Популярные материалы

Юристы должны объединяться на базе адвокатуры
9 июля 2024 г.
Светлана Володина
Юристы должны объединяться на базе адвокатуры
Мы совершенно спокойно смотрим в завтрашний день: у нас такое хорошее настоящее – молодое, активное, заряженное энергией
Прошлое, настоящее и будущее корпорации в артефактах
21 июня 2024 г.
Сергей Насонов
Прошлое, настоящее и будущее корпорации в артефактах
Собирание материалов об адвокатуре из профессионального увлечения переросло в коллекционирование
Корпоративная взаимопомощь и взаимовыручка
31 мая 2024 г.
Евгений Шмелев
Корпоративная взаимопомощь и взаимовыручка
Адвокат АП города Москвы, КА «Адвокаты на Дубровке»
«Жизнь продолжается, несмотря ни на что: люди женятся, делят имущество»
13 мая 2024 г.
Михаил Толчеев
«Жизнь продолжается, несмотря ни на что: люди женятся, делят имущество»
Первый вице-президент ФПА о том, как живут и работают адвокаты в новых регионах
Идти и не останавливаться
26 апреля 2024 г.
Арсен Багрян
Идти и не останавливаться
Единственным действительно конкурентным преимуществом являются знания и навыки их применения

Адвокат – это больше, чем статус, это образ жизни

23 октября 2023 г.

Общественная деятельность дает возможность находиться среди профессионалов своего дела

Мария Светлова

Член Совета АП Московской области, руководитель Центра медиации АПМО и Центра бесплатной юридической помощи в городском округе Егорьевск, член Экспертного совета АПМО, председатель Московской областной коллегии адвокатов «Диалог», адвокат-медиатор
Член Совета АП Московской области (далее – АПМО), руководитель Центра медиации АПМО и Центра бесплатной юридической помощи (далее – БЮП) в городском округе Егорьевск, член Экспертного совета АПМО, председатель Московской областной коллегии адвокатов «Диалог», адвокат-медиатор Мария Светлова в интервью «АГ» рассказала о своей профессиональной и общественной деятельности, о созданной АПМО системе Центров БЮП, о работе Экспертного совета АПМО, Комитета АПМО по взаимодействию с правозащитниками и правовому просвещению и Центра альтернативной процедуры урегулирования споров (медиации) Московской области.


– Мария Сергеевна, в Совете АПМО вы курируете подготовку правовых заключений и разъяснений, а также отвечаете за контроль за исполнением требований законодательства об участии адвокатов в оказании БЮП. О каких требованиях идет речь и какие вопросы возникают в практике оказания БЮП? 

– Требования вытекают, прежде всего, из Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации». При оказании БЮП всегда возникает ряд вопросов, например, какие документы должно предоставить лицо, стремящееся получить БЮП. В законе имеется закрытый перечень таких документов, но когда адвокат претендует на получение компенсации, то у него порой возникают вопросы, отвечать на которые приходится нам. Законом также предусматриваются категории граждан, которым оказывается помощь, и круг вопросов. Но может случиться так, что обращается инвалид первой или второй группы, т.е. категории совпадают, но его вопрос о покупке некачественного товара законом не предусмотрен, там предусмотрена защита прав потребителя лишь в рамках коммунальных либо медицинских услуг. Конечно, адвокат может оказать помощь данному лицу на свое усмотрение (я, например, так и делаю, никогда не отказываю), но компенсации при этом он не получит.

Мы даем любые разъяснения относительно того, кому и какую помощь оказать в рамках Федерального закона, какие при этом нужны документы, а также всегда ответим на организационные и иные вопросы, связанные с БЮП.

– Вам как руководителю Центра БЮП в городском округе Егорьевск хорошо известны плюсы и минусы действующего в этой сфере законодательства. Что мешает адвокатам активнее оказывать БЮП в рамках государственной системы, охватывая большее число социально малозащищенных граждан? Что Вы хотели бы изменить, чтобы БЮП была доступна всем, кто в ней нуждается?

– Можно ставить вопрос о том, чтобы расширить основания для оказания БЮП. Но насколько это будет эффективно? Являясь руководителем Центра БЮП в Егорьевске с 2017 г., наблюдаю следующую тенденцию: приходят люди, которые не относятся ни к одной из перечисленных в законе категорий, но, увидев вывеску Центра, просят оказать им бесплатную помощь. Многое зависит от правосознания тех, кто приходит за помощью, и тех, кто ее оказывает. 

Отвечая на ваш вопрос, что мешает активнее оказывать БЮП, могу сказать, что все зависит от нас самих. Если адвокат настроен попасть в систему и не просто оказывать БЮП, но реально помогать людям, иногда на условиях pro bono, участвовать в общественной деятельности, к нему люди потянутся сами.

Например, у нас совсем недавно было заключено соглашение с организацией, учредителем которой является Министерство социального развития МО. Все граждане, находящиеся там на стационаре или получающие там услуги, подпадают под законную категорию и вправе рассчитывать на получение БЮП. После того первого соглашения у нас уже готовится следующее, несколько социальных организаций обратились в АПМО для заключения аналогичных соглашений. Вопрос лишь в том, насколько адвокаты готовы оказывать такую помощь и делать это от всего сердца.

В центрах БЮП нет равнодушных адвокатов, они находят в своем интенсивном графике время, чтобы помогать большему числу людей. Очень рада, что на базе АПМО созданы центры БЮП, их число расширяется и развивается.

– Насколько я знаю, в Подмосковье уже создано 25 таких центров.

– Да, но уже рассматриваются вопросы об открытии новых центров, потому что у граждан растет число вопросов. Сейчас, например, много вопросов относительно СВО, и адвокаты работают еще активнее. Если 2–3 года тому назад при отсутствии центра можно было обратиться непосредственно в АПМО, где также оказывали помощь, то сейчас нуждающихся в квалифицированной юридической помощи стало намного больше и в центрах нет недостатка обращающихся граждан. Мы работаем в хорошем темпе, оказывая помощь всем, кто к нам обратился.

Система БЮП – мощная команда адвокатов всех центров БЮП, которые работают во взаимосвязи. Ее усилия направлены на оказание БЮП в рамках развития и укрепления системы БЮП на территории Московской области. Деятельность таких центров дает возможность оказывать правовую помощь широкому кругу граждан в решении правовых жизненных вопросов на постоянной основе. Помогает выявлять наиболее острые социальные проблемы и пути их решения, что важно для муниципальных образований.

– У всех центров есть свои помещения? Или прием проходит в адвокатских образованиях, в МФЦ? Кстати, как развивается сотрудничество с МФЦ для более эффективной организации оказания адвокатами БЮП?

– Вопросы с помещениями решены пока не везде. В Егорьевске, например, Администрация городского округа выделила помещение для оказания БЮП, но нам пришлось самим сделать ремонт. Администрация тоже помогала, я очень благодарна, что она поддерживает развитие БЮП, настроена на защиту граждан, проживающих на территории нашего городского округа. Гражданам, приходящим в Администрацию по каким-то вопросам и подпадающим под категории, указанные в Федеральном законе о БЮП, выдают официальный ответ, что они вправе обратиться за получением БЮП в наш Центр, находящийся практически напротив здания Администрации. У нас выстроены хорошие отношения и с Администрацией, и с органами соцзащиты. 

Например, буквально на днях к нам с письмом от Администрации пришла бабушка 96 лет, хотя ее вопрос не относился к тем, по которым положена БЮП (она хотела подарить земельный участок внучке, но в документе семидесятых годов ее фамилия отличалась на одну букву от настоящей). Конечно, мы пошли ей навстречу, направили необходимые запросы в архив, созвонились, договорились, что бабушке помогут, написали для нее заявление. Просто проявили человечность, зная, что компенсации за эту работу не получим. Честно, когда работаешь в ЦБЮП, в момент консультации даже нет мыслей о компенсации, основная твоя задача в этот момент – оказание квалифицированной помощи.

Относительно помещений могу добавить, что в некоторых городах у центров БЮП также есть помещения, где-то прием происходит в адвокатских образованиях, для этого там выделено специальное время, а где-то и в МФЦ, с которыми мы сотрудничаем. Все зависит от тех возможностей, которые имеются в конкретном населенном пункте, а если возникают сложности, все решается на уровне АПМО.

– В какой мере при подготовке правовых заключений и разъяснений используется потенциал Экспертного совета АПМО, членом которого Вы являетесь? Кто утверждает эти заключения, кому они предназначены?

– Экспертный совет, возглавляемый Натальей Макаренко, осуществляет колоссальную работу по анализу сложных вопросов, касающихся адвокатского сообщества. Заключения готовятся в основном по запросам НКС при Верховном Суде РФ, где разрабатываются проекты постановлений Пленума ВС РФ, Общественной палаты РФ, а иногда – проекты федеральных законов. Мнение адвокатского сообщества учитывается при обсуждении этих проектов в ходе общественных дискуссий. В настоящее время идет работа над значимым проектом постановления Пленума ВС РФ, содержание которого я разглашать пока не имею права. Но могу сказать, что до конца года заключение Экспертного совета будет готово и отправлено в НКС при ВС РФ.

То, что нам – адвокатам-практикам – предоставлена возможность принимать участие в подготовке таких нормативных правовых актов, здорово. Ведь мы можем представить, как этот акт будет применяться. Учет нашего мнения способствует развитию судебной системы и реализации прав граждан.

– Расскажите о работе Комитета АПМО по взаимодействию с правозащитниками и правовому просвещению, который Вы возглавляете с января 2019 г. 

– Когда этот Комитет создавался четыре года тому назад, вопросам правового просвещения придавалось большое значение и в АПМО стартовал очень важный проект «Адвокатура в школе». Он продолжается и поныне. 

В 2019 г. я была руководителем проекта по правовой и финансовой защите бизнеса, где мы активно взаимодействовали с правозащитниками. Проект содержал план наших действий, в котором было 20 самых актуальных тем для бизнеса, касавшихся применения налогового законодательства, авторского и договорного права, того, как вести себя при проверках бизнеса правоохранительными органами, и иных вопросов. Совместно с Министерством инвестиций и инноваций, с Уполномоченным по защите прав предпринимателей в МО, с АПМО мы направляли во все города Подмосковья список тем, и администрация на местах выбирала по три наиболее актуальных. А мы на протяжении двух лет ездили в эти города, по каждой теме был закреплен адвокат, специализировавшийся на такого рода спорах. Проект не только осуществлял правовое просвещение, но и помогал руководителям предприятий решать конкретные вопросы. По завершении того проекта к нам начали поступать новые заявки, т.е. бизнесу наши консультации были полезны, так что эту практику, наверное, следовало бы возобновить.

– В Егорьевске вы также являетесь представителем АПМО по работе с Уполномоченным по защите прав предпринимателей. Как строятся Ваши отношения с бизнес-омбудсменом? Каких успехов удалось добиться на этом направлении?

– С 2018 г., когда уровень доверия к Центру БЮП стал повышаться, люди поверили, что им действительно оказывается реальная помощь: возвращают квартиры, в судебном порядке заставляют банки выплатить страховку, «сарафанное радио» разнесло вести о том, что в нашем ЦБЮП бесплатная помощь будет оказана любому обратившемуся. Я лично проводила и провожу там консультации, потому что для меня важно, что происходит внутри Центра. В небольших городах все друг друга знают. И люди видят, что от нас, из Центра, никто не уйдет без помощи.

Примерно через полгода к нам за консультацией обратился первый индивидуальный предприниматель, за ним – второй. Одного из бизнесменов я спросила: «Разве у вас нет юристов?» Он ответил, что у них в штате юриста нет, только он и бухгалтер. Обращаться в Администрацию им не всегда удобно, потому что после этого могут прийти с проверкой, а мы не относимся к Администрации.

К нам обычно приходят за первичной консультацией. Но когда число обратившихся в Центр предпринимателей выросло, мы поняли, что надо как-то разграничить бизнес и граждан. В тот период я стала общественным помощником Уполномоченного по защите прав предпринимателей МО. Мы ведем совместную и очень плотную работу с представителем Уполномоченного по защите прав предпринимателей г.о. Егорьевск. Плюс при омбудсмене есть межведомственная комиссия по урегулированию спорных вопросов, на заседаниях которой я часто присутствую, но скорее как медиатор, а не как адвокат. А в 2019 г., когда у нас открылся Центр медиации, наше сотрудничество стало еще более плотным.

– Вы имеете в виду Центр альтернативной процедуры урегулирования споров (медиации) МО, который вы возглавляете? Где он находится, чем конкретно занимается? В его работе участвуют только адвокаты или также представители других юридических профессий? 

– Центр медиации был открыт 23 сентября 2019 г. на основании соглашения о сотрудничестве между Министерством юстиции Московской области, Уполномоченным по защите прав предпринимателей МО и АПМО. В нем решаются вопросы по досудебному урегулированию как бизнес-споров, так и вопросов, возникающих у населения. Поскольку основная часть медиаторов – это адвокаты, Центр расположен на Госпитальном валу, т.е. непосредственно в помещении АПМО.

Единого реестра медиаторов у нас в стране нет, и когда люди спрашивают, должен ли медиатор где-то состоять, я отвечаю, что такого обязательного требования в законе нет. Но у нас в Центре все прозрачно, есть внутренняя система, известно, какие адвокаты являются медиаторами. Мы работаем в соответствии с упомянутым трехсторонним соглашением. Основная цель Центра – это не проведение процедуры медиации от начала и до конца, хотя мы проводим порой такую процедуру, а развитие и популяризация института медиации. Люди до сих пор не знают, что такое медиация и как реально она действует. В этом направлении также проводим работу по правовому просвещению, информируя, что такое медиация, заключаем в городах МО соглашения, аналогичные тому, что заключено на областном уровне.

Администрация, представитель бизнес-омбудсмена и Центр медиации первое такое соглашение подписали в Красногорске в 2019 г., после чего мы начали расширять свою деятельность по всей области. Совместно с тренерами-медиаторами посещаем различные города, где проводим практику, моделируем ситуации, изучаем бизнес-кейсы, показываем людям, как сохранить долгосрочные отношения, как эффективнее выстроить бизнес со своими партнерами, как использовать медиацию в качестве инструмента для ведения переговоров. Эти техники полезны и в семейных спорах, если люди хотят решить свой вопрос без суда и сохранить добрые отношения. Мы получаем много позитивных откликов о своей работе. За 2022 г. Центром медиации рассмотрены 523 обращения только по спорам в сфере бизнеса.

Меня часто спрашивают, зачем нужна медиация. Приведу пример. Буквально на днях звонят отдыхающие в Геленджике. Они припарковали автомобиль на ночь, из-за сильного урагана на машину упал каркас металлического забора с соседней стройки. Повреждены капот и лобовое стекло. Не обладая навыками медиации, адвокат потерпевших должен выяснить, кому принадлежит забор, и идти в суд, где придется доказывать, что автомобиль был припаркован по правилам. Но еще не факт, что даже положительное судебное решение будет исполнено.

Адвокат-переговорщик вместо подготовки иска может вначале обратиться к руководству санатория, что я как медиатор, а не как адвокат, в данном случае и сделала. И вот уже получила сообщение: «Спасибо, Мария. Нам отдыхать еще 3 дня, за это время они обещали решить вопрос миром и компенсировать нам стоимость ремонта». Мои доверители довольны, они получат компенсацию, в выигрыше и санаторий, который сможет избежать негативных откликов, грозящих потерей деловой репутации. А сколько у нас примеров разрешения бизнес-споров путем медиации между учредителями или контрагентами, когда стороны уже дошли до исполнительного производства…

Мировые соглашения подписываются, когда мы готовы к диалогу. Основной принцип медиации – добровольность. Для меня сочетание адвокат-медиатор помогает всегда подойти к проблеме более комплексно и оперативно оказать квалифицированную юридическую помощь.

– Вы могли бы рассказать о сотрудничестве АПМО с региональными адвокатскими палатами и общественными организациями адвокатов? 

– АПМО всегда открыта к сотрудничеству, мы готовы решать вопросы совместно с другими палатами. Мы первыми начали сотрудничать с Управлением юстиции и региональным бизнес-омбудсменом в области медиации. И когда мы провели совместный форум, к нам начали обращаться адвокатские палаты других субъектов РФ. Мы направляли им свои соглашения, позитивные примеры, делились опытом. Московская область – локомотив двигателя развития и популяризации института медиации.

Я являюсь руководителем Комиссии Федерального союза адвокатов России по внесудебному урегулированию споров, конфликтов и председателем Комиссии по миграционной политике, межнациональным и межконфессиональным отношениям, открытости власти и противодействию коррупции Общественной палаты городского округа Егорьевск. Все это тоже общественная деятельность. При этом в Московской областной коллегии адвокатов «Диалог», которую я возглавляю, большой объем профессиональной работы, которой также приходится уделять время, ведь я хочу, чтобы институт адвокатуры развивался и процветал. Адвокат для меня – это больше, чем статус, это образ жизни. Справедливость, законность, защита в сочетании с такими качествами, как четкость, аккуратность, исполнительность, уважение своего Доверителя, и есть основа моей работы. 

– Как Вам удается совмещать столько общественных функций, остается ли время на домашние дела, на хобби, на личную жизнь?

– Человек, который регулярно выполняет много функций, иногда сам не представляет, пока у него не спросят, как много у него различных обязанностей. Однако общественная деятельность придает сил, позволяющих успеть все. Без нее я ощущала бы какой-то дисбаланс, это одна из моих частей. Профессиональная и общественная деятельность не мешают заниматься своими делами, семьей, иметь различные хобби. Даже не задумываюсь о том, как все это сочетать, насколько это тяжело или сложно, а занимаюсь любимым делом. Общественная деятельность дает мне возможность находиться среди профессионалов своего дела, брать пример у мастеров адвокатуры, за что я ей очень благодарна. Всегда стремлюсь быть достойной звания адвоката, ведь мы каждый по отдельности – представители адвокатского сообщества и формируем мнение об институте адвокатуры в целом. Я прохожу много различных обучений по развитию и личному росту. Важно уметь принимать решения, действовать и брать на себя ответственность. 

В детстве ходила в музыкальную школу, играла на фортепиано, а недавно поняла, что хочу научиться петь. Записалась на вокал и хочу освоить это искусство. Обязательно занимаюсь спортом, каждое утро отвожу восьмилетнего сына в школу, а в 8:15 я уже в спортзале. Когда-то я была спринтером, занимала призовые места. А сейчас как минимум 40 минут отвожу занятию спортом, когда еще выключен телефон и ты предоставлена сама себе, можно отвлечься от профессиональных дел. Лишь после тренировки начинаешь смотреть на пропущенные вызовы, но к этому моменту ты уже бодра, весела и находишься в полной боевой готовности.

Успеваю заниматься домашним хозяйством, у меня ежедневно обед из трех блюд, чтобы сын не питался фастфудом. У него, кстати, тоже есть хобби – он записался в секцию мотобайка, это страшновато, но свои страхи я не «навешиваю» на сына, я же медиатор. Дома тоже нужно уметь договариваться, слушать и слышать друг друга.

Беседовал Константин Катанян, обозреватель «АГ»

Поделиться