Обзор практики кассационных судов общей юрисдикции с примерами оснований для отмены приговора суда и апелляционного определения

13 мая 2022 г.
Овагим Арутюнян, адвокат АП Ставропольского края


В настоящем обзоре приведена судебная практика кассационных судов общей юрисдикции, когда кассационная инстанция отменяла приговоры судов первой инстанции и решения судов апелляционной инстанции. Обзор призван помочь в написании кассационных жалоб и доведении до суда кассационной инстанции сведений о ключевых и существенных нарушениях уголовного и уголовно-процессуального закона на предшествующих этапах при производстве по делу.

Кроме того, изучение настоящего обзора позволит более качественно и стратегически верно определить позицию по делу на этапе предварительного расследования, судебного разбирательства в судах первой и апелляционной инстанций.

Обзор для удобства разделен по кассационным округам, но интерес представляет каждый судебный акт.

Первый кассационный суд общей юрисдикции

Описательно-мотивировочная часть приговора не содержит описания преступных деяний, а именно отсутствует указание на дату и время совершения преступлений (Определение 1КСОЮ от 17 марта 2021 г. № 77-566/2021).

Суд необоснованно рассмотрел уголовное дело с защитником по назначению, несмотря на то, что у подсудимого имелся защитник по соглашению (Определение 1КСОЮ от 16 марта 2021 г. № 77-805/2021).

Повторное рассмотрение судьей в рамках другого уголовного дела одних и тех же обстоятельств преступных деяний, вмененных разным лицам, ставит под сомнение объективность и беспристрастность судьи, поскольку оно было связано с оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств (Определение 1КСОЮ от 17 декабря 2020 г. № 77-2912/2020).

В апелляционной жалобе защитник оспаривала законность и обоснованность как приговора, так и постановления об оставлении без удовлетворения ходатайств подсудимого и его защитника о прекращении уголовного дела. Однако в апелляционном постановлении не имеется суждений о законности и обоснованности обжалуемого постановления об оставлении без удовлетворения ходатайств о прекращении уголовного дела (Определение 1КСОЮ от 18 ноября 2021 г. № 77-4221/2021).

Лицу был вынесен приговор за укрывательство преступления – убийства, хотя вступившего в законную силу приговора суда по ст. 105 УК РФ еще не имелось. По смыслу закона суд при рассмотрении уголовного дела не вправе устанавливать или считать доказанными факты, а также делать вывод о виновности других лиц и о совершении другого деяния (Определение 1КСОЮ от 18 марта 2021 г. № 77-909/2021).

Суд рассмотрел уголовное дело по краже в особом порядке, при этом не рассмотрел совокупный доход членов семьи, с которыми потерпевший ведет совместное хозяйство, что имеет существенное значение для квалификации действий подсудимого, как причинивших значительный материальный ущерб потерпевшему (Определение 1КСОЮ от 17 марта 2021 г. № 77-903/2021).

Принимая решение о постановлении приговора в порядке особого судопроизводства, суд надлежащим образом не убедился в обоснованности предъявленного обвинения в совершении оконченного преступления и в наличии в деле доказательств, подтверждающих то, что осужденный не только изъял имущество, принадлежащее магазину, но и получил реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению (Определение 1КСОЮ от 23 декабря 2020 г. № 77-2816/2020).

Второй кассационный суд общей юрисдикции

При установлении судом наличия неприязненных отношений между подсудимым и потерпевшим осуждение лица со ссылкой на хулиганский мотив незаконно. Причиной хулиганского мотива являются не межличностные отношения, а попрание моральных устоев и нравственных правил общества в целом. Неприязненные же отношения обусловлены отношениями между людьми, связаны с субъективной оценкой поведения другого человека, его поступков и высказываний. Данные мотивы являются взаимоисключающими (Кассационное определение 2КСОЮ от 14 декабря 2021 г. № 77-4164/2021).

Вопреки требованиям закона суду не представлено достаточных доказательств о наличии предварительного сговора между осужденным и неустановленными лицами на совершение разбоя, сам осужденный отрицает наличие такого сговора, а из показаний потерпевшего и свидетелей данное обстоятельство также не усматривается (Кассационное определение 2КСОЮ от 2 декабря 2021 г. № 77-3982/2021).

По смыслу закона, если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, лицо не подлежит ответственности за совершение в отношении такого потерпевшего преступления из хулиганских побуждений (Кассационное определение 2КСОЮ от 2 декабря 2021 г. № 77-3899/2021).

В присутствии присяжных заседателей суд рассмотрел вопрос о недопустимости доказательств (Кассационное определение 2КСОЮ от 1 декабря 2021 г. № 77-4056/2021).

Взыскание процессуальных издержек с участников судебного разбирательства, а не из средств федерального бюджета противоречит требованиям закона. Расходы потерпевшего по оплате услуг представителя подлежат возмещению федеральным бюджетом с последующим взысканием этих процессуальных издержек с осужденных в доход государства (Кассационное определение 2КСОЮ от 30 ноября 2021 г. № 77-4282/2021).

Защитник занял по делу позицию, отличающуюся от позиции своего доверителя, тем самым лишив его права на защиту (Кассационное определение 2КСОЮ от 25 ноября 2021 г. № 77-3943/2021).

Судом первой инстанции не выполнены требования ст. 266 УПК РФ, поскольку в ходе судебного разбирательства произошла замена государственного обвинителя, а председательствующий не выяснил у стороны защиты наличие отводов государственному обвинителю (Кассационное определение 2КСОЮ от 22 ноября 2021 г. № 77-4058/2021).

Судебное заседание необоснованно было проведено в закрытом режиме, что нарушает один из принципов справедливого судебного разбирательства. Отправление правосудия может быть признано законным и справедливым в том случае, когда оно осуществляется публично (Кассационное определение 2КСОЮ от 26 января 2021 г. № 77-252/2021).

Судом первой инстанции в полной мере не выполнены требования ст. 87, 88 УПК РФ, регламентирующие правила проверки и оценки доказательств. Судом надлежащим образом не проверена допустимость всех положенных в основу приговора доказательств, не выяснены юридически значимые обстоятельства их получения и закрепления, которые имели значение для оценки доказательств на предмет соответствия названному критерию (Кассационное определение 2КСОЮ от 26 января 2021 г. № 77-252/2021).

Третий кассационный суд общей юрисдикции

В описательно-мотивировочной части приговора судом перечислены исследованные в судебном заседании доказательства без приведения их оценки. В приговоре также отсутствуют мотивированные суждения суда о том, приняты ли исследованные в ходе судебного заседания показания Б. судом как достоверные либо отвергнуты и по каким причинам (Кассационное определение 3КСОЮ от 2 декабря 2021 г. по делу № 77-2736/2021).

По смыслу уголовного закона, смягчающее обстоятельство «наличие малолетних детей» связано с выполнением виновным обязанностей родителя по воспитанию и материальному содержанию ребенка. Сам по себе факт наличия у виновного малолетнего ребенка не может рассматриваться как безусловное основание для признания его в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, если это лицо лишено родительских прав (Кассационное определение 3КСОЮ от 2 декабря 2021 г. № 77-2693/202).

Приговор подвергся корректировке после его провозглашения судом, поскольку в соответствии с аудиозаписью судебного заседания при провозглашении приговора председательствующим не были оглашены ряд документов. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что в совещательной комнате председательствующим приговор был изготовлен не в полном объеме, а имеющийся в деле приговор в полном объеме изготовлен вне совещательной комнаты (Кассационное определение 3КСОЮ от 30 ноября 2021 г. № 77-2962/2021).

Права осужденного при рассмотрении дела в суде кассационной инстанции были нарушены, поскольку лишение его возможности пользоваться квалифицированной юридической помощью при рассмотрении уголовного дела в суде кассационной инстанции могло повлиять на вынесение законного, обоснованного и справедливого решения (Кассационное определение 3КСОЮ от 30 ноября 2021 г. № 77-2598/2021).

По смыслу закона размер наказания должен быть определен судом однозначно. Как следует из приговора мирового судьи, в резолютивной части суд указал о назначении осужденному наказания в виде лишения свободы на срок – цифрами «6» и в скобках прописью «семь» месяцев. Указанное создает неустранимые сомнения относительно срока назначенного наказания (Кассационное определение 3КСОЮ от 23 ноября 2021 г. № 77-2841/2021).

В описательно-мотивировочной части приговора отсутствует квалификация установленных в судебном заседании преступных действий лица, за которые он признан виновным, с указанием статьи уголовного закона, ее части либо пункта (Кассационное определение 3КСОЮ от 23 ноября 2021 г. № 77-2868/2021).

Четвертый кассационный суд общей юрисдикции

Рассмотрев уголовное дело в особом порядке судебного разбирательства без исследования доказательств, суд фактически вышел за пределы полномочий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, самостоятельно изменив объем обвинения в части указания даты совершения преступления, отличной от установленной органом предварительного следствия (Кассационное определение 4КСОЮ от 27 октября 2021 г. по делу № 77-3624/2021).

Суд положил в основу обвинительного приговора доказательства, не исследованные в судебном заседании. Имеющийся в материалах дела цифровой носитель информации не содержит аудиопротокола судебного заседания, что лишает суд кассационной инстанции возможности установления обстоятельств исследования доказательств судом первой инстанции (Кассационное определение 4КСОЮ от 17 ноября 2021 г. № 77-4322/2021).

Признавая лицо виновным в фиктивной регистрации двух граждан Российской Федерации, суд не принял во внимание и не дал должной оценки тому факту, что существенного вреда общественным отношениям эти действия осужденного не причинили, каких-либо иных общественно опасных последствий не повлекли. По смыслу ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности (Кассационное определение 4КСОЮ от 28 декабря 2020 г. по делу № 77-2674/2020).

Пятый кассационный суд общей юрисдикции

Участие одного и того же судьи в рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей и уголовного дела в отношении лица ставит под сомнение его объективность и беспристрастность (Кассационное определение 5КСОЮ от 2 декабря 2021 г. № 77-1488/2021).

При разрешении ходатайства защитника суд высказал суждения о виновности лица, квалификации содеянного, дал оценку показаниям допрошенных лиц, т.е. в нарушение требований ст. 299 УПК РФ фактически предрешил вопросы, подлежащие рассмотрению в совещательной комнате при постановлении приговора (Кассационное определение 5КСОЮ от 7 декабря 2021 г. № 77-1492/2021).

Непредоставление возможности ознакомления с материалами дела противоречит нормам закона, затрагивает права и законные интересы потерпевшего, способно причинить ущерб конституционным правам и затруднить доступ к правосудию (Кассационное определение 5КСОЮ от 2 декабря 2021 г. № 77-1463/2021).

Судом не учтены сведения, сообщенные подсудимым защитниками в ходе судебного следствия, судебных прений, где ставился вопрос о проверке их доводов в порядке ст. 144 УПК РФ, что на стадии предварительного расследования на подсудимого оказывалось психическое давление: «доставив его в отдел, сотрудники полиции предложили сотрудничать, в противном случае он попадет в места лишения свободы надолго». Однако суд не предпринял мер для организации процессуальной проверки такого заявления (Кассационное определение 5КСОЮ от 30 ноября 2021 г. № 77-1459/2021).

Нарушение права подсудимого (обвиняемого) на защиту. Подсудимым высказано суждение о причинении части телесных повреждений потерпевшей вследствие ее падения на пол; он утверждал, что не желал смерти потерпевшей, также отрицал, что ее смерть наступила от его действий. Вопреки позиции подсудимого защитник, выступая в прениях, предлагал суду переквалифицировать действия подсудимого с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ (Кассационное определение 5КСОЮ от 10 сентября 2020 г. № 77-629/2020).

В нарушение требований ст. 252 УПК РФ суд вышел за рамки предъявленного обвинения, существенно изменив фактические обстоятельства обвинения, чем лишил подсудимого возможности возражать против новых обстоятельств и грубо нарушил гарантированное Конституцией РФ право обвиняемого на защиту (Кассационное определение 5КСОЮ от 19 ноября 2021 г. № 77-1478/2021).

Одним из оснований для отмены судебного решения послужило то обстоятельство, что нижестоящие судебные инстанции доводы стороны защиты должным образом не оценили, а отвергли их, используя лишь общие фразы о необоснованности данных доводов (Кассационное определение 5КСОЮ от 19 ноября 2021 г. № 77-1325/2021).

Судом была нарушена процессуальная процедура допроса засекреченного свидетеля и принятия решения об оглашении его показаний. Часть 5 ст. 278 УПК РФ не содержит в себе запрета на возможность судьи видеть подлинные данные защищаемого лица. Более того, учитывая положения ч. 2 ст. 278 УПК РФ, неустановление личности свидетеля является нарушением уголовно-процессуального законодательства. Согласно требованиям закона суд должен был вскрыть конверт с подлинными данными о личности свидетеля без их оглашения, после чего конфиденциально принять меры по установлению факта смерти указанного лица и лишь потом ставить на выяснение вопрос об оглашении показаний свидетеля (Кассационное определение 5 КСОЮ от 1 декабря 2020 г. № 77-1025/2020).

Обеспечив участие в судебном заседании переводчика, суд апелляционной инстанции фактически признал факт того, что Ю. недостаточно владеет русским языком, но при этом не дал оценку доводам о нарушении прав Ю. при проведении с ним следственных действий без участия переводчика и недопустимости полученных таким образом доказательств (Кассационное определение 5КСОЮ от 1 декабря 2020 г. № 77-662/2020 ).

Дополнительное представление прокурора подлежит рассмотрению, если оно поступило в суд апелляционной инстанции не позднее чем за 5 суток до начала судебного заседания. В дополнительном апелляционном представлении прокурора, поданном по истечении срока обжалования, не может быть поставлен вопрос об ухудшении положения осужденного, если такое требование не содержалось в первоначальном представлении (Кассационное определение 5КСОЮ от 30 ноября 2020 г. № 77-962/2020).

Шестой кассационный суд общей юрисдикции

Вопросы наличия либо отсутствия в действиях лица признаков необходимой обороны должны получить оценку в судебном решении и в случае применения в отношении обороняющегося насилия, не опасного для жизни. Однако суд не указал, какие действия были совершены потерпевшим и каким образом они повлияли на действия осужденного, а также не описал конкретные действия каждого из участников конфликта непосредственно перед причинением смертельного ранения потерпевшему (Определение 6КСОЮ от 8 декабря 2021 г. № 77-6599/2021).

После окончания судебных прений председательствующий в нарушение требований действующего законодательства не предоставил осужденной последнее слово и удалился в совещательную комнату для вынесения апелляционного постановления, чем суд допустил нарушение права осужденной на защиту, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона (Определение 6КСОЮ от 8 декабря 2021 г. № 77-6158/2021).

Суд фактически не подверг оценке показания потерпевшего в совокупности с иными исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами и не указал в приговоре, по каким причинам он отдал им предпочтение по отношению к доказательствам, представленным стороной защиты, что прямо противоречит требованиям закона о необходимости обоснования выводов о виновности конкретными фактами и доказательствами (Определение 6КСОЮ от 7 декабря 2021 г. № 77-6018/2021).

Судом первой инстанции лицо осуждено за преступление, которое относится к категории тяжких, вместе с тем согласно протоколу судебного заседания суда апелляционной инстанции и апелляционному постановлению указанное уголовное дело было рассмотрено в апелляционном порядке в нарушение требований п. 2 ч. 3 ст. 30 УПК РФ судьей единолично (Определение 6КСОЮ от 7 декабря 2021 г. № 77-5788/2021).

Отклонение доводов апелляционных жалоб без приведения мотивов принятого решения свидетельствует о том, что суд апелляционной инстанции уклонился от объективной и справедливой проверки законности и обоснованности постановленного приговора, что повлекло нарушение права осужденного на справедливое судебное разбирательство и повлияло на исход дела (Определение 6КСОЮ от 8 июня 2021 г. № 77-2817/2021).

Седьмой кассационный суд общей юрисдикции

Конфликт интересов доверителей влечет производный от него конфликт интересов адвокатов, осуществляющих защиту подсудимых, в котором предпочтение одного подзащитного другому будет профессионально неэтичным. При таких данных, вопреки выводу суда первой инстанции, участие защитников-адвокатов У. и У. исключалось в производстве по уголовному делу (Кассационное определение 7КСОЮ от 23 ноября 2021 г. № 77-5336/2021).

Суд в обоснование своих выводов о виновности лица сослался в приговоре на данные в судебном заседании показания потерпевшей. При этом в протоколе судебного заседания в части, относящейся к судебному следствию, изложенные показания потерпевшей существенно отличаются от приведенных в приговоре. Эти показания соотносятся с показаниями потерпевшей, данными ей на стадии предварительного расследования, однако протокол судебного заседания не содержит сведений об их исследовании в судебном заседании (Кассационное определение 7КСОЮ от 13 апреля 2021 г. № 77-1260/2021).

До рассмотрения уголовного дела по существу, в период рассмотрения материала по мере пресечения, судья допустил высказывание о виновности лица в совершении преступления, в котором он обвинялся, тем самым предрешил собственные выводы, которые в последующем также изложил в приговоре.

Второй довод суда: адвокат, поддержавший апелляционное представление государственного обвинителя о необходимости назначения своему подзащитному для отбывания наказания вида исправительного учреждения, не приведя каких-либо доводов, направленных на улучшение положения осужденного, фактически выполнила функцию представителя стороны обвинения (Кассационное определение 7КСОЮ от 1 июля 2021 г. № 77-2682/2021).

Защитник занял по делу позицию, отличающуюся от позиции своего доверителя, однако суд на такую позицию защитника не отреагировал и не выяснил, была ли она согласована в части оценки действий с подсудимым, который в ходе судебного следствия, выступая в прениях сторон и в последнем слове, отрицал совершение им какого-либо противоправного деяния (Кассационное определение 7 КСОЮ от 19 ноября 2021 г. № 77-5335/2021).

Описательно-мотивировочная часть приговора содержит взаимоисключающие выводы об обстоятельствах и мотивах применения осужденной насилия к потерпевшему (Кассационное определение 7КСОЮ от 16 ноября 2021 г. № 77-5402/2021).

Сведения, изложенные в выводах экспертов, суд не сопоставил с другими доказательствами, исследованными в судебном заседании и положенными в основу приговора, в том числе с показаниями осужденного и свидетелей. Эти доказательства не были приведены в приговоре, и оценка им не дана, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора – (Кассационное определение 7КСОЮ от 10 ноября 2021 г. № 77-5088/2021).

Норма ст. 228 УК РФ является бланкетной, и поэтому ссылка в приговоре на постановления Правительства РФ, которым вещество (средство), являющееся предметом преступления, отнесено к наркотическим средствам и установлен его размер, обязательна (Кассационное определение 7КСОЮ от 9 ноября 2021 г. № 77-5055/2021).

Восьмой кассационный суд общей юрисдикции

Оглашение без фактического допроса в процессе судебного следствия показаний свидетелей существенно нарушило право осужденного на защиту, при том, что в ходе предварительного следствия очные ставки между осужденным и указанными свидетелями не проводились (Определение 8КСОЮ от 2 декабря 2021 г. по делу № 77-5134/2021).

В описательно-мотивировочной части приговора при изложении юридически значимых обстоятельств деяния, признанного судом доказанным, конкретные нормативно-правовые акты, нарушение которых допущено осужденным при рубке лесных насаждений, не приведены (Определение 8КСОЮ от 2 декабря 2021 г. по делу № 77-5127/2021).

Описывая преступное деяние, с обвинением в совершении которого согласился подсудимый, суд в нарушение требований ст. 307 УПК РФ не отразил в приговоре место и время совершения данного деяния. Таким образом, суд не установил и не указал в приговоре обстоятельства, составляющие объективную сторону состава преступления по уголовному делу, что является обязательным условием наступления уголовной ответственности (Определение 8КСОЮ от 1 декабря 2021 г. по делу № 77-5208/2021).

В данном деле рассматривался вопрос в порядке ст. 125 УПК РФ.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что решение о продлении срока предварительного следствия по уголовному делу принято надлежащим должностным лицом. Вместе с тем суд при принятии решения не убедился, что на должностного лица были возложены обязанности заместителя начальника ГСУ ГУ МВД России, поскольку копия соответствующего приказа в материале отсутствует (Определение 8КСОЮ от 30 ноября 2021 г. по делу № 77-5070/2021).

При наличии существенных противоречий в доказательствах о времени причинения закрытой черепно-мозговой травмы, повлекшей смерть потерпевшей, имеются обоснованные сомнения относительно того, что выводы суда в данной части мотивированы в соответствии с требованиями ст. ст. 299, 307 УПК РФ. Согласно УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях (Определение 8КСОЮ от 25 ноября 2021 г. № 77-5321/2021).

Как следует из описания преступного деяния, признанного судом доказанным, лица совершили преступление с квалифицирующим признаком «группой лиц». Вместе с тем, квалифицируя действия осужденных по ч. 4 ст. 111 УК РФ, суд указал совершения ими преступления без указания квалифицирующего признака преступления «группой лиц», допустив тем самым существенное противоречие, повлиявшее на исход дела, поскольку искажает саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия (Определение 8КСОЮ от 17 ноября 2021 г. по делу № 77-4979/2021).

Девятый кассационный суд общей юрисдикции

В данном деле отмена нижестоящих судебных решений произошла по нескольким основаниям:

– в обвинительном заключении не указывалось, что преступление совершено по предварительному сговору, однако в приговоре суда такое суждение сделано, что нарушает положения ч. 2 ст. 252 УПК РФ.

– вопреки ст. 307 УПК РФ суд в приговоре при описании преступных деяний, а также при квалификации действий подсудимых не указал наименование наркотических средств, ограничившись только указанием их общей массы.

– суд в приговоре указал о допустимости доказательств – результатов оперативно-разыскной деятельности. Однако, при перечислении доказательств, подтверждающих виновность осужденных, суд не сослался на указанные доказательства, не изложил их краткое содержание, не дал им оценки с точки зрения наличия в них сведений, подтверждающих предварительный сговор между осужденными.

– апелляционное определение, не содержащее ответов на доводы апелляционных жалоб и доводы участников уголовного судопроизводства, озвученные в судебном заседании, следует признавать вынесенным с нарушением положений ч. ч. 3 и 4 ст. 389.28 УПК РФ и подлежащим отмене (Кассационное определение 9КСОЮ от 30 ноября 2021 г. № 77-1988/2021).

Обстоятельство, предусмотренное п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ, по смыслу закона не может расцениваться как смягчающее наказание, если осужденный совершил преступление в отношении своего ребенка (Кассационное определение 9КСОЮ от 29 ноября 2021 г. № 7У-5667/2021).

По смыслу закона требования о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении уголовного дела действуют на всех этапах судебного разбирательства, в том числе и при обжаловании судебных решений. Участие судьи в апелляционном рассмотрении одного уголовного дела является недопустимым, если ранее он рассматривал другое уголовное дело, связанное с теми же обстоятельствами, что и первое уголовное дело (Кассационное определение 9КСОЮ от 25 ноября 2021 г. № 77-2080/2021).

Судом была допущена ошибка при указании статьи уголовного дела. Суд фактически констатировал виновность лица в совершении иного преступления, в отношении которого обвинение ему не предъявлялось и уголовное дело не рассматривалось, а также в совершении кражи как оконченного преступления, тогда как в описательно- мотивировочной части пришел к выводу о совершении В. покушения на кражу (Кассационное определение 9КСОЮ от 24 ноября 2021 г. № 77-2119/2021). 

Поделиться