Популярные материалы

Работать во благо адвокатуры, во благо людей
1 февраля 2024 г.
Юрий Денисов
Работать во благо адвокатуры, во благо людей
1 февраля 2024 г. отмечает профессиональный юбилей президент АП Владимирской области Юрий Васильевич Денисов
Адвокат, воплотивший мечту детства…
28 января 2024 г.
Алексей Галоганов
Адвокат, воплотивший мечту детства…
К 70-летию Алексея Павловича Галоганова
Брянская адвокатура – социально ориентированное профессиональное сообщество
25 января 2024 г.
Михаил Михайлов
Брянская адвокатура – социально ориентированное профессиональное сообщество
В благотворительных акциях Адвокатской палаты Брянской области ведущую роль играют молодые адвокаты
Известный юридический вуз получил новое название
12 января 2024 г.
Гасан Мирзоев
Известный юридический вуз получил новое название
Российская академия адвокатуры и нотариата реорганизована в Российский университет адвокатуры и нотариата имени Г.Б. Мирзоева (РУАН им. Г. Б. Мирзоева)
Публичные правомочия адвокатуры реализуются исключительно в интересах общества
1 января 2024 г.
Михаил Толчеев
Публичные правомочия адвокатуры реализуются исключительно в интересах общества
Если мы лишаем сторону возможности в полном объеме реализовать свои правомочия, такие нарушения превращают идею правосудия в его противоположность

Обеспечить квалифицированную юридическую помощь в суде может только адвокат

30 ноября 2023 г.

Бесплатную помощь необходимо сделать адресной и справедливой

Сергей Зубков

Вице-президент ФПА РФ, президент Адвокатской палаты города Москвы
Вице-президент ФПА РФ, президент Адвокатской палаты города Москвы (далее – АПМ) Сергей Зубков в интервью «АГ» рассказал о своем жизненном пути, о внедрении в Москве автоматизированной информационной системы и ее интеграции с информационными системами судов и ФПА РФ, поделился своим видением того, как следует развивать систему оказания бесплатной юридической помощи, обозначил планы по выработке предложений по изменению законодательства в целях противодействия воспрепятствованию адвокатской деятельности.


– Сергей Борисович, Ваша первая специальность, полученная в Российском государственном авиационно-технологическом институте им. К.Э. Циолковского (МАТИ), – «испытание летательных аппаратов». Скажите, пожалуйста, почему в свое время Вы выбрали именно ее и удалось ли поработать по специальности?

– Я родился в семье инженеров, поэтому выбор технического образования был предопределен. Специальность «испытание летательных аппаратов» звучит романтично, и меня, 17-летнего мальчишку, она привлекла именно этим, хотя это обычная инженерная профессия. Инженер-испытатель занимается тестированием двигателей, бортовых систем и элементов конструкции самолета.

По инженерной специальности я отработал всего девять месяцев, но базовое техническое образование оказалось для меня очень полезным, поскольку полученные знания меня неоднократно выручали в делах, где споры были связаны с технической подоплекой вопроса. Эти же знания помогают в процессе автоматизации адвокатуры как в Москве, так и на федеральном уровне. Мне довелось застать еще вычислительные машины, в которые данные загружались на перфокартах (карточки из тонкого картона, в которых делались сквозные отверстия, формирующие пакет данных). Эволюция информационных технологий прошла на моих глазах.

– В 1999 г. Вы окончили Московскую государственную юридическую академию (МГЮА) по специальности «юриспруденция». Почему Вы решили сменить специальность?

– Отработав по инженерной специальности несколько месяцев в одном из НИИ, я ощутил всю рутинность и консервативность идущих там процессов, а страна менялась на глазах, открывались новые интересные возможности реализовать себя. Еще студентом технического вуза я столкнулся со значением права в реальной жизни, что подтолкнуло меня получить второе высшее образование – юридическое, и поступил в МГЮА.

– Вы начинали свою карьеру с должностей в государственных и некоммерческих организациях. Чем Вас привлекла именно эта работа? Какой опыт Вы там получили?

– Мой путь в качестве юриста начался с районной администрации в городе Москве. Тогда это называлось «Управление», а сейчас – «Районная управа». Приходил я на должность юрисконсульта, но глава администрации уговорил меня занять должность специалиста по охране прав детей. Никогда не жалел о сделанном выборе, так как вместо кабинетной работы с бумагами я погрузился в пучину проблем устройства детей, оставшихся без родительского попечения, семейных конфликтов, имущественных споров с участием несовершеннолетних и огромного количества разноплановых судебных разбирательств. Это дало мне значительный опыт разрешения различных конфликтов, солидную и разностороннюю судебную практику, а также избавило от «розовых очков» восприятия действительности молодого человека из хорошей семьи и натренировало понимать психологию человека.

– Вы стали адвокатом в 2000 г. Помните, что именно подтолкнуло Вас пойти в адвокатуру?

– Одна ситуация в моей жизни определила мою дальнейшую судьбу. Честно признаться, я не собирался быть адвокатом, я видел себя госслужащим. Будучи уже начальником отдела социально-экономического развития, я продолжал заниматься вопросами охраны прав детей. По завершении очередного сложного судебного процесса ко мне подошел представитель одной из сторон и сказал, что из меня получится прекрасный адвокат и мне надо переходить в адвокатуру. Этот разговор как будто перелистнул мою жизнь. После этого началась череда событий, которые привели меня в адвокатуру за какие-то полгода.

– В 2002 г. Вы основали адвокатское бюро «Зубков и партнеры», в 2007 г. преобразованное в Московскую межрайонную коллегию адвокатов (далее – ММКА). Почему Вы решили основать свое адвокатское образование?

– Это был период реформирования адвокатуры, когда начали появляться фактически независимые адвокатские образования в составе существующих коллегий. Мне всегда было интересно организовывать что-то новое, находить и объединять людей. Я, конечно, воспользовался появившейся возможностью сформировать своими руками адвокатский коллектив, состоящий из таких же молодых и амбициозных адвокатов. Так появилось Адвокатское бюро «Зубков и партнеры». Бюро стало очень быстро расти, что потребовало реорганизации в коллегию адвокатов. В настоящее время в ММКА более 45 адвокатов, состоящих в реестрах адвокатов Москвы и Московской области.

– Остаетесь ли Вы после избрания на должность президента АПМ практикующим адвокатом? Расскажите, пожалуйста, о делах, в которых принимаете участие.

– Нагрузка после избрания очень сильно выросла, к тому же я еще стал вице-президентом ФПА РФ, однако я считаю, что адвокату непременно нужно иметь собственную практику, чтобы понимать, какие изменения происходят в правоприменении, с чем адвокат сталкивается в судах и правоохранительных органах. Поэтому я продолжаю вести дела, пусть в меньшем количестве, веду их с кем-то из коллег, чтобы иметь возможность взаимозаменяемости.

В первую очередь я занимаюсь консалтингом и гражданско-правовыми спорами, но иногда участвую и в уголовных делах, прежде всего экономических, помогая коллегам, специализирующимся на уголовном праве, правильно оценить все тонкости финансово-хозяйственной деятельности и правильно выстроить позицию, обосновывающую добросовестность действий их подзащитных.

– А приходится ли вам участвовать в делах по назначению?

– Раньше я участвовал в делах по назначению. Но сейчас мне приходится формировать свой график заранее, что не позволяет оперативно вступать в дела в рамках тех процедур, которые предусмотрены правилами участия в делах по назначению и обеспечиваются Автоматизированной информационной системой АП города Москвы (АИС АПМ).

– Каковы направления Вашей работы в должности вице-президента ФПА?

– В настоящее время я выполняю ряд поручений Совета и президента Федеральной палаты, в том числе связанные с организацией работы по внесению изменений в УК и УПК РФ, вводящих ответственность за воспрепятствование адвокатской деятельности. Постоянно принимаю участие в рабочих группах и комиссиях по вопросам автоматизации адвокатуры, согласования региональных правил участия в делах по назначению, определения места сдачи экзамена, защиты прав адвокатов в сфере банкротства, борьбы с недобросовестной рекламой юридической помощи в интернете.

– Мы с Вами беседовали в тот период, когда Вы возглавили разработку и внедрение в АПМ автоматизированной информационной системы, распределяющей дела по назначению. В каком состоянии сейчас эта система? Насколько она совместима с КИС АР и ГАС «Правосудие» и может ли быть использована на федеральном уровне?

– В настоящее время начался очень правильный процесс, когда ФПА РФ и АП г. Москвы, разработчики АИС АПМ и КИС АР начали активно взаимодействовать.

Наши наработки в финансовом блоке позволяют вести учет работы адвокатов в делах по назначению, быстро формировать заявления на оплату труда, автоматизировать расчет суммы вознаграждения с учетом всех повышающих коэффициентов. Сейчас ведется работа по включению финансового блока АИС АПМ в состав КИС АР, чтобы наши наработки стали доступны коллегам по всей стране, и интеграции двух систем для обеспечения московским адвокатам возможности пользоваться достижениями КИС АР, не утратив удобства собственных разработок.

В Москве организован электронный документооборот с судами. Судьи формируют заявки и управляют ими в информационной системе, обеспечивающей работу судов, а в АИС АПМ они поступают через защищенный и прямой канал связи. По нему же поступает обратно информация об обработке электронных запросов судов от АИС АПМ и отображается в интерфейсе судьи. Человек в этом процессе вообще не участвует.

После оказания адвокатом правовой помощи он подает заявление об оплате труда в электронной форме. Также в электронном виде суд выносит постановление об оплате труда, которое передается в Судебный департамент и Казначейство без оформления бумажных документов.

При этом все этапы прохождения документов отражаются в личном кабинете адвоката, он видит ситуацию и может понять, на какой стадии находится документ или его исполнение. Автоматизация не только ускоряет прохождение документов и делает этот процесс абсолютно прозрачным, но и минимизирует ручную работу и потому очень удобна для всех участников. Если вдруг изменились какие-то реквизиты или адвокат перешел из одного образования в другое, то не нужно вбивать данные вручную, все подгружается автоматически из электронной базы.

Обращаю Ваше внимание, что в Москве имеется своя система – это Комплексная информационная система судов общей юрисдикции (сокращенно КИС СОЮ), тогда как во всей остальной России суды работают с системой ГАС «Правосудие». Московская система имеет существенные преимущества, и я надеюсь, что она будет распространена по всей стране, но пока ее используют только столичные суды. Если это произойдет, то адвокатура получит уже готовый механизм электронного взаимодействия с судами, включающий не только передачу и распределение заявок, но и полностью автоматизированную оплату труда адвокатов по назначению.

– На Московскую область КИС СОЮ не распространяется?

– К сожалению, суды Московской области пока работают в системе ГАС «Правосудие».

– В 2022 г. Минюст России представил на общественное обсуждение проект поправок в Закон о бесплатной юридической помощи, направленный на совершенствование правового регулирования в сфере оказания бесплатной юридической помощи и правового просвещения. Какая позиция АП Москвы по этому вопросу? Каким Вы видите дальнейшее развитие организации оказания бесплатной юридической помощи гражданам?

– Очень серьезный вопрос, связанный с оказанием бесплатной юридической помощи, который нужно решить при определении дальнейших путей развития БЮП, – это вопрос о субъектах такой помощи и участниках юридического рынка, оказывающих ее.

Давайте посмотрим на зарубежный опыт развития системы БЮП, где участие государства в предоставлении помощи тем лицам, которые не могут за нее заплатить, проявилось гораздо раньше, чем в нашей стране, почти сразу после Второй мировой войны. Почти везде государство вначале наращивало свое участие в оказании БЮП, считая это очень правильным и важным делом. Вследствие этого начинали расти и запросы населения, из-за чего бюджеты на оказание БЮП стали раздуваться, появлялись сложные бюрократические механизмы, чтобы определить, кому и как эту помощь нужно оказывать, что вскоре приводило к коллапсу в этой сфере.

Очевидно, что когда у людей есть возможность получить какую-то услугу бесплатно, то они стараются реализовать такую возможность. Это оказывает негативное влияние на рынок юридических услуг и со временем неизбежно происходит откат – государство вынуждено ограничивать круг лиц, имеющих право на БЮП, а власти приходят к выводу, что исключительно за счет государства предоставить возможность получать бесплатную помощь всем и каждому невозможно. Этого не выдержит бюджет даже самой богатой страны.

В результате в тех странах, где всерьез занимались этим вопросом, была создана смешанная система: за счет государства помощь предоставляется лишь самым незащищенным слоям населения и в самых сложных жизненных ситуациях, активно поддерживается благотворительная помощь (помощь pro bono со стороны адвокатов, нотариусов, благотворительных и правозащитных организаций, обществ защиты потребителей и т.п.). Это помогает не только расширить охват БЮП, но и сделать эту помощь разумной и целевой. В то же время государство поддерживает и рынок юридических услуг, чтобы те люди, которые могут себе позволить заплатить за помощь юриста, не пытались получить эту помощь бесплатно.

– Какова роль адвокатуры в такой смешанной системе?

– В этой сложной системе адвокатура получает возможность действовать как на основе соглашений, так и pro bono, а в какой-то части действует в рамках государственной системы БЮП и оказывает помощь безвозмездно для граждан в тех случаях, когда для этого есть серьезные основания, но с компенсацией соответствующих расходов за счет бюджета.

При этом недостаточно просто перечислить категории граждан, имеющих право на бесплатную помощь, нужно сделать ее адресной и справедливой. Например, далеко не каждый инвалид является малоимущим – он может быть вполне обеспеченным человеком. А у нас по закону любой инвалид I и II группы имеет право на БЮП. Следовательно, нужно учитывать не только принадлежность к той или иной категории, но и материальное положение человека, причем по какому-то всем понятному и справедливому алгоритму.

Кроме этого, мы часто встречаем случаи, когда гражданин находится в сложной жизненной ситуации, явно нуждается в помощи, но формально не подходит ни под одну из категорий, в том числе по возникшему у него вопросу. Необходимо создавать механизмы, позволяющие оказать таким людям БЮП в индивидуальном порядке.

В нашей стране необходимо создать смешанную систему с понятным и гибким механизмом определения лиц, которые действительно нуждаются в бесплатной юридической помощи, и тех участников юридического рынка, которые вправе такую помощь оказывать.

Слишком часто мы сегодня сталкиваемся со случаями мошенничества под видом оказания юридической помощи. Следовательно, должны быть какой-то порядок допуска к оказанию юридической помощи и механизмы эффективного контроля над любым видом БЮП. Для того чтобы эти механизмы были всем понятны, нужно сделать так, чтобы человек мог пойти в МФЦ или на портал госуслуг, выяснить, полагается ли ему бесплатная помощь, по каким вопросам и где ее можно получить, имел возможность оставить обратную связь.

Нужно заметить, что в целом ряде случаев человеку вообще не нужен ни адвокат, ни нотариус, по справочным вопросам он может получить ответ либо в чат-боте, либо от специалиста в МФЦ. Но если речь идет о судебном представительстве, то такого гражданина обязаны направить к адвокату, который в состоянии обеспечить квалифицированную юридическую помощь в суде.

Нужно учитывать, что другой стороной спора нередко является государство, и было бы странно, если бы один представитель государства выступал против другого, это создает конфликт интересов, тогда как адвокат является независимым советником по праву и способен обеспечить эффективную защиту даже в случае государственного финансирования своей работы.

Что касается государственных юридических бюро, то они, по моему мнению, могли бы решать другие задачи – организовывать механизм БЮП, а не заниматься ее непосредственным оказанием.

В Москве, например, проживают не менее 15 млн человек. Каким должно быть госюрбюро, чтобы обеспечить помощью всех жителей нашего города? Это просто невозможно. Даже если открыть несколько бюро, они не охватят всех, а затраты будут огромными. Поэтому, на мой взгляд, организационные задачи, которые может решать госюрбюро, связаны с определением порядка оказания БЮП, созданием механизмов доступа к такой помощи. Оказание непосредственной юридической помощи должно быть последним приоритетом в их деятельности, да и то – в крайнем случае.

– Хотелось бы обсудить с Вами подготовку законопроекта о противодействии воспрепятствованию адвокатской деятельности. Известно, что Вы и Евгений Рубинштейн, возглавивший созданную Советом ФПА РФ рабочую группу, обсуждали этот проект с президентом ФПА РФ. Какие принципы предполагается заложить в основу этого документа?

– Задачей рабочей группы, которую недавно создали на Совете ФПА РФ, будет формирование дополнительной аргументации в пользу введения уголовной ответственности за воспрепятствование профессиональной деятельности адвокатов.

Необходимо обосновать соответствующие законодательные изменения, направленные на предотвращение случаев неправомерного воздействия на адвоката со стороны других фигурантов уголовных дел и иных лиц, которые заинтересованы в получении информации или влиянии на ход расследования. В арбитражных и гражданских делах на адвоката пытаются воздействовать, порой очень искушенными способами, представители другой стороны. Иногда пытаются адвоката подкупить, угрожать ему распространением дискредитирующей информации. Нередки случаи, когда адвокату физически препятствуют попасть в суд, инициировав аварию или заблокировав лифт. Таких случаев довольно много, и их не всегда возможно квалифицировать с точки зрения действующего уголовного законодательства.

Мы призываем коллег и все адвокатские палаты присылать нам информацию о таких случаях, чтобы мы могли ее проанализировать и использовать в качестве обоснования необходимости введения специальной нормы.

– Что бы Вы посоветовали адвокатам, которые только начинают строить карьеру?

– Я всегда говорю коллегам, которые только приходят в профессию: если у вас есть профессиональная подготовка, вы регулярно повышаете свою квалификацию и добросовестно работаете по делам своих доверителей, то через какое-то время у вас обязательно наберется клиентская база и ваше материальное положение станет вполне достойным.

Но в нашей профессии всегда есть очень много соблазнов. В том числе поддаться уговорам доверителя добиться какого-то результата незаконным путем. К сожалению, не все коллеги преодолевают этот соблазн, а это может мгновенно сломать и карьеру, и даже всю жизнь. Будьте крайне осмотрительны и не забывайте требования КПЭА.

– Есть ли у Вас хобби? Чем Вы занимаетесь в свободное время, если оно появляется?

– Я люблю читать, путешествовать, заниматься спортом, в последние годы много занимаюсь йогой, которая стала существенным фактором поддержания здоровья, ну и проводить время со своей семьей. Наше новое общее хобби – квесты.

Круг чтения у меня довольно широк, от исторических произведений до современной литературы. С удовольствием читаю научную фантастику – порой так хочется оторваться от реальной действительности и оказаться в иных мирах, что хорошо помогает снять стресс.

Беседовали Евгения Моткова и Константин Катанян

Поделиться