Популярные материалы

Сергей Макаров
16 августа 2019 г.
Спрос за адвокатский запрос
О защите статусного права адвоката на получение информации с помощью адвокатского запроса
Ирина Кривоколеско
15 августа 2019 г.
Нарушения профессиональных прав адвокатов «второй категории»
О случаях, когда роль комиссий по защите профессиональных прав адвокатов возрастает
О едином федеральном портале юридической помощи и правового просвещения
14 августа 2019 г.
Ирина Рукавишникова / Денис Новак
О едином федеральном портале юридической помощи и правового просвещения
Портал планируется интегрировать с информационными системами, формируемыми у адвокатских палат
Максим Никонов
14 августа 2019 г.
За что судьи «дисквалифицируют» адвокатов и как этому противостоять
О механизме реагирования адвокатских палат на удаление защитников
Нвер Гаспарян
13 августа 2019 г.
Навязывание защитника судом
Как опаснейший вид нарушения профессиональных прав адвоката
Александр Чангли
Заместитель председателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга

УК нуждается в уточнениях

8 августа 2018 г.

О необходимости эффективной защиты не только права собственности, но и личности предпринимателя



Защита прав предпринимателей в уголовно-правовой сфере является весьма актуальной и практически значимой проблемой. Представляется необходимым выработать такой правоприменительный процесс, который задавал бы вектор к созданию эффективной экономики, способствовал формированию многочисленного законопослушного предпринимательского сословия, которое является основой возникновения и существования класса, столь необходимого для развития экономики России.

Для этого требуется реальная и эффективная защита не только права собственности, но и личности предпринимателя. Сегодня по-прежнему конкретная ситуация зависит от применения закона, более того, уже сложилась тенденция его извращенной, карательной в отношении предпринимателя интерпретации.

Следует отметить, что в последние годы введены положительные изменения в действующее уголовно-правовое законодательство, направленные на либерализацию уголовной ответственности предпринимателей и обеспечение дополнительных гарантий защиты их прав и законных интересов.

Вместе с тем ситуацию в этой сфере нельзя назвать благополучной.

Безусловно, важной новацией стало дополнение состава статьи 159 УК РФ «Мошенничество» в Уголовном кодексе новыми «предпринимательскими» частями, предусматривающими ответственность в связи с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности.

Но недавно принятый закон требует изменений, здесь уже выявились некоторые проблемы. Так, установленный ч. 5 названной статьи значительный ущерб определен суммой не менее 10 тыс. рублей (и это при максимальном наказании до 5 лет лишения свободы). Очевидно, что значительный ущерб – не менее 10 тыс. рублей, сумма незначительная в хозяйственных отношениях и ее надо на порядок увеличивать.

Законодатель императивно установил положение, при котором действие ч. 5–7 ст. 159 УК РФ распространяется на случаи преднамеренного неисполнения договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, когда сторонами договора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.

Вместе с тем совершенно необоснованно из-под действия указанной статьи выведены договорные отношения, где одной из сторон выступает государство либо граждане.

В первом случае это отношения в рамках государственного заказа, когда сотрудники органов фактически презюмируют не добросовестность предпринимателя, а то, что государственные денежные средства были «похищены и выведены». При этом полученная при выполнении госзаказа прибыль, достигнутая экономия и прочее рассматриваются как предмет хищения, а затраты к учету не принимаются.

Второй случай – когда стороной договора выступают граждане. Здесь наиболее типичным примером выступают отношения между застройщиком и дольщиками. Если есть задача пустить под откос бизнес, достаточно взять под стражу руководителя и арестовать либо объект, либо даже просто запретить регистрировать в построенном здании собственность. Таких примеров достаточно много.
В соответствии с Гражданским кодексом РФ предпринимательской считается самостоятельная, осуществляемая на свой риск, направленная на систематическое получение прибыли лицом, в установленном порядке зарегистрированным, деятельность.

Предпринимательские отношения шире. Это отношения между предпринимателями или с их участием, где второй стороной могут выступать физические лица или государство.
В доктрине права предпринимательские отношения – отношения между предпринимателями или с их участием.

В связи с этим ограничение действия ч. 5–7 ст. 159 УК РФ только на отношения между коммерческими организациями и индивидуальными предпринимателями представляется необоснованным.

Неотнесение преступления к предпринимательской сфере лишает предпринимателя гарантий, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством, и дает возможность недобросовестным правоприменителям заключить лицо под стражу с целью оказания давления для признания вины, а в некоторых случаях – и для совершения в отношении предпринимателя незаконных действий, связанных с захватом его имущества, развалом бизнеса и т.д.

Предлагается:
1. Пункт 1 Примечаний к ст. 159 УК РФ изложить в следующей редакции: «Значительным ущербом в части пятой настоящей статьи признается ущерб в сумме, составляющей не менее ста тысяч рублей».
2. Пункт 4 Примечаний к ст. 159 УК РФ изложить в следующей редакции: «Действие частей пятой – седьмой настоящей статьи распространяется на случаи преднамеренного неисполнения договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, когда одной из сторон договора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации».
Угрозу практически для всех предпринимателей создает печально известная ст. 238 Уголовного кодекса. Это производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности. Указанная норма позволяет сразу, без наступления общественно опасных последствий, возбудить в отношении предпринимателя уголовное дело. Представляется, что без наступления тяжких последствий уголовные дела возбуждаться не должны.

Нельзя не отметить, что даже неисполнение предписания контрольно-надзорного органа также является административным проступком (ст. 19.5 КоАП РФ), но никак ни преступным деянием.

Несовершенство диспозиции ч. 1 ст. 238 УК РФ, а именно то обстоятельство, что состав данного преступления в настоящее время является формальным, т.е. не требуется наступление каких-либо негативных последствий, приводит к той ситуации, когда не представляется возможным четко отграничить состав данного преступления от административных проступков.

Предлагается ч. 1 ст. 238 УК РФ изложить в следующей редакции:
«Производство, хранение или перевозка в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, если эти деяния повлекли по неосторожности причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, а равно неправомерные выдача или использование официального документа, удостоверяющего соответствие указанных товаров, работ или услуг требованиям безопасности».
Поделиться