Популярные материалы

Елена Сенина
27 октября 2020 г.
«Разделяй и властвуй»
Так можно объяснить предложение разрушить все, что нарабатывалось годами в сфере интеграции альтернативных способов урегулирования споров
Михаил Толчеев
26 октября 2020 г.
Истцы не доказали установление запрета
С самого начала их главным методом доказывания стала логическая подмена
Современные технологии должны служить праву
26 октября 2020 г.
Валерий Лазарев
Современные технологии должны служить праву
Однако тенденции развития права в направлении «сплошной цифровизации» опасны для человека и общества
Сергей Макаров
23 октября 2020 г.
Гром медиации, раздавайся!
Законопроект среди ясного неба
Репутацию адвоката нужно зарабатывать постоянно
22 октября 2020 г.
Евгений Галактионов
Репутацию адвоката нужно зарабатывать постоянно
Первого оправдательного приговора Евгений Галактионов добился, будучи стажером и участвуя в процессе по назначению

Дискуссии

Андрей Жуков
Президент АП Новосибирской области

У Правительства нет других забот?

25 февраля 2019 г.

О неисполнении силовиками и судами постановления Правительства РФ о повышении размеров вознаграждения адвокатам



Как известно, Постановлением Правительства РФ от 2 октября 2018 г. № 1169 увеличены размеры вознаграждений адвокатам за участие в уголовном судопроизводстве по назначению судебно-следственных органов. Тем самым выполнено поручение Президента страны.

Так, Постановлением Правительства РФ с 1 января 2019 г. предписано определять размеры выплат в зависимости от сложности уголовных дел, руководствуясь при этом теми же критериями, которые были сформулированы еще в 2012 г.

Казалось бы, все ясно и понятно, и прежде всего наименее защищенные слои населения, а вместе с ними и адвокаты должны были испытать «чувство глубокого удовлетворения» от проявленного внимания со стороны государства по обеспечению их конституционных прав и свобод.

Следом за ними вздох облегчения должен был вырваться у судей и силовиков, которые в течение долгих лет несли на своих плечах бремя ответственности за непосредственное обеспечение права граждан на защиту от обвинения.

Принятое Постановление Правительства и действующее законодательство давали всем правоприменителям полную правовую базу и легитимную возможность применять новые размеры оплаты вознаграждения адвокатов, а при их расчете по сложным делам – использовать методику Федеральной палаты адвокатов России, согласованную с Министерством юстиции РФ. Именно так все и начиналось с 10 января 2019 г. в большинстве субъектов РФ, в том числе и на территории Новосибирской области.

Но вдруг начались какие-то следственно-судебные «карусели» вокруг якобы недостаточной правовой определенности ответов. Тех самых, что достаточно определенно были даны 1 января 2019 г. на вопросы об определении размеров выплат адвокатам по сложным делам.

Сначала появилось известное письмо Департамента по финансово-экономической политике и обеспечению социальных гарантий МВД России. Затем была придумана следующая формула противодействия судебно-следственной власти. По образцу плана «А» она выглядит так: а) следователи выносят постановления об оплате вознаграждения адвокатам по недействующим ставкам, руководствуясь названным выше письмом ФЭД МВД; б) суды по жалобам адвокатов признают данные постановления незаконными. Упор делался на давно принятое на вооружение футбольное правило: если долго перепасовываться на своей половине поля, команда соперника «встает».

Не «встала». Наоборот, возникла угроза того, что отныне суды будут рассматривать только жалобы адвокатов. Тогда был включен план «Б». В футболе при данных обстоятельствах на поле выпускается хороший защитник и «цементирует» оборону, в России в аналогичных случаях суды подключают прокуратуру. Судьи почему-то попросили адвокатов обжаловать эти постановления не к ним, а в этот надзорный орган, где во исполнение плана «Б» даже инициировали проведение масштабной прокурорской проверки. Но сдержать поток «адвокатских мячей» в свои «ворота» им тоже оказалось не под силу.

И тогда на «поле» появился главный персонаж – руководитель следственного органа, который не стал менять схему игры, а просто заколотил свои «ворота» досками, понимая в футболе как никто другой, т.е. перестал утверждать постановления следователей, придав им тем самым «недооформленный вид». Таким образом, адвокатов лишили права обжалования, а суды и прокурора заодно – процессуального реагирования. Не хватает фантазии представить, как огорчились последние.

Помните столь изумительное изобретение российской уголовной практики, как «преждевременность»? Оказывается, оно живет не только в тех случаях, когда надо уклониться от принятия принципиального решения по рассмотрению обоснованного ходатайства или жалобы защитника при рассмотрении дела по существу, но может пригодиться и для подобных безобразий.

Постоянно общаясь с коллегами из других регионов, представляю себе примерно общую мозаику, которая сложилась в настоящее время, а также характер и направления наших корпоративных устремлений.

Конечно, прежде всего, обращает на себя внимание интеллигентность действий АП Санкт-Петербурга, корректность и высокая культура просьб в адрес органов МВД Санкт-Петербурга и попытки пробудить там чувство совести и здравого смысла. Вот только сомневаюсь, что в самой культурной столице страны найдется хоть одно должностное лицо МВД, которое если не проникнется справедливостью доводов адвоката, то хотя бы случайно окажется дотошным правоведом.

В то же время АП Воронежской области делает «последнее предупреждение» силовикам, намекая на возможность забастовки адвокатов.

Мы в Новосибирске, соблюдая политес, всегда говорили, что забастовка – не наш метод. Но в то же время многие из адвокатов еще не забыли, что 18 лет назад «последнее предупреждение» уже случалось и называлось оно не «воронежское», а «новосибирское». Тогда вознаграждение адвокатам Новосибирской области не платили годами и говорили, что на это нет денег.

В течение месяца после реализации «последнего новосибирского предупреждения» деньги чудесным образом нашлись и их в полном объеме перечислили адвокатам в экстренном порядке.
Может, действительно «балет не увидишь, когда кругом футбол»?

Приведенные примеры свидетельствует о том, что за прошедшие 18 лет в вопросе обеспечения конституционного права граждан на защиту от обвинения (в описываемой части) мало что изменилось, и это очевидно. Перспективы к улучшению вряд ли ожидаются.

Потому что Правительство обходит неоднократно поднимаемый адвокатурой, не лишенный здравого смысла тему: а почему, собственно, вопрос об оплате труда адвокатов, чья цель – разрушение обвинения, находится в ведении суда и силовиков, чья цель – формирование этого обвинения? При таких обстоятельствах правосудие в стране похоже на театр одного актера, чья деятельность описана коротко и ясно: сам танцую, сам пою, сам билеты продаю.

В чем главная обязанность судьи при подготовке и рассмотрении уголовного дела? Обеспечить подсудимого защитой! Выяснить, приглашен ли им или его родственниками адвокат, и решить организационные вопросы с ним. При выяснении, что подсудимый не имеет финансовых возможностей избрать себе адвоката, назначить ему защитника и согласовать с ним необходимые вопросы судебного разбирательства.

И все. Функции обеспечения защитой на этом должны быть закончены и возникать в дальнейшем могут лишь «по техническим причинам», например, в случае замены защитника и прочего, предусмотренного законом.

Такая же ситуация должна происходить и на стадиях досудебного производства.

Вспоминаю разговоры на эти темы со своими зарубежными коллегами, в том числе – судьями, которые никак не могли взять в толк, зачем в России на судей возлагаются обязанности, не связанные с осуществлением правосудия?

Например, в США этот вопрос уже давно и однозначно решен самым простым способом. Есть офис государственного защитника (по примеру, некоторых российских адвокатских образований, ориентированных на выполнение поручений по назначению), куда суд передает поручение, если обвиняемый не в состоянии самостоятельно обеспечить себя защитой. Одновременно есть офис федерального казначейства, который финансирует такое назначение. Есть перечень необходимых документов и порядок их предъявления в казначейство для оплаты вознаграждения адвоката за проведенное дело по назначению.

Вот и вся история. Рассказывая об этом, мой американский коллега – судья, даже как-то немного оскорбился на уточнение, а не составляет ли он какой-либо документ в подтверждение того, что именно этот адвокат у него в процессе защищал по назначению именно такого-то подсудимого. Оказывается, в условиях цивилизованного правосудия это может оскорбить…

Как рассказывал Михаил Жванецкий:
«Консерватория, аспирантура, мошенничество, афера, суд, Сибирь.
Консерватория, частные уроки, зубные протезы, золото, мебель, суд, Сибирь.
Консерватория, концертмейстерство, торговый техникум, икра, крабы, валюта, золото, суд, Сибирь.
Может, нам в консерватории что-то подправить?» (Жванецкий М. Консерватория).

Так, может, в этой системе координат отсутствие цивилизованного правосудия и есть тот камень преткновения, который российская правовая система безуспешно пытается убрать с дороги еще с советских времен?
Поделиться