Популярные материалы

Алексей Королев
27 февраля 2020 г.
Наши разногласия
Федеральная палата адвокатов раскритиковала отчет аудитора Счетной палаты РФ
Самое трудное в защите – доказывать очевидное
26 февраля 2020 г.
Вадим Клювгант
Самое трудное в защите – доказывать очевидное
Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант дал интервью журналу «Уголовный процесс»
Адвокатура должна беречь себя
25 февраля 2020 г.
Борис Золотухин
Адвокатура должна беречь себя
Героем девятого выпуска «Тараборщины» стал адвокат, член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин
Максим Семеняко
21 февраля 2020 г.
У Совета адвокатской палаты нет задачи «наказать» адвоката
Нужно выработать правильный единообразный подход к сложным этическим вопросам, не описанным в КПЭА
Олег Баулин
21 февраля 2020 г.
МФЦ может стать структурой, действующей и от имени государства, и против него в интересах частных лиц
О концепции развития многофункциональных центров предоставления госуслуг
Сергей Макаров
Советник ФПА РФ, заместитель заведующего кафедрой адвокатуры Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), адвокат АП Московской области, канд. юрид. наук

Вдохновляющий пример защиты профессиональных прав

29 января 2020 г.

Об успехе судебного обжалования в Верховном Суде РФ отказа в ответе на адвокатский запрос по формальным основаниям


Событием прошлой недели стала, по моему мнению, публикация кассационного определения Верховного Суда РФ от 6 декабря 2019 г. по делу № 127-КА19-7 по жалобе крымского адвоката Сергея Пономарева, который обжаловал отказ Судебного департамента Республики Крым в представлении адвокату запрошенных сведений в суде, а после отказа судов первой и апелляционной инстанций в удовлетворении его заявления – подал жалобу в Верховный Суд РФ. В итоге Верховный Суд РФ отправил дело на новое рассмотрение.

Как уже сообщалось, адвокат АП Республики Крым Сергей Пономарев обратился в Управление Судебного департамента в Республике Крым с адвокатским запросом о предоставлении информации об условиях содержания арестованных лиц в Киевском районном суде г. Симферополя и Верховном Суде Республики Крым, в том числе о размерах (площади) отдельных камер, сведений о наличии столов, стульев, огороженного туалета и освещения в помещениях, размерах окон, а также данных о вентиляции и проветривании камер.

Читайте также:
Начало формирования требований к ответам на адвокатский запрос
ВС РФ посчитал, что отказ предоставить информацию на адвокатский запрос должен быть конкретизирован

Решением крымского Судебного департамента адвокату было отказано в предоставлении запрошенных сведений на основании подп. 2 п. 4 ст. 6.1 Закона об адвокатуре в связи с нарушением требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса. При этом в письме разъяснялось, что для получения запрашиваемой информации в части сведений об условиях содержания арестованных лиц в ВС РК необходимо обратиться непосредственно в этот суд, поскольку управление не располагает такой информацией.

В этом деле, помимо самого главного обстоятельства – однозначной победы нашего коллеги (пусть пока что даже и промежуточной) есть еще немаловажные детали, которые мы с вами, уважаемые коллеги, обязаны для себя отметить.

Во-первых, пример Сергея Сергеевича Пономарева сам по себе показывает, что нам следует реально бороться с нарушением наших профессиональных прав, используя все предоставленные нам процессуальные возможности и инструменты. Простое возмущение фактами нарушения наших прав не исправит эти нарушения – нужно осуществить предусмотренные законом действия, чтобы добиться восстановления законности.

Во-вторых, нельзя не отметить тот факт, что отказы в предоставлении информации по адвокатским запросам могут быть – как это и имело место в рассматриваемом случае – абсолютно необоснованными. Адвокат Сергей Пономарев подал запрос, подготовленный им в полном соответствии с действующим законодательством России – как с нормами Закона об адвокатуре, так и с положениями Приказа Министерства юстиции РФ № 288 от 14 декабря 2016 г., установившего требования к адвокатскому запросу. Тем не менее ему было отказано в предоставлении информации со ссылкой на будто бы имевшееся нарушение как раз этих требований. Верховный Суд РФ в своем кассационном определении прямо отмечает, что «в оспариваемом решении Управления Судебного департамента в Республике Крым не приведено и при рассмотрении и разрешении настоящего административного дела судами первой и апелляционной инстанций не установлено, каким конкретно требованиям к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, определенным в установленном порядке, с учетом названного решения Верховного Суда Российской Федерации не соответствует адвокатский запрос Пономарева С.С.».

Еще раз отмечу: тем важнее, чтобы эти необоснованные отказы не оставались необжалованными. Исключительно хорошо, что коллега Сергей Пономарев не оставил без ответа подобное беззаконие.

Понятно, что наша с вами, уважаемые коллеги, борьба за адвокатскую правду зачастую не встречает понимания и поддержки со стороны доверителей – и это проблема, дополнительно осложняющая практику. Но тем не менее при наличии малейших возможностей нам нужно обязательно обжаловать любые действия, нарушающие профессиональные права – так, как это сделал крымский коллега. Только таким образом мы сможем добиться, чтобы эти нарушения не оставались безответными и безнаказанными и, тем самым, на перспективу обеспечить понимание адресатами адвокатских запросов того, что лучше не искать и не придумывать искусственные поводы для отказа на адвокатский запрос, а при отсутствии законных (причем – бесспорно законных!) оснований для отказа – предоставить адвокату требуемые им документы и сведения. Так мы обеспечим торжество законности в этом вопросе (как бы пафосно это ни звучало) – что, в свою очередь, станет существенным благом для успешности нашей практики.

Поделиться