Популярные материалы

Чему не учат в вузах
22 июля 2021 г.
Максим Семеняко
Чему не учат в вузах
Санкт-Петербургский институт адвокатуры специализируется на прикладной тематике
Мошенники с «громкими» именами
Вымогая деньги у граждан, злоумышленники все чаще представляются сотрудниками известных юридических компаний
Сергей Краузе
5 июля 2021 г.
Адвокат должен работать спокойно, не «наступая на грабли»
О тренинге по защите профессиональных прав адвокатов
Живое общение ничем не заменишь!
2 июля 2021 г.
Светлана Володина
Живое общение ничем не заменишь!
Адвокат должен знать не только судебную практику, но и жизнь, а для этого ему необходимы широкий кругозор и быстрая реакция
До сегодняшнего момента адвокатура остается территорией настоящей независимости
17 июня 2021 г.
Юрий Пилипенко
До сегодняшнего момента адвокатура остается территорией настоящей независимости
Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко ответил на вопросы «АГ» о современном состоянии российской адвокатуры и ее перспективах

Дискуссии

О гонораре успеха
21 февраля 2019 г.
О гонораре успеха
Татьяна Бутовченко
Член Совета ФПА РФ, президент ПА Самарской области

Ты гонорар бери, но чести не утрать

18 февраля 2015 г.

О соотношении морального и материального в адвокатской деятельности



«Гонорар успеха» – недавнее обсуждение на Facebook – подтолкнуло к намерению подискутировать на эту тему. Сразу хочу оговориться, что в глубоко историческую, конституционную, гражданско- и уголовно-правовую природу этого понятия вдаваться не буду.
Хочется посмотреть на процесс получения вознаграждения за адвокатский труд с точки зрения чести и честности, морали и нравственности.
Гонорар успеха – понятие не сегодняшнее.
Придя работать в юрконсультацию, я оказалась в комнате с тремя коллегами, двое из которых – выдающиеся самарские адвокаты. Однажды всем нам довелось стать свидетелями такой ситуации: один из мэтров заканчивает беседу с клиенткой по громкому бракоразводному делу. Встав и готовясь попрощаться, она со словами: «А это вам на мелкие расходы!» положила на стол конверт.
В комнате повисла мертвая тишина…
Илья Александрович Ферштер, лучезарно улыбаясь, произнес: «На мелкие я не беру» и возвратил конверт женщине.
Присутствующие выдохнули с облегчением.
Мой первый личный «микст» был весьма курьезным. Я закончила дело на следствии и ушла на больничный с сыном. Через неделю, когда я вышла на работу, секретарь сообщила, что меня разыскивала следователь (кстати, не только мобильного, но даже домашнего телефона у меня тогда не было).
Звоню, говорит, что родители несовершеннолетнего подзащитного оставили для меня посылку, которая висит за окном, и, судя по тому, что из авоськи торчат ноги, это – гусь.
Я растерялась. Кинулась к патрону: что делать? Он сказал: «Напиши письмо, предложи забрать обратно. Представляешь, скольким за эту неделю следователь объяснила, чьи это ноги болтаются за окном».
Клиентка расстроилась, объяснив, что привезла по гусю от чистого сердца мне и следователю. Дело было в марте. Мой гусь испортился.
Потом были разные дела, разные вознаграждения и разные гонорары успеха, вот только не было ни одного случая, чтобы пришлось получать с клиента желаемое, обдирая его до последней копейки.
Отдельно хочется рассказать о деле, которое закончилось из рук вон плохо. По первой инстанции не удалось убедить суд в совершении неосторожного убийства начальником охраны режимного объекта даже при направлении раневого канала из поясничной области вверх в плечо. Пуля вышла навылет и не была обнаружена. Позиция обвинения: нет пули – нет рикошета. Подзащитного взяли под стражу из зала суда. Клиентке – жене осужденного – вызвали «скорую». Врач, посмотрев на меня, сосредоточенно молчавшую и расстроенную, предложил нашатырь и адвокату.
Через три дня мы встретились в офисе. Этот микст брать не хотела категорически. Клиентка настояла: «Не обижайте, не делайте еще больнее, это я делаю для него и потому, что Вы со мной!» Приговор впоследствии удалось изменить: квалификацию на неосторожное убийство, наказание – на условный срок.
Проработав сорок лет в адвокатуре, я продолжаю верить, что честь и деньги – понятия совместимые.
Гонорар успеха был всегда и пусть будет, если сохраняется его суть, если для оплаты услуг адвоката клиента не заставляют продавать последнее жилье, если подстрекаемой самим адвокатом судебной тяжбой клиент не «выпотрошен» до последней нитки, или, и такое бывает, когда с клиента берут долговые расписки, взыскиваемые через суд и исполнительное производство.
Честности и порядочности в «советской адвокатуре» было больше. Не было Кодекса профессиональной этики, а этика была. Говорю это не потому, что ностальгирую по молодости и ушедшему времени, а потому, что сегодня уровень моральной чистоты адвокатуры, к сожалению, меряется уже не количеством рассматриваемых квалификационными комиссиями дисциплинарных производств, а количеством обвинительных приговоров, постановленных в отношении адвокатов.
Гонорар успеха включается отдельной строкой в соглашение. Рынок юридических услуг – он тоже рынок, и лучше обо всем договориться на берегу. Но мне лично кажется, что прежний микст и нынешний гонорар успеха, как условие соглашения, разные вещи: как деньги от чистого сердца и как обусловленная доплата за успех. В идеале одно не исключает другое, а в совокупности очень приятно.

Поделиться