Популярные материалы

Сергей Макаров
16 августа 2019 г.
Спрос за адвокатский запрос
О защите статусного права адвоката на получение информации с помощью адвокатского запроса
Ирина Кривоколеско
15 августа 2019 г.
Нарушения профессиональных прав адвокатов «второй категории»
О случаях, когда роль комиссий по защите профессиональных прав адвокатов возрастает
О едином федеральном портале юридической помощи и правового просвещения
14 августа 2019 г.
Ирина Рукавишникова / Денис Новак
О едином федеральном портале юридической помощи и правового просвещения
Портал планируется интегрировать с информационными системами, формируемыми у адвокатских палат
Максим Никонов
14 августа 2019 г.
За что судьи «дисквалифицируют» адвокатов и как этому противостоять
О механизме реагирования адвокатских палат на удаление защитников
Нвер Гаспарян
13 августа 2019 г.
Навязывание защитника судом
Как опаснейший вид нарушения профессиональных прав адвоката

Дискуссии

Алексей Иванов
Член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края

Вопросы профессиональной этики

25 октября 2016 г.

О вопросах совершенствования Кодекса профессиональной этики адвоката



Публикация Геннадия Шарова о совершенствовании норм КПЭА и заметка про публикацию отзывов доверителей об адвокатах актуализируют проблемы соблюдения правил адвокатской этики и заслуживают пристального внимания.

Первое.

Деятельность адвоката связана не только с выполнением профессионального долга, но и с решением сложных этических ситуаций. Поэтому вопросы профессиональной этики для адвокатов всегда находятся в центре внимания, обсуждения и споров. Радует, что эти проблемы широко обсуждаются адвокатским сообществом, ведь способность разрешения профессиональных этических ситуаций во многом отражается на деятельности адвокатуры, ее оценке и соответствии современным вызовам.

Второе.

Тезисы автора о том, что адвокатура может и должна помогать суду бороться с адвокатами, недобросовестно выполняющими свою работу, полностью соответствуют положениям Общего кодекса правил для адвокатов стран Европейского Сообщества. Обязанности адвоката не должны ограничиваться добросовестным исполнением своего долга в рамках закона, необходимо действовать в интересах права в целом[1].
Поэтому соблюдение этических норм и продвижение права должны являться неотъемлемой частью деятельности каждого адвоката.

Третье.

Правила адвокатской профессии формировались веками, но их применение связано с большими трудностями, ведь адвокат должен не только применять нормы закона, исходя из сложившихся обстоятельств, мнения подзащитного, но также этических и нравственных установок.

Более того, у любого правила имеются свои особенности, поскольку этические ситуации не имеют строго очерченных контуров и однозначных решений. Поэтому совершенно справедливы слова Геннадия Константиновича о том, что «нормы КПЭА должны регулярно совершенствоваться и пополняться введением новых правил поведения адвоката…»

КПЭА не является набором рафинированных дескрипций или застывшей конструкцией этики ценностей. Он должен не подменять сложившиеся обычаи и вековые традиции отечественной адвокатуры, а соответствовать современным реалиям. Адвокатура должна держаться не только на соблюдении исторических обычаев и правил, но и соответствовать современным условиям. Поэтому проблемы профессиональной этики могут вполне самостоятельно решаться адвокатским сообществом путем их обсуждений и корректировки КПЭА. Вот почему так важны изменения.

Как справедливо отмечено автором, если мы не сделаем это сами, это сделает за нас государство. Боюсь только, что не в пользу адвокатского сообщества. Поэтому инициатива о совершенствовании КПЭА является правильной и своевременной. Надеюсь, она окажется полезной и для всего адвокатского сообщества.


С другой стороны, хочется верить, что инициатива изменений КПЭА навеяна временем и пониманием существующих проблем, а не упомянутыми В.Н. Плигиным[2] тенденциями, противоречащими международным стандартам и свидетельствующими о чрезмерном вмешательстве государства в дела адвокатуры. Настойчивые попытки подчинить адвокатуру государству понятны. Хотелось бы, чтобы органы адвокатуры не подменяли в этом государство.

Четвертое.

Не все предложения выглядят безупречно, а некоторые направлены на введение ограничительных процедур, чуждых нашей свободной профессии, и их принятие только стеснит ее.

Весьма спорными видятся слова о включении в КПЭА нормы о том, что «адвокат не должен умышленно вводить в заблуждение дознавателя, следователя и суд, какими бы соображениями защиты это ни мотивировалось», как и не совершать правонарушений, не давать заведомо невыполнимых обещаний, не злоупотреблять правом и т.д.

Уместно вспомнить слова мэтра М. Молло «Честности адвокату мало. Он должен доводить ее до щепетильности»[3]. Поэтому адвокат всегда должен быть предельно честен и никогда не сообщать заведомо ложную информацию.

Подобная же инициатива выглядит попыткой закрепления принципа абсолютной честности по отношению к самим себе и к своим ценностям. Насколько это положение соответствует принципам справедливости и равноправию сторон, а также положениям об адвокатской тайне? Насколько оправданно введение в КПЭА подобного вселенского закона и дополнительной регламентации процессуальных отношений?

На мой взгляд, любые действия адвоката должны выглядеть профессионально и безупречно, и способствовать продвижению права в целом. Излишняя регламентация очевидных запретов лишь ограничит права адвокатов и вызовет немало проблем.

Полностью поддерживаю тезисы о том, что адвокатура должна озаботиться выявлением типичных примеров недобросовестности адвокатов, которые могут расцениваться как «злоупотребление правом». Это направление является перспективным, но стоит ли его включать в КПЭА? На мой взгляд, нет. Поясню почему.

КПЭА должен выступать именно Кодексом, сводом этических правил и включать в себя обязательные положения для адвокатов. Он должен быть кратким и лаконичным. Детализация конкретных положений должна содержаться в судебной практике, рекомендациях органов адвокатского сообщества, дисциплинарной практике. Попытки излишней регламентации будут способствовать превращению КПЭА в набор правил и запретов в адвокатской профессии.

Пятое.

В качестве предложений по поводу изменения и дополнения в КПЭА, на мой взгляд, необходимо:
– Пункт 1 о дополнении п. 3 ст. 10 КПЭА вторым, третьим и четвертым абзацами исключить полностью.
– Пункт 2 изложить в следующей редакции: «Адвокат не должен злоупотреблять правом и нарушать закон. Отказ защитника от выполнения законных требований может свидетельствовать об отказе от защиты».
– Пункт 3 изложить в следующей редакции: «Адвокат не вправе давать заведомо ложные сведения и делать публичные заявления, способные нанести существенный вред правосудию, правам и законным интересам подзащитного».

Последнее. В качестве пожелания.

Попытки разрешения сложных этических ситуаций, разработка стандартов и повышения качества дисциплинарной практики вызывают понимание и полную поддержку, но тенденция чрезмерной урегулированности деятельности адвокатов обескураживает.

От регламентаций до запретов – один шаг. Важно его не переступить. Напомню, что свобода, в чем бы она ни заключалась, теряется, как правило, постепенно. А лишенная свободы адвокатура не способна полноценно реализовать свое предназначение.

Коллеги, прошу преодолеть соблазн излишней регламентации и заорганизованности адвокатуры, избежать стремления дублирования функций государства и не забывать о главной задаче – помогать и защищать адвокатов, а не ограничивать их права.


[2] «Если органы адвокатуры попытаются избежать серьезной дисциплинарной практики, то государству придется изъять этот инструмент и ввести другие меры реагирования».
[3] Молло М. Правила адвокатской профессии во Франции. М.: Высочайше утв. Т-во Скоропечатни А.А. Левинсонъ. Петровка, д. Левинсонъ. 1894. 98 с.
Поделиться