в частности, довод о том, что в случае банкротства доверителя адвокат должен с пониманием отнестись к тому, что кредиторы изымают у доверителя имущество и у него не остается средств для оплаты гонорара, не могу принять со стопроцентным одобрением.

В отношении другого тезиса уважаемого коллеги – о необходимости добросовестного выполнения адвокатом своих профессиональных обязанностей при оказании помощи каждому доверителю – хочу высказаться еще более четко. В заметке говорится о недопустимости такого выполнения адвокатом поручения, при котором адвокат формально действует (присутствует при совершении следственных действий, в судебных заседаниях и т.п.), но фактически бездействует (ничего или почти ничего не делает в рамках этих следственных действий и судебных заседаний – не задает вопросов, не заявляет ходатайств и т.п.). По моему мнению, такое поведение адвоката абсолютно недопустимо: пока действует соглашение об оказании юридической помощи (то есть пока оно не расторгнуто), – адвокат должен максимально добросовестно выполнять все необходимые действия в интересах доверителя, даже если оплата его помощи прекратилась.

Подытожу: то, что в декабре прошлого года это Разъяснение КЭС было принято и утверждено, – огромный шаг для укрепления защиты прав и интересов адвокатов (и исключительно хорошо, что этот шаг сделан). Однако его принятие ничуть не отменяет базовой, фундаментальной обязанности адвоката надлежащим образом выполнять свои обязанности по соглашению – то есть безукоризненно выполнять абсолютно все действия, которые могут быть направлены к защите интересов доверителя, – вплоть до момента прекращения действия соглашения (в силу завершения выполнения адвокатом поручения по этому соглашению или в силу расторжения соглашения по инициативе адвоката или доверителя).

Поделиться