Популярные материалы

Прошлое, настоящее и будущее корпорации в артефактах
21 июня 2024 г.
Сергей Насонов
Прошлое, настоящее и будущее корпорации в артефактах
Собирание материалов об адвокатуре из профессионального увлечения переросло в коллекционирование
Корпоративная взаимопомощь и взаимовыручка
31 мая 2024 г.
Евгений Шмелев
Корпоративная взаимопомощь и взаимовыручка
Адвокат АП города Москвы, КА «Адвокаты на Дубровке»
«Жизнь продолжается, несмотря ни на что: люди женятся, делят имущество»
13 мая 2024 г.
Михаил Толчеев
«Жизнь продолжается, несмотря ни на что: люди женятся, делят имущество»
Первый вице-президент ФПА о том, как живут и работают адвокаты в новых регионах
Идти и не останавливаться
26 апреля 2024 г.
Арсен Багрян
Идти и не останавливаться
Единственным действительно конкурентным преимуществом являются знания и навыки их применения
«Мы всегда открыты к новым образовательным проектам»
28 марта 2024 г.
Юлия Муллина
«Мы всегда открыты к новым образовательным проектам»
Повышение профессионального уровня в арбитраже будет полезно адвокатам не только для ведения арбитражных разбирательств, но и для судебных процессов

Победа Дианы Ципиновой – это победа нашей корпорации

15 декабря 2023 г.

«Наши процессуальные оппоненты, нарушающие профессиональные права адвокатов, достаточно часто ошибаются и дают нам дополнительные возможности»

Нвер Гаспарян

Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, советник ФПА РФ, член Совета, председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Ставропольского края
Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, советник ФПА РФ, член Совета, председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Ставропольского края Нвер Гаспарян ответил на вопросы «АГ» о деле адвоката АП Кабардино-Балкарской Республики Дианы Ципиновой, о своей работе в органах адвокатского самоуправления, об участии в программах по повышению профессионального уровня адвокатов, адвокатской практике, о сотрудничестве с адвокатскими СМИ.


– Нвер Саркисович, за последние годы у Вас было как минимум одно резонансное дело – Дианы Ципиновой, обвинявшейся в применении насилия в отношении сотрудника полиции во время конфликта между полицейскими и адвокатами, прибывшими к отделу полиции для оказания юридической помощи задержанному коллеге Ратмиру Жилокову в мае 2020 г. Это не просто резонансное, а знаковое для российской адвокатуры дело. 29 ноября 2023 г. Верховный Суд Кабардино-Балкарской Республики оставил в силе оправдательный приговор, вынесенный 7 июля этого года Урванским районным судом КБР в связи с отсутствием в действиях Дианы Ципиновой состава преступления. Поздравляем Диану, Вас и всех ее защитников с победой, к которой вы вместе шли в течение трех лет. Кто из адвокатов, кроме Вас, осуществлял защиту по этому делу?

– Спасибо большое! Действительно, была достигнута одна для всех победа, значение которой сложно переоценить. В моей более чем четвертьвековой адвокатской деятельности было достаточно удачных дел, но это занимает особое место, потому что за нами следило и за нас переживало все адвокатское сообщество. Наша команда в полной мере понимала весь груз лежащей на нас ответственности. Это адвокаты Мурат Карабашев (Карачаево-Черкесская палата), Ольга Чуденцева (Ставропольская палата), Сурен Байрамов (Ставропольская палата), Мадина Ворукова (Карачаево-Черкесская палата). В ходе досудебного производства в разное время нам помогали адвокаты Армен Саркисян (Саратовская палата), Магомед Абубакаров (Чеченская палата).

Необходимо отдельно поблагодарить адвоката Бориса Золотухина (Белгородская палата), который хотя и не принимал непосредственного участия в защите, но постоянно звонил и предлагал много полезных идей для защиты (Борис Золотухин является советником ФПА РФ. – Прим. ред.).

– Какое участие приняла Федеральная палата адвокатов РФ?

– Федеральная палата адвокатов РФ, с моей точки зрения, сыграла решающую роль в нашей победе: вместе с «Адвокатской газетой» она на протяжении трех лет оказывала нам колоссальную информационную поддержку; второй президент Юрий Сергеевич Пилипенко осуществлял непосредственное руководство делом; действующий президент Светлана Игоревна Володина получала заключения специалистов, обращалась к Уполномоченному по правам человека в РФ, который направил заключение в нашу пользу, прилетала нас поддержать на судебные прения; первый вице-президент ФПА РФ Михаил Николаевич Толчеев тоже получал заключения специалистов, участвовал в суде по мере пресечения в качестве защитника; председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Генри Маркович Резник интересовался ходом защиты, проверял готовившиеся ходатайства и давал советы; его заместитель Вадим Владимирович Клювгант прилетал в Нальчик и оказывал нам поддержку. Как видите, у нас была мощнейшая и представительная команда.

– В чем Вы видите главное значение дела Дианы Ципиновой для адвокатской корпорации?

– Наверное, в том, что в условиях беспрецедентного противодействия со стороны ГСУ СК по СКФО и Главного управления Генеральной прокуратуры РФ в СКФО и ЮФО нам удалось отстоять невиновность коллеги, защитить ее профессиональные права и добыть столь необходимую победу. Все прекрасно понимали, что победа Дианы Ципиновой – это победа каждого адвоката, победа нашей корпорации.

Вынесение обвинительного приговора означало бы, что любого адвоката, пришедшего защищать, можно безосновательно унизить и выкинуть из отдела полиции, причинив телесные повреждения, а если он решится на физическую защиту своих прав, то и вообще привлечь к уголовной ответственности. Если бы такой судебный прецедент состоялся, то незащищенность каждого адвоката была бы очевидной. Это вдохновило бы недобросовестных правоохранителей на повторение такого опыта. Нам хорошо известно, что диффузия произвола распространяется достаточно быстро. Этого нельзя было допустить.

– Что в работе по этому делу, с Вашей точки зрения, было наиболее сложным?

– Самое сложное – это, осаждая в течение длительного времени неприятельскую обвинительную крепость, видеть, что она не рушится. По всем законам и правилам военного искусства крепость должна была развалиться при первом залпе. Более сотни ходатайств и жалоб во все инстанции, включая Конституционный Суд РФ, иногда давали нам какие-то процессуальные преференции, но дело упорно не прекращалось.

Меняющиеся следователи выступали «адвокатами» сотрудников полиции, безосновательно отказывали в обоснованных ходатайствах, прокуроры по делу не замечали грубейших нарушений. Понимать, что закон и правда на нашей стороне, и при этом часто слышать от должностных лиц «отказать», «ходатайство необоснованно», «отказать в удовлетворении» – это очень тяжелое психологическое испытание.

Однажды мы с Дианой обжаловали в апелляционном порядке откровенно незаконное постановление суда. Перед входом в зал судебных заседаний, морально готовя себя к отрицательному результату, мы договорились, что если произвольно откажут, то, сдерживая словесные эмоции, мы просто дружно рассмеемся и выйдем из суда. После оглашения отказа мы так и сделали. Тяжело смеяться, когда для этого нет повода, но выразить свое отношение к незаконному решению нам очень хотелось. Судья покраснела, опустила голову и ничего не сказала, хорошо понимая, что нарушила закон.

Само судебное заседание в Урванском районном суде было непростым: в качестве свидетелей приходили заинтересованные сотрудники полиции, нам приходилось в условиях противодействия каждому из них задавать по 200–300 вопросов, вскрывать массовые противоречия, показывать суду недостоверность даваемых показаний, ставить под сомнение допустимость практически всех доказательств обвинения. Нам до последнего момента казалось, что будет именно обвинительный приговор.

Судья Урванского районного суда Д.А. Кударбердоков, вынесший оправдательный приговор, и судья Верховного Суда КБР Ф.С. Чеченова, оставившая его в силе, покрыли себя неувядаемой славой. Спасибо им огромное за честное служение закону!

– Можно ли сказать, что наработан опыт, который могут использовать адвокаты при защите по аналогичным делам?

– Да, дело в отношении Дианы Ципиновой может представлять процессуальный интерес для коллег. Я подробно писал об этом в своем посте «Дело Дианы Ципиновой: казусы правоприменительной практики».

Могу напомнить, что там я поделился с коллегами судебными и иными прецедентами, которые встретились по делу Дианы Ципиновой и могут представлять практический интерес. Я условно разделил эти прецеденты на полезные, бесполезные, но которые необходимо знать, возмутительные и забавные. Например, полезные прецеденты: 1) следователь обязан выдать копию протокола допроса обвиняемой и видеозаписи, представленные на обозрение в ходе данного допроса; 2) судья подлежит отводу от участия в деле, если судья этого же суда заинтересован в его исходе. Бесполезные прецеденты, которые необходимо знать: 1) немотивированное и необоснованное постановление следователя о прекращении уголовного дела в порядке ст. 125 УПК РФ не обжалуется; 2) бездействие прокурора, осуществляющего уголовное преследование по делу, в порядке ст. 125 УПК РФ не обжалуется.

В этой статье еще много интересного, на мой взгляд, поэтому советую коллегам, которые ее еще не читали, с ней ознакомиться.

Этот опыт можно использовать и по другим делам, но есть одна всем известная особенность: если адвокату что-то удалось сделать по одному делу, то это не значит, что получится в аналогичной ситуации, но по другому делу.

– Какие еще дела последних лет, в которых Вы принимали участие, считаете важными для адвокатской корпорации в целом?

– В настоящее время мы вместе с московским адвокатом Евгением Рубинштейном (советник ФПА РФ. – Прим. ред.) по поручению президента ФПА РФ Светланы Володиной в Следственном комитете Чеченской Республики представляем интересы потерпевшего – коллеги из Палаты адвокатов Нижегородской области Александра Немова, который подвергся нападению в связи с осуществлением профессиональной деятельности.

– С 2004 по 2019 г. Вы были членом Квалификационной комиссии АП Ставропольского края, а с 2019 входите в Совет АП Ставропольского края. Также с 2015 г. Вы являетесь председателем Комиссии по защите прав адвокатов АП Ставропольского края. В период, когда Вы одновременно были и членом Квалификационной комиссии, и членом Совета палаты, и председателем Комиссии по защите прав адвокатов, как удавалось совмещать эти разные направления деятельности?

– Работа в выборных органах адвокатской палаты не является непрерывной. Так, заседания Совета палаты проводятся один раз в месяц, Комиссия по защите прав адвокатов занята лишь тогда, когда происходят нарушения (за год мы сталкиваемся примерно с десятью фактами). Такой режим вполне позволяет заниматься и адвокатской деятельностью. Вообще участие в работе органов адвокатской палаты воспринимаю как более приятное занятие, чем пребывание в судах. В Ставропольской палате обычно царит конструктивная и товарищеская атмосфера.

– Какие тенденции в сфере нарушений прав адвокатов Вы как председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП СК можете назвать? Как Комиссия реагирует на эти изменения?

– Наиболее частыми нарушения профессиональных прав адвокатов в нашем регионе являются незаконные вызовы коллег для допроса в качестве свидетелей, а также недопуски в правоохранительные органы при производстве следственных действий и оперативных мероприятий. Комиссия рассматривает каждое обращение адвокатов и выносит по ним заключения об отсутствии либо о наличии нарушения профессиональных прав. При положительном заключении нередко члены Комиссии принимают участие в судебных заседаниях вместе с адвокатом. Наш подход в таких случаях сравним с хваткой бультерьера: если мы ухватились за какое-то дело, то отпускаем его только после обращения в Верховный Суд РФ. Когда я играю в шахматы и противник делает ошибку, то мысленно всегда благодарю его словами: «Что бы я делал без твоей помощи!» Аналогично наши процессуальные оппоненты, нарушающие профессиональные права адвокатов, достаточно часто ошибаются и дают нам дополнительные возможности.

– Какую работу Вы ведете в качестве заместителя председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов?

– В данную должность я вступил сравнительно недавно. Основная работа заключается в выполнении поручений председателя Комиссии Генри Марковича Резника и участии в защите наиболее значимых прав адвокатов. Осознаю в полной мере, что в Комиссию попал в достаточно сложное и ответственное время для адвокатуры, когда наша корпорация сталкивается с острыми и чувствительными вызовами.

– Какова сфера Вашей деятельности в качестве советника ФПА РФ?

– Прежде всего советую, ведь советовать всегда легче, чем принимать решения.

Пишу отзывы на вносимые в Государственную Думу РФ законопроекты, касающиеся адвокатов, комментирую законодательство и правовые новости в средствах массовой информации. Вспоминаю свой первый отзыв на законопроект о внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О полиции» в 2015 г.: я очень волновался из-за возложенной на мои плечи ответственности, понимая, что от имени ФПА РФ немало коллег могли бы подготовить документ основательнее. В результате отзыв получился на 60 листов. Потом старшие коллеги мне объяснили, что позиция должна быть изложена на 4–5 листах. Следует отдать должное второму президенту ФПА РФ Юрию Сергеевичу Пилипенко, который активно подключил адвокатуру к законодательному процессу и обеспечил возможность излагать мнение от имени сообщества при рассмотрении законопроектов, касающихся вопросов адвокатской деятельности и адвокатуры, защиты прав и свобод граждан. Это направление работы Федеральной палаты адвокатов РФ сейчас успешно развивается.

– Вы выступаете на вебинарах ФПА РФ, которые пользуются большой популярностью у адвокатов, а также на конференциях. Помогает ли Вам предыдущий преподавательский опыт?

– Преподавательской деятельностью я начал заниматься с 1998 г., читал «Гражданский процесс», «Адвокатуру и нотариат». Но в плане опыта публичной деятельности мне в большей степени повезло с первым образованием. В высшем военно-политическом училище в советское время готовили партийно-политических работников, которые должны были уметь писать и выступать публично. Буквально через день проходили сначала комсомольские, а затем и партийные собрания, где все бесконечно выступали и спорили. Курсантов постоянно направляли в трудовые коллективы с лекциями и политинформациями. Именно там я написал много статей и очерк, который издал «Воениздат» и за который мне выплатили в качестве авторского гонорара целых 150 рублей (по тем временам большая сумма). Партийно-политические органы в армии были ликвидированы, но полученные знания, навыки и умения оказались востребованными в публичной деятельности, которую я веду как адвокат.

– Вы широко известны как адвокат по уголовным делам. Занимаетесь ли другими категориями дел?

– Первые пару лет своей адвокатской карьеры я брал все дела, которые ко мне попадали, включая уголовные, гражданские, арбитражные, но потом понял, что не может быть профессиональным врач, который одновременно и хирург, и терапевт, и эндокринолог, и анестезиолог, – надо выбрать что-то одно. И я связал свою адвокатскую жизнь с уголовными делами. Когда меня спрашивают, что означает уголовная защита в настоящее время, отвечаю, что это заплыв против течения в бурной реке, полной опасностей. Работа в суде очень сложна и энергозатратна, и порой, чтобы ее избежать, я охотно пишу апелляционные и кассационные жалобы, где требуется поисковая и аналитическая работа. Каждое новое дело воспринимаю как прыжок с парашютом, и всегда очень не хочется, чтобы он не раскрылся.

– Практикуете в основном в Ставропольском крае? Часто ли у Вас бывают дела в других регионах или межрегиональные?

– В последние годы осуществляю защиту в Ставропольском крае, Московской области, Краснодарском крае, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии. 2022–2023 гг. оказались удачными для моей адвокатской карьеры: последние четыре уголовных дела завершились вынесением оправдательных приговоров. Правда, один оправдательный приговор недавно отменен кассационной инстанцией, но точка в том деле еще не поставлена, впереди Верховный Суд РФ. Такой результат стал возможен благодаря везению и тому немаловажному обстоятельству, что я брался за праведные дела, где незаконность привлечения к уголовной ответственности моих доверителей была очевидна. За последние десять лет мне приходилось защищать министров, мэров, судью, прокурора, руководителя следственного органа, начальника исправительной колонии, нотариусов и достаточно часто адвокатов.

– Наряду с активнейшей профессиональной деятельностью Вы сотрудничаете со СМИ – прежде всего, с «Адвокатской газетой». Там Вы лидер по количеству опубликованных мнений. Кроме того, Вы автор нескольких книг по актуальным проблемам уголовного права и процесса. Поделитесь, пожалуйста, как удается много и всегда интересно, содержательно писать?

– Мне кажется, что я пишу просто и незамысловато о понятных и для всех очевидных проблемах, в этом нет ничего особенного. Источником вдохновения для меня является наш отечественный суд. Достаточно провести в нем один судебный день, и новая тема для публикаций родится сама собой. Но иногда какая-то непреодолимая сила влечет к компьютерной клавиатуре. Например, первую редакцию книги «Недопустимые доказательства» в 2010 г. я написал за две недели. Писал, игнорируя все новогодние праздники и семейные заботы, с перерывами только на сон и приемы пищи. А вот сейчас себя заставить работать «по-стахановски» значительно сложнее. Вообще, если мне предложат на выбор – прикрутить шуруп к стене либо написать статью, быстрее у меня получится последнее.

Беседовали Мария Петелина и Светлана Рогоцкая

Поделиться