Видеолекции

Популярные материалы

Елена Авакян
3 августа 2020 г.
Стресс-тест для судебной системы
О том, как российское правосудие принимает удар пандемии
Николай Жаров
3 августа 2020 г.
Сохранить бессрочность сплошной кассации по уголовным делам
Судебная система должна «наступить на горло собственной песне»
Никита Трубецкой
31 июля 2020 г.
Кассационное разбирательство рискует превратиться в пустую формальность
Предполагаемое ограничение срока на обжалование приговора противоречит праву осужденного на доступ к правосудию
Никита Трубецкой
30 июля 2020 г.
О взаимоуважении и соблюдении этических норм в условиях «двойной защиты»
Что важно учитывать адвокатам, вынужденным совместно участвовать в деле
Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

Дискуссии

Борис Золотухин
Член Совета АП Белгородской области

Защита адвокатов от нападок извне и изнутри

21 августа 2019 г.

Заметки на полях своего же выступления о нарушении прав адвокатов


Несомненно, проведенная 9 августа ФПА РФ конференция «Профессиональные права адвокатов: нарушения и защита» вызвала неподдельный интерес среди коллег, поскольку выбранная тема чрезвычайно волнует сообщество.

К тому же эта проблема должна серьезно восприниматься гражданским обществом, поскольку нарушение профессиональных прав адвокатов влечет вал нарушений прав наших доверителей и, прежде всего, нарушение их конституционного права на защиту и получение квалифицированной юридической помощи.

Тему своего выступления я обозначил как «Защита адвокатов, привлекаемых к уголовной ответственности – лишь малая часть защиты адвокатов», так как считаю, что реально проблемы защиты профессиональных прав адвокатов лежат совершенно в другой деятельности – работе квалификационных комиссий и советов региональных палат.

Более того, утверждаю, что именно квалификационные комиссии и советы региональных палат защищают адвокатов и наши профессиональные права и в подавляющем большинстве случаев признают действия коллег правильными.

Считал и считаю, что основная работа по защите профессиональных прав конкретных адвокатов при их нарушениях должна быть сосредоточена в региональных палатах, а ФПА должна вмешиваться лишь в исключительных случаях, когда нарушения принимают новые формы (например – уголовное преследование за гонорар, как в деле Сергея Юрьева).

Главной же задачей ФПА была и есть – защита наших прав на федеральном уровне посредством работы с законодателями и правительством. Ведь и долгожданное повышение оплаты труда защитников по назначению, и начало обсуждения проблем налогообложения адвокатов – это более важная часть защиты наших прав, чем то же уголовное преследование.

В начале конференции Юрий Михайлович Новолодский обратил внимание на латентность случаев нарушения профессиональных прав адвокатов. А я бы сосредоточился на новых формах нарушения наших прав.

После принятия в 2015 г. Постановления Пленума ВС РФ от 29 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» в юридический оборот введен не существующий в уголовно-процессуальном законодательстве пресловутый термин «злоупотребление правом на защиту», и мы получили новый вид нарушения наших прав – удаление из зала судебного заседания, а по сути – отстранение от защиты.

Между тем ч. 2 ст. 258 УПК РФ предусматривает единственно возможную форму реагирования председательствующего на нарушение порядка в судебном заседании двух участников процесса – прокурора и адвоката – отложение слушания дела и сообщение вышестоящему прокурору и в адвокатскую палату.

Несколько лет назад в нашей области вопреки вышеуказанной норме права на двух адвокатов наложили предусмотренное ст. 117 УПК РФ денежное взыскание, что потом было признано незаконным кассационной инстанцией.

Теперь, вот, новая форма – удаление из зала и отстранение от защиты. А по сути именно это является не только нарушением наших профессиональных прав, но и существенным нарушением УПК РФ. Предлагаю Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам обобщить практику удаления адвокатов из процесса и внести в ВС РФ предложения по ее прекращению.

Несколько слов об уголовном преследовании адвокатов. Почему-то некоторые наши коллеги, не анализируя статистические данные, утверждают, что в последние годы привлечения к уголовной ответственности адвокатов стало критически больше.

При том, что мы как спецсубъекты привлекательны для СК; уже несколько лет подряд количество дел в отношении адвокатов, направляемых в суды по всем категориям преступлений, ежегодно стабильно составляет 50–55.

Аналогичная статистика и в Минюсте. В период с 2015 по 2017 г. ежегодно статуса лишалось 33–34 адвоката за совершение умышленных преступлений.

Причем мы в этой статистике далеко не на первом месте по сравнению с нашими процессуальными оппонентами – оперуполномоченными, дознавателями и судьями.

Имея достаточный опыт своей самозащиты, защиты коллег, имею основания утверждать, что в трех из четырех таких дел возбуждению уголовного дела способствовала ошибка, совершенная адвокатом в своей деятельности.

При всем неприятии тезисов, заложенных в учебнике профессора Ю.П. Гармаева «Незаконная деятельность адвоката в уголовном судопроизводстве» и его статьях на эту тему, всегда настоятельно рекомендую молодым коллегам их изучение, поскольку это реально помогает избегать многих ошибок и неприятностей. Считаю, что правильно поступили те палаты, которые приглашали этого профессора на свои курсы повышения квалификации.

В качестве примера ошибки адвоката, способствующей возбуждению уголовного дела, на конференции мною было приведено дело коллеги Андрея Маркина в той части, что при поступлении гонорара в кассу адвокатского образования дело бы не было возбуждено.

Некоторые коллеги после конференции подвергли критике именно этот пример. Соглашусь только частично, поскольку на сегодняшний день уже полученная информация о привлечении коллег к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 33, ч. 3 и 4 ст. 159 УК РФ позволяет говорить, что во многих случаях соблюдение «финансовой чистоты» внесения денежного вознаграждения только в бухгалтерию адвокатского образования позволила бы многим коллегам избежать проблем. Более того, уверен, что ни один сотрудник правоохранительных органов не осмелился бы отправить лицо, действующее в рамках ОРМ, в бухгалтерию адвокатского образования с «куклой», которая – не редкость в делах некоторых коллег.

И то, что хотел, но не успел сказать на конференции. Там была высказана хорошая перефразированная мысль – всякая корпорация только тогда чего-либо стоит, когда умеет себя защищать. Представляется, что сегодня корпорация умеет защищаться от нападок извне, но почему-то оказалась не готова к защите от нападок изнутри, а именно эти нападки в настоящее время являются большей угрозой.

Поделиться