Популярные материалы

Сергей Макаров
25 сентября 2020 г.
Как адвокату сделать запрос надежным инструментом защиты
(Статья опубликована в журнале «Уголовный процесс». 2020. № 9)
Олег Бибик
21 сентября 2020 г.
Доступ адвокатов к лицам, содержащимся под стражей, затруднен
Предложения АПИО по решению этой проблемы будут направлены Уполномоченному по правам человека в РФ
Николай Рогачев
15 сентября 2020 г.
Адвокатура готова к новому вызову
Принятие положительного в целом законопроекта Минюста потребует от адвокатов большего напряжения сил и ответственного отношения к осуществляемой ими защите
Наталья Басок
14 сентября 2020 г.
Государство формирует у правоохранителей иллюзию полной безнаказанности в своих действиях
Обобщение практики АП Челябинской области, а также адвокатских палат субъектов РФ по защите прав и интересов адвокатов
Сергей Бородин
9 сентября 2020 г.
Положительный эффект от законопроекта Минюста очевиден
О том, как можно уточнить поправки в УК и УПК, чтобы требования закона соблюдались неукоснительно

Дискуссии

Татьяна Бутовченко
Президент ПА Самарской области, член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам

Удар за ударом

31 августа 2016 г.

О дисциплинарном производстве в Палате адвокатов Самарской области



«Ударная работа» и «Ударными темпами» – так были озаглавлены новости, размещенные на сайте ФПА о состоявшихся заседаниях Квалификационной комиссии и Совета Палаты адвокатов Самарской области. Забегая вперед, скажу, что портал Legal.Report как будто с разочарованием констатировал, что лишь три адвоката из 163 провинившихся лишены статуса.

Дисциплинарное производство – не инквизиция и цели казнить как можно больше коллег-адвокатов не имеет.

Заседания были действительно обширными. Пришлось выработать алгоритм действий сначала по проверке работы адвокатов по назначению, а затем по процедуре рассмотрения дисциплинарных производств.

Оставим в стороне рассуждения о нарушении адвокатской тайны самим фактом проверки, – говорят об этом в тех палатах, где никогда не занимались вопросами качества оказания юридической помощи в делах по назначению. Знаю адвокатскую палату, в которой все производства в порядке ст. 50 УПК РФ и ст. 50 ГПК РФ в обязательном порядке проверяются и сдаются на хранение в областную коллегию, члены которой эксклюзивно допущены к данному виду деятельности. Так что есть варианты и построже, чем в Самаре.

У нас специфика такова: участие адвокатов в данной категории дел добровольное; количество адвокатов в ПАСО – 1832, бесплатные дела ведут без малого 800 человек, осуществляющие деятельность в 493 кабинетах, 98 коллегиях и 12 бюро.

Ежемесячно координаторами Центра СЮП распределяется 5–5,5 тыс. дел при численности населения Самарской области 3,3 млн человек.

Компьютерное распределение дел в ПАСО ведется с 2007 г., но только сейчас удалось дорасти до надлежащего уровня контроля за качеством этой работы. Начинали с одного городского района, потом работу системы распространили на всю Самару. Уже третий год компьютерное распределение дел по назначению охватывает все населенные пункты Самарской области. Одновременно  приступили к работе по обеспечению качества защиты по назначению и только сейчас довели эту работу до надлежащего уровня.

Первые проверки сводились только к установлению факта наличия адвокатского досье, что вызывало бурю негодования (вот тут-то и звучала тема нарушения адвокатской тайны, хотя тайна была только одна – адвокат по делу ничего не делал, ее не грех было и раскрыть).

Кроме контролирующих мероприятий и разработки Советом ПАСО методических рекомендаций о порядке ведения адвокатского производства, систематически стали проводиться мастер-классы по процедуре ознакомления с материалами дела и формированию адвокатского досье, методике составления жалоб и других процессуальных документов, обсуждались на семинарах особенности работы адвоката в апелляционном, кассационном и надзорном производствах, проводились игровые учебные процессы, обобщения дисциплинарной практики.

Сегодняшние проверки – это иной уровень оценки качества работы адвоката. Квалификационная комиссия не признает работу адвоката соответствующей критериям честности, добросовестности, квалифицированности, своевременности только при наличии сфотографированных материалов уголовного дела. При отсутствии каких-либо юридически значимых следов адвокатской деятельности, комиссия без труда определяет, что досье изготовлено не в процессе оказания юридической помощи, а только в целях представления в рамках возбужденного дисциплинарного производства или после начала проверки. Члены квалификационной комиссии зачастую без заключения экспертов-почерковедов отличают подлинную подпись на расписке об отказе от обжалования судебного акта от подписи, выполненной методом подражания (правда, в этом случае адвокату предлагается воспользоваться услугами профессионала-графолога, на что горе-коллега не всегда соглашается). Отдельно проверяется качество деловых бумаг.

Теперь вернемся к «удару за ударом».

Трудно представить, как выжили Квалификационная комиссия и Совет в этих заседаниях, запредельных по количеству рассмотренных вопросов!

Палата была завалена адвокатскими досье, проверяющие валились с ног от усталости, про себя и референта – рассказывать не буду. Зато теперь, если поручит Совет ФПА, сможем продемонстрировать в живую, как организовать подготовку и проведение таких «ударных» заседаний, уложившихся в пределы рабочего времени, при этом с обеспечением надлежащего качества и полноты рассмотрения каждого вопроса.

Опыт учит многому. Проведенной проверкой был охвачен период в двенадцать месяцев и проверялись сразу два самарских и один тольяттинский район. Больше мы так делать не будем. Лучше брать меньший проверяемый период, но проверки проводить чаще, тогда сроки привлечения к ответственности не истекут и «воспитательный эффект» будет ярче. Хотя следует отметить, что в этот раз большое количество прекращенных дисциплинарных производств и назначение достаточно мягких мер реагирования были восприняты адвокатами как справедливые, что только прибавило авторитета органам адвокатского самоуправления ПАСО.

Ныне, когда в большинстве российских регионов дела распределяются по старинке и  отсутствуют цифровые данные об объеме этой работы, – не до качества. Абсолютно уверена, что со временем в каждой палате постепенно придет понимание, что вести контроль в целях повышения качества оказываемой юридической помощи по назначению необходимо. Так делается во всем цивилизованном мире, если защита оплачивается из государственного бюджета. Кстати, в Нидерландах всю работу, за которую адвокат просит оплатить из средств казны по ставке 149 евро в час, он должен предъявить для контроля  государственному чиновнику. Если мы хотим, чтобы тарифы за субсидируемую юридическую помощь были увеличены, придется отвечать за ее качество, а если не хотим, чтобы нас контролировали госслужащие, надо это делать самим.

Полагаю, что только так, поэтапно, от введения компьютерной системы распределения дел до проведения системных и тщательных проверок, можно  последовательно, нанося удар за ударом, разбить сложившийся стереотип о некачественной защите по назначению и уничтожить само понятие «карманного» адвоката.
Поделиться