Популярные материалы

Важна защита, а не самореклама
15 октября 2020 г.
Игорь Михайлович
Важна защита, а не самореклама
Высококвалифицированные адвокаты, как и прежде, демонстрируют большие достижения
Сергей Макаров
25 сентября 2020 г.
Как адвокату сделать запрос надежным инструментом защиты
(Статья опубликована в журнале «Уголовный процесс». 2020. № 9)
Олег Бибик
21 сентября 2020 г.
Доступ адвокатов к лицам, содержащимся под стражей, затруднен
Предложения АПИО по решению этой проблемы будут направлены Уполномоченному по правам человека в РФ
Николай Рогачев
15 сентября 2020 г.
Адвокатура готова к новому вызову
Принятие положительного в целом законопроекта Минюста потребует от адвокатов большего напряжения сил и ответственного отношения к осуществляемой ими защите
Наталья Басок
14 сентября 2020 г.
Государство формирует у правоохранителей иллюзию полной безнаказанности в своих действиях
Обобщение практики АП Челябинской области, а также адвокатских палат субъектов РФ по защите прав и интересов адвокатов
Юрий Новолодский
Вице-президент АП Санкт-Петербурга, президент Балтийской коллегии адвокатов им. А. Собчака

Цифровизация уголовного судопроизводства

5 июня 2020 г.

Мнение адвокатуры по вопросу использования современных технологий на досудебной стадии


Перед проведением цифровизации уголовного судопроизводства необходимо сформировать объективное представление о реально сложившейся системе уголовно-процессуальных отношений, которую принято называть «уголовное судопроизводство». Без предварительной объективной оценки его реального состояния, без определения его современных недостатков ожидаемая цифровизация будет неспособна принести пользу обществу и на многие годы может «законсервировать» сложившиеся недостатки для будущих поколений.

Адвокаты, будучи непосредственными участниками уголовно-процессуальных отношений, ежедневно сталкиваются с недостатками этой системы и являются непосредственными свидетелями непрекращающихся действий следственных властей, разрушающих принципиальные основы уголовного судопроизводства. В силу указанных обстоятельств проведение цифровизации уголовного судопроизводства без учета профессионального мнения адвокатуры представляется недопустимым.

Цифровизация должна проводиться одновременно с назревшими структурными новациями уголовного судопроизводства, такими как введение института следственных судей и возвращение органам прокуратуры реальных надзорных полномочий за законностью в расследовании уголовных дел, что обеспечит перспективу развития уголовного судопроизводства по общественно полезному пути. Предлагаемый адвокатурой системный подход к цифровизации уголовного судопроизводства позволит создать реальные возможности его качественного оздоровления.

Особое внимание при введении цифровизации должно быть уделено досудебным стадиям уголовного судопроизводства, поскольку именно здесь зарождаются и последовательно развиваются явления, ставшие причинами основных его недостатков.

Отправной точкой цифровизации уголовного судопроизводства должны стать отношения, инициирующие процесс уголовного преследования.

Это означает, что первым документом в цифровом контенте уголовного дела должны стать:

– заявление о преступлении;

– явка с повинной;

– постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в органы предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании;

– или сообщения о совершенном либо готовящемся преступлении, полученные из иных источников.

Информацию о готовящемся или совершенном преступлении, облеченную в перечисленные выше процессуальные формы, принято называть поводами к возбуждению уголовных дел.

В тех случаях, когда заявление или явка с повинной поступают к следственным властям в устном виде, в цифровом контенте уголовного дела должны быть отражены зафиксировавшие их протоколы. Зафиксированные (в любой процессуальной форме) поводы к возбуждению уголовных дел традиционно являются информационным «импульсом» к возможному возбуждению уголовного судопроизводства, в связи с чем они должны стать первоначальными объектами цифровизации.

Использование эффективного программного обеспечения в ходе цифровизации ранних стадий уголовного судопроизводства позволит зафиксировать точное время обнаружения специально уполномоченными государственными органами поводов к возбуждению уголовных дел и организовать контроль за соблюдением ими сроков процессуального реагирования на полученную информацию, а также оценить их общую эффективность в организации уголовного преследования лиц, подозреваемых в подготовке или совершении преступлений.

Следующим документом в цифровом контенте уголовного дела должно стать процессуально оформленное решение следственных властей, принятое по поводу выявленных ими поводов к возбуждению уголовных дел.

Государственные органы, контролирующие соблюдение законности в уголовном судопроизводстве, (прокуратура и следственные судьи) должны иметь в своем распоряжении цифровые копии материалов уголовного дела, отражающие полный набор фактов и принятых на их основе процессуальных решений по уголовному делу. Наличие цифровых копий позволит контролирующим органам оценивать законность принимаемых следственной властью процессуальных решений и проверять соблюдение установленных законом процессуальных сроков на проверку сообщений о любом готовящемся или совершенном преступлении.

Используемое программное обеспечение должно предоставлять лицам, инициировавшим уголовное преследование, доступ к информации о дате и времени принятия следственными властями сведений о совершенном или готовящемся преступлении и о должностном лице, принявшем процессуальное решение по выявленному поводу к возбуждению уголовного дела.

В случае принятия руководителем следственного органа или начальником органа дознания решений о продлении срока, установленного на проверку сообщения о преступлении, с 3 до 10 суток, информация об этом должна размещаться в цифровом контенте уголовного дела, содержать мотивы и обоснования подобного процессуального решения. Заинтересованные лица, имеющие право на обжалование этого процессуального решения, должны иметь доступ к соответствующей информации, необходимой им для организации потенциально возможного обжалования.

Незамедлительное получение заинтересованными лицами информации о необоснованном продлении сроков проверки сведений о готовящихся или совершенных преступлениях позволит им своевременно обжаловать такое процессуальное решение прокурору или следственному судье, что обеспечит эффективный процессуальный контроль за возможными проявлениями волокиты при решении вопроса о возбуждении уголовных дел и существенно сократит сроки их фактического расследования.

В цифровом контенте уголовного дела должно отражаться любое решение, принятое компетентными должностными лицами по результатам рассмотрения поступивших в их распоряжение поводов для возбуждения дела.

Цифровая информация о принятых процессуальных решениях позволит стороне защиты и другим заинтересованным лицам максимально быстро реализовать свое право на судебное обжалование процессуальных решений о возбуждении уголовных дел или об отказе в их возбуждении. Программное обеспечение, используемое в ходе цифровизации, должно предоставлять лицам, имеющим право на обжалование таких процессуальных решений, беспрепятственный доступ к информации, необходимой для организации обжалования.

В случаях передачи сообщений о преступлении в иные следственные органы по подследственности в цифровом контенте дела должны отражаться меры, принимаемые должностными лицами по сохранению следов преступления, что позволит заинтересованным участникам уголовного судопроизводства определить эффективность следственных властей в вопросе своевременного обнаружения, закрепления и сохранения доказательств, подтверждающих наличие или отсутствие признаков преступления в исследуемом событии.

Материал «доследственной проверки» должен входить в общий цифровой контент уголовного дела и быть доступным для участников уголовного судопроизводства, имеющих право на полное или частичное ознакомление с этой информацией.

В материалах доследственной проверки, как правило, сосредоточены важные сведения, способные в ходе дальнейшего расследования дела приобрести статус доказательств и определить тем самым окончательный исход уголовного дела. В связи с этим участники судопроизводства, имеющие право на доведение до следственных и судебных органов собственной фактологической позиции по исследуемым событиям, должны иметь возможность реализовать это право в самом начале расследования уголовного дела.

Следователи и дознаватели, возражающие против доведения до заинтересованных участников судопроизводства отдельных сведений, из числа входящих в материалы доследственной проверки, должны иметь право мотивированно оспорить у следственного судьи необходимость передачи таких сведений заинтересованным участникам процесса.

После возбуждения уголовного дела дальнейшее пополнение цифрового контента процессуальными документами (вплоть до окончания расследования по делу) в соответствии с законом должно осуществляться следователем или дознавателем в пределах их компетенции. К документам, оформляющим процессуальные решения о приостановлении производства по делу, об изменении подследственности или подсудности уголовного дела, (и ряду других документов) должны «онлайн» допускаться участники судопроизводства, имеющие право на их обжалование. Принимаемые следственной властью постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного преследования, а также иные действия (или бездействие) следственных властей, способные причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы прокурору или следственному судье, в связи с чем лицам, имеющим право на такое обжалование, должен быть обеспечен доступ к соответствующим документам, содержащимся в цифровом контенте уголовного дела.

По окончании расследования дела его цифровой контент в полном объеме должен быть доступен обвиняемому и его защитнику для ознакомления, так же как и прилагаемые к делу вещественные доказательства для исследования. Обвиняемый, его защитник и потерпевший имеют право на получение цифровой копии дела. Определив общий объем материалов дела, упомянутые участники процесса должны сообщить следователю или дознавателю время, необходимое им на его изучение. В случае несогласия следователя или дознавателя с предлагаемой продолжительностью изучения дела им должно предоставляться право оспорить ее у следственного судьи. Таким подходом будет реально обеспечено ныне декларированное право стороны защиты знакомиться с материалами уголовного дела «без ограничения во времени» и будут изжиты случаи злоупотреблений правом со стороны защиты по искусственному затягиванию процесса ознакомления с материалами дела.

Принципы цифровизации уголовного судопроизводства

1. Принцип «единства фактологических и процессуальных аспектов в цифровых контентах уголовных дел»

Обязательное объединение в цифровых контентах уголовных дел используемых следственной властью фактологических сведений и связанных с этим использованием процессуальных решений, способных продвигать уголовное дело от одной стадии к другой и влиять на вынесение окончательного судебного решения, должно стать основным идеологическим содержанием цифрового уголовного судопроизводства. Указанный подход обеспечит возможность всесторонней оценки и проверки принимаемых следственной и судебной властью процессуальных и материально-правовых решений в любой момент судопроизводства.

2. Принцип «обеспечения контроля за выполнением следственной и судебной властью требований процессуального законодательства»

Программное обеспечение, используемое в ходе цифровизации, должно отражать установленную законом последовательность совершения процессуальных действий и обязательную структуру процессуальных документов.

Так, к примеру, в соответствии с законом постановление о возбуждении уголовного дела, помимо ссылок на поводы к возбуждению дела, должно содержать фактологические основания к его возбуждению, т.е. описание фактических обстоятельств, которые в своей совокупности были сочтены следователем или дознавателем достаточными свидетельствами наличия в исследуемом событии признаков определенного преступления.

В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела должны содержаться мотивы, в силу которых следователь или дознаватель признал фактические обстоятельства, установленные в ходе доследственной проверки, недостаточными для возбуждения уголовного дела.

Отсутствие должного процессуального контроля позволяет сегодняшним дознавателям, следователям (а в отдельных случаях и судьям) игнорировать требование закона о необходимости мотивировать принимаемые ими решения, основанные на оценке фактов. Программное обеспечение, предусматривающее обязательную (определенную законом) структуру того или иного процессуального документа, будет самостоятельно (независимо от должностных лиц следственной либо судебной власти, а также контролирующих органов) квалифицировать процессуальный документ как не соответствующий требованиям процессуального закона (всякий раз, когда его составители будут игнорировать требования закона об обязательности мотивирования принимаемых процессуальных решений).

Это принципиальное положение можно определить как «цифровое понуждение должностных лиц, осуществляющих правоприменение в сфере уголовного судопроизводства, к соблюдению процессуальных законов».

3. Принцип «обеспечения максимальной возможности включения в цифровой контент уголовного дела сведений, не совпадающих с фактологической позицией обвинения, способных к установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу»

Современное следствие выработало не основанную на законе практику, ограничивающую доступ в уголовные дела сведений, не совпадающих с фактологической позицией стороны обвинения. Попытки участников судопроизводства со стороны защиты (а иногда и потерпевшего) привнести в дело важные сведения, способные обеспечить их интересы, решительно пресекаются следственной властью в случаях, когда привносимые в дело альтернативные сведения способны нанести урон обвинительной версии. (Большинство ходатайств о проведении следственных действий, направленных на получение фактологических сведений, невыгодных властям, осуществляющим уголовное преследование, ходатайств о приобщении к делу заключений специалистов, опровергающих выводы экспертиз, используемых следственной властью, а также иных ходатайств, способных «навредить следствию», необоснованно отклоняются).

Сформировалась практика необъективного отражения в материалах дела фактологических сведений, не совпадающих с обвинительным фактологическим контентом. Такие сведения, сообщаемые следственным властям подозреваемыми, обвиняемыми или свидетелями, отражаются в следственных материалах дела формально, без фиксации в соответствующих протоколах важных деталей, имеющих значение для объективного расследования и судебного разбирательства дел.

Использование в ходе цифровизации предлагаемого выше принципа, обеспечивающего максимальную возможность включения в цифровой контент уголовного дела фактологических сведений, не совпадающих с позицией обвинения, позволит выделить в цифровом контенте дела отдельную группу «альтернативных фактов», которые сторона защиты или потерпевший, не согласный с содержанием обвинения, предполагают использовать в суде для реализации своих интересов.

Указанный подход позволит создать эффективный механизм реализации на досудебных стадиях уголовного судопроизводства конституционного принципа состязательности. Судьи, рассматривающие дело по существу, получат возможность непосредственной оценки не только обвинительного контента, но и обособленной совокупности фактологических сведений, альтернативных обвинительному контенту, с выявлением и исключением из судебного исследования содержащихся в нем недопустимых доказательств и использованием остальных альтернативных сведений в состязательном доказывании в ходе судебного разбирательства.

Суды апелляционной и кассационной инстанций смогут непосредственно проанализировать совокупность обособленного фактологического материала, способного к формированию у судей альтернативного видения исследуемых событий, которым ранее была дана иная оценка нижестоящими судами, что наполнит реальным смыслом апелляционную стадию рассмотрения уголовных дел и сократит случаи судебных ошибок.

4. Принцип «обеспечения дифференцированной доступности для различных категорий участников уголовного судопроизводства отдельных фрагментов цифрового контента уголовного дела»

С момента вступления в уголовное дело защитник имеет право на ознакомление с определенной информацией, содержащейся в уголовном деле, в пределах, определяемых ч. 6 ст. 53 УПК РФ. В ходе дальнейшего расследования уголовного дела объем информации, доступной защитнику, увеличивается, а с момента окончания расследования по делу защитник имеет доступ ко всем материалам уголовного дела.

Иной объем информации из цифрового контента уголовного дела доступен потерпевшему, государственным и иным участникам уголовного судопроизводства.

Применяемое в ходе цифровизации программное обеспечение должно обладать способностью дифференцировать содержащиеся в деле материалы на отдельные информационные блоки, обеспечивая тем самым предусмотренный законом беспрепятственный и непрерывный доступ к ним различных участников процесса.

5. Принцип «обеспечения функциональных коммуникаций между сторонами уголовного судопроизводства, органами прокуратуры и судебными органами с отражением содержания этих коммуникаций в цифровом контенте уголовного дела»

Цифровизация уголовного судопроизводства, проведенная с учетом предлагаемого принципа, позволит сторонам и другим участникам уголовного процесса заявлять ходатайства, делать заявления и реализовывать иные деловые коммуникации в режиме онлайн, а следователям, органам прокуратуры и следственным судьям реагировать на поступившие в их адрес заявления и ходатайства в порядке, установленном законом, с отражением содержания их реакций в цифровом контенте. Это приведет к экономии времени участников судопроизводства и финансовых средств, выделяемых государством на организацию уголовного судопроизводства. Реализация этого принципа позволит также обеспечить контроль за законностью и обоснованностью упомянутых коммуникаций, что, среди прочего, сократит коррупционные возможности в сфере уголовного судопроизводства.

6. Принцип «сохранения в ходе цифровизации уголовного судопроизводства следственной, адвокатской и иных охраняемых законом тайн от лиц, не имеющих права на доступ к этим тайнам»

Использование указанного принципиального положения в ходе цифровизации уголовного судопроизводства позволит исключить несанкционированный доступ к цифровому контенту уголовного дела для лиц, не имеющих на то установленных законом прав.

В то же время обеспечение дифференцированного подхода к допуску участников процесса к различным группам оцифрованных материалов дела позволит строго соблюдать их права на доступ к информации.

Государственные участники уголовного судопроизводства, такие как прокурор, надзирающий за законностью расследования уголовного дела, и следственный судья (по закрепленному за ним делу), должны иметь онлайн- доступ ко всему объему оцифрованного контента уголовного дела, за исключением информации, содержащей адвокатскую тайну.

Послесловие

Мы сознательно не коснулись в этой статье вопросов цифровизации судебных стадий уголовного судопроизводства. Это не означает, что адвокатуру не интересует их «цифровое будущее». Причиной этому стала уверенность адвокатов в том, что корни всех недостатков современного уголовного судопроизводства лежат в бесконтрольной деятельности следственных властей, осуществляемой на стадиях возбуждения и предварительного расследования уголовных дел.

Судебное разбирательство и сегодня носит отчасти открытый характер. Его проблемы состоят в том, что за редким исключением уголовные дела поступают на рассмотрение в суд в таком фактологически ущербном виде, исправить который судебная власть уже не в состоянии.

Практически утрачен основополагающий процессуальный смысл предварительного расследования уголовных дел, состоящий в максимальной подготовке фактологического материала по исследуемому событию преступления к объективному и всестороннему судебному разбирательству.

Цифровизация досудебных стадий уголовного судопроизводства, проведенная на базе предлагаемых принципов, с одновременным введением в практику института следственных судей и возрождением функций прокурорского надзора, позволят изменить к лучшему сложившееся положение в сфере уголовного судопроизводства.

Что же касается цифровизации судебных стадий уголовного судопроизводства, то мы с нетерпением ожидаем опубликования проектных предложений от Судебного департамента при Верховном Суде РФ. Адвокатура готова использовать свой потенциал и незамедлительно высказать профессиональное мнение по поводу этих предложений в целях максимально возможной реализации конституционного принципа состязательности в ходе судебных разбирательств уголовных дел.

Поделиться