Популярные материалы

Евгений Семеняко
14 сентября 2021 г.
Мне Генри друг, но истина дороже
Увы, опять произношу эту фразу, прочитав статью Генри Марковича по поводу двойной ответственности адвокатов
Наталья Басок
13 сентября 2021 г.
Адвокаты на телеэкране
О новом проекте Адвокатской палаты Челябинской области и задачах адвокатского телевидения «Адвокат-TV Челябинск»
Дмитрий Тараборин
8 сентября 2021 г.
У одного деяния может быть не один объект посягательства
Действия, посягающие на честь и достоинство адвоката или авторитет адвокатуры, должны получать соответствующую оценку нашего сообщества
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
6 сентября 2021 г.
Олег Смирнов
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
Только адвокаты способны быстро и эффективно оказывать правовую помощь в условиях чрезвычайной ситуации
Геннадий Шаров
6 сентября 2021 г.
Бесплатная юридическая помощь нуждающимся – традиция и дело чести российской адвокатуры
Расширение сети госюрбюро нецелесообразно даже для оказания первичной юридической помощи – эту функцию должен выполнять искусственный интеллект
Юрий Припузов
Член Совета АП Республики Саха (Якутия)

Защитники без дипломов

15 декабря 2015 г.

Об инициативе СПЧ упразднить норму УПК о судебном представительстве




Недавно в СМИ появились сообщения о том, что Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) собирается обсудить возможность расширения списка лиц, имеющих право представлять интересы подсудимых в суде. СПЧ предлагает упразднить норму УПК, согласно которой в качестве защитника в суде может выступать адвокат. Упразднить эту норму предлагает заместитель председателя СПЧ Евгений Бобров пишут «Известия».

Такие новаторские предложения, естественно, возмущают. Складывается ощущение, что в СПЧ находятся люди, совершенно далекие от юриспруденции. Адвокат в современном процессе – это прежде всего независимый правовой советник, оказывающий квалифицированную, подчеркиваю, юридическую помощь. Даже сдав квалификационный экзамен, только через 5–6 лет ежедневной практики мы можем сказать, что имеем компетентного адвоката.

В странах Западной Европы нас не понимают, когда мы говорим о том, что у нас есть адвокаты, а есть юристы-консультанты – для западных коллег это очередная русская загадка. Оставить фактически беззащитного человека перед государственной машиной, которую мы называем «правосудием», назначив для его защиты человека, ничего не смыслящего в уголовном праве и при полном отсутствии практики, – это прямое нарушение Конституции РФ, которая, как известно, гарантирует каждому гражданину квалифицированную юридическую помощь. Некомпетентный в юриспруденции член Общественного совета желает поручить осуществление юридической помощи гражданам студентам и прочим недоучкам. Почему-то когда обращаются к врачам, требуя вылечить от болезней, эти деятели желают лечиться у лучших квалифицированных специалистов, а когда решается вопрос о свободе личности и, несомненно, об его здоровье и смерти, эту работу мы хотим поручить людям без опыта и образования.

Сегодня, по неофициальной статистике, до 25% осужденных отбывают наказание в колониях за преступления, которых они не совершали, или по обвинению в гораздо более тяжком преступлении, чем то, которое они совершили. Если случится то, что предлагает господин Бобров, то число незаконно осужденных возрастет многократно. Я молчу о гражданском судопроизводстве, где сегодня даже при наличии квалифицированного адвоката не всегда можно разобраться в хитросплетениях конкретного дела.

«Любой желающий сможет стать адвокатом в суде» – да за такой посыл осужденный к длительному сроку гражданин спросит с этого «умника» по полной программе. Если ты желаешь добра другому – поставь себя на его место. Этот библейский постулат, вероятно, позабыт господином Бобровым из СПЧ. Завтра, не дай Бог, уважаемый Бобров пойдет под суд. И что? Он возьмет себе адвокатом студента-первокурсника или побежит к Генри Марковичу?
Поделиться