Популярные материалы

Марк Павлов
28 ноября 2022 г.
Недопустимая «мера воздействия»
Суд отстранил защитника от участия в деле за возражения против действий председательствующего
Внедрение КИС АР – главное в профессиональной деятельности событие текущего года
7 ноября 2022 г.
Александр Копылов
Внедрение КИС АР – главное в профессиональной деятельности событие текущего года
У адвокатов и уполномоченных органов не возникает сложностей в работе с автоматизированной системой распределения между адвокатами поручений на защиту по назначению
Полагаться следует на документы и рациональные доводы, а не на эмоциональные выпады
1 ноября 2022 г.
Михаил Толчеев
Полагаться следует на документы и рациональные доводы, а не на эмоциональные выпады
Комиссия Совета ФПА РФ изучила процесс принятия в АП РСО – Алания экзамена на приобретение статуса адвоката и допуска к нему
Нвер Гаспарян
25 октября 2022 г.
Когда присяга важнее регистрации в реестре
Конституционный Суд РФ посчитал, что обязанность адвоката платить взносы на ОПС и ОМС возникает со дня принятия присяги
Время не должно стереть имена выдающихся адвокатов
21 октября 2022 г.
Александр Никифоров
Время не должно стереть имена выдающихся адвокатов
Очень важно сохранить историю отечественной, в том числе советской, адвокатуры для будущих поколений
Владислав Быков
Адвокат АП Челябинской области, Южно-Уральская коллегия адвокатов

Все новое воспринимается неоднозначно

18 ноября 2022 г.

Нужно закрепить представление о мантии как неотъемлемом атрибуте адвокатуры



Вопрос, следует ли ввести обязательное ношение адвокатской мантии, является, пожалуй, одним из самых дискуссионных в адвокатском сообществе.

Примечательно, что дискурс постоянно смещается на наличие у корпорации иных, более существенных, проблем, требующих внимания здесь и сейчас. Безусловно, проблемы есть, были и будут. Однако почти все из них находятся в поле решений законодателя и правоприменителя (а если шире – государства). И как бы корпорация ни хотела, например, установить подлинную состязательность процесса или оградить адвокатов от незаконного вмешательства в их деятельность, она не может сделать это только за счет собственных усилий. На это нужна воля государства.

Но, вот, что корпорация может – так это через использование символических атрибутов двигаться в сторону сближения с системой правосудия, попытаться с помощью применения этих атрибутов создать внутренний и внешний устойчивый образ адвокатуры как части системы отправления правосудия.

Скажем честно, немногие адвокаты осознают себя неотъемлемым элементом правосудия. Они считают себя скорее исполнителем воли своего доверителя, хотя на самом деле они не исполнители воли, а проводники состязательности в правосудии, призванные обеспечивать разумные сомнения, апеллировать к законности, гуманности и справедливости. В следовании этому призванию и выражается независимость адвоката, в том числе и от доверителя в случаях самооговора подзащитного.

Конечно, форма непосредственно не определяет содержания, но обязывает поддерживать содержание на том уровне, на котором оно достойно этой формы. В этом смысле мантия способна акцентировать содержательное наполнение профессии, дисциплинировать и подчеркивать принадлежность адвокатуры к отправлению правосудия. Здесь важно отметить, что это самое подчеркивание роли адвокатуры адресуется не самому профессиональному сообществу, а окружающим, обозначая ее функцию в судебной деятельности.

На первых порах все новое воспринимается неоднозначно. Пока не сформируется прочное представление об адвокате в мантии, не начнут решаться и вопросы практического характера, такие как выделение в судах специальных гардеробных комнат.

Дело всегда начинается с малого, в данном случае важно просто начать.

Ношение мантий можно ввести сначала на заседаниях выборных органов адвокатского самоуправления: квалификационных комиссий, советов и конференций адвокатов. Эта практика помогла бы постепенно закрепить представление о мантии как неотъемлемом атрибуте адвокатуры среди самих адвокатов, а со временем и в глазах всех остальных.

Поделиться