Популярные материалы

Максим Семеняко
21 февраля 2020 г.
У Совета адвокатской палаты нет задачи «наказать» адвоката
Нужно выработать правильный единообразный подход к сложным этическим вопросам, не описанным в КПЭА
Олег Баулин
21 февраля 2020 г.
МФЦ может стать структурой, действующей и от имени государства, и против него в интересах частных лиц
О концепции развития многофункциональных центров предоставления госуслуг
Необходимо принять Конвенцию о гарантиях прав адвокатов
21 февраля 2020 г.
Александр Башкин
Необходимо принять Конвенцию о гарантиях прав адвокатов
Заместитель председателя Комитета СФ по конституционному законодательству и государственному строительству Александр Башкин в интервью «АГ» рассматривает проблему обеспечения осуществления адвокатом профессиональных обязанностей, которая носит международный характер
Сергей Макаров
21 февраля 2020 г.
Нужна унификация дисциплинарной практики
Ответственность за одно и то же нарушение не должна быть то слишком мягкой, то слишком суровой
Евгений Галактионов
18 февраля 2020 г.
Халатность адвоката наносит урон престижу профессии
О необходимости проявлять разумную осмотрительность даже в отношениях с членами семьи
Дмитрий Талантов
Президент АП Удмуртской Республики

В поисках срединного пути

23 августа 2016 г.

О проекте стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве



Начну со своего любимого афоризма: «Следует заранее примириться с тем, что всякое решение сомнительно, ибо в порядке вещей, что, избегнув одной неприятности, попадешь в другую» (Н. Макиавелли). Говорю это не в порядке резервного самооправдания, а в пользу соображения о сложности любого выбора, превосходящего по значимости решение о том, с какой ноги встать утром.

Совершенно понятно, что если бы руководство ФПА находилось в плену иллюзии о собственной цензурной непогрешимости, или (вариант) уверовало в экстраординарные способности его разработчиков, стандарт был бы вынесен для принятия на очередной съезд без всякого обсуждения. Можно и без раздачи текста делегатам. Слава богу, подобное немыслимо.

Отсюда первый тезис – общественное обсуждение проекта есть обязательная стадия его нормальной проработки до приемлемого уровня. Что же до характера обсуждения, то было бы желательно сосредоточиться не на конспирологических изысканиях (вплоть до – не шучу! – «разработки проекта в недрах силовых ведомств»), либо приписывании его авторам людоедского проекта уничтожения свободной адвокатуры, а на существе вопроса. Чрезмерно экспрессивная лексика в Сети тоже не обязательна.

Второе. Нужно понимать, что особенности «критического обстрела» проекта будут определяться не только профессиональным (а иногда и общекультурным) уровнем участников обсуждения, но и даже при безупречности означенных выше кондиций занимаемой оппонентом профессиональной нишей. Последнее осознавать крайне важно.

Возьмем в качестве примера предложения уважаемого коллеги, члена АП г. Москвы В. Клювганта (не со всем согласен, но воспользуюсь его формулой – возможность для умственных упражнений и проверки профессионального мировоззрения предоставлена с избытком; да, с определенными замечаниями я вынужден согласиться). Коллега критикует, как он пишет, «директивно-однолинейное», построенное на позитивном обязывании, предложенное разработчиками проекта регламентирование минимального объема юридической помощи. В качестве альтернативы предлагается сформулировать нормы о «наиболее полной реализации согласованной с доверителем позиции, а ее содержание, включающее те или иные действия защиты, способ и момент их осуществления, оставить на их усмотрение». Попробуем представить концепцию коллеги на бумаге. Боюсь, что по результату получим следующее. Норма о «наиболее полной реализации согласованной с доверителем позиции» после безуспешных попыток составления многостраничных конструкций поневоле окажется прописанной в декларативном духе – «позиция должна быть правильной и хорошо реализованной». То есть в известном смысле –  «не люблю, когда плохо». Для опытного адвоката смешно, а для начинающего, по меньшей мере, бесполезно. Или даже опасно. Ведь «усмотрение» как принцип, распространяющийся на способы реализации некой «согласованной с доверителем позиции», способен дать довольно размытые ориентиры оценки качестве работы адвоката.

Но дело даже не в этом. В обоснование позиции коллега приводит «критически заточенный» пример осуществления защиты командой адвокатов, с распределением направлений и сфер ответственности, когда требование о выполнении каждого пункта «стандартной программы минимум» всеми без исключения адвокатами становится действительно неразумным. Но нужно ли говорить об эксклюзивной редкости подобного способа защиты? Вполне понятно, что это прерогатива не просто состоятельных, а сверхсостоятельных доверителей и, соответственно, крайне ограниченного сегмента успешных адвокатов, которые с удовольствием повторят то, с чего начал свою статью уважаемый коллега, – «какие могут быть стандарты у творчества»? Кстати, именно с этого постулирования (с целью его дальнейшего частичного «разоблачения») ваш покорный слуга полтора года начинал свою агитацию за стандарт.

Вот я и подошел к формулированию второго тезиса. Стандарт предполагает формулирование таких норм, которые имеют адресатом своего регулирования не начинающего адвоката Петрова и не мэтра Сидорова, а «адвоката вообще» (то есть почти по Платону). А нюансировка может достигаться за счет формулирования общих норм, например такой (применительно к предмету критики коллеги): «При наличии у подзащитного нескольких защитников требования настоящей статьи применяются с учетом согласованного стороной защиты распределения их обязанностей. Согласованное с подзащитным распределение между защитниками обязанностей по защите прав и интересов подзащитного и оказанию ему юридической помощи в любом случае не должно приводить к ущемлению прав подзащитного и снижению стандартов защиты, что, как правило, обеспечивается закреплением за одним из адвокатов функций координатора защиты».

Впрочем, вполне понятно, что, сколько бы мы не вводили подобного рода норм, лакуны регулирования до конца закрыть не удастся. И даже более того, чем педантичнее мы будем стараться их «закрыть», тем больше будет возникать сопутствующих проблем (см. Макиавелли).

И тут не обойтись без общего соображения, афористично сформулированного членом Совета АП Белгородской области Борисом Золотухиным: «Кодекс (в нашем случае – стандарт) нужно не просто читать, а понимать».

И еще. Вычленяя из полученного объема почты наиболее обобщенную, «концептуальную» критику, вижу, что она распадается на некие антонимические смысловые пары, например: нормы носят характер сковывающей инструкции – нормы выражены чрезмерно обобщенно, им не хватает конкретики; необходимо расширять объем «позитивного регулирования» – невозможно объять необъятное, нужно сосредоточиться на нормах-принципах; нужно решительно исключить из стандарта дублирование сформулированных в законодательстве и КПЭА норм – почему такие нормы не прописаны, не означает ли это отказ от их применения… и т.д., и т.п. Как сказал поэт – «нужно что-то среднее, да где ж его взять…»

Хочу подчеркнуть, что автор этого текста не ставит целью инвентаризацию полученных предложений, а тем более ответ на них. Это с учетом скромных человеческих сил просто невозможно. И пример критики многоуважаемого В. Клювганта приводится не более чем для иллюстрации сложностей и необходимости поисков «срединного пути» (ну и еще из чувства ответной благодарности за предоставленную возможность «умственных упражнений»!).

Ясно одно: без стандартов нам уже не обойтись. Поэтому работа по поиску взвешенных решений продолжается.
Поделиться