Популярные материалы

Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
20 мая 2022 г.
Юрий Пилипенко
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
Благодаря Закону об адвокатской деятельности соблюден баланс между интересами адвокатуры и общефедеральными ценностями
Нвер Гаспарян
19 апреля 2022 г.
Требуется всесторонний подход
Дисциплинарные органы палаты должны оценивать предшествующее поведение суда, явившееся поводом для адвокатского проступка
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
15 апреля 2022 г.
Владислав Гриб
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
У адвокатов есть не только профессиональные, но и общественные обязанности
Нарушения прав адвокатов были всегда
4 апреля 2022 г.
Генри Резник
Нарушения прав адвокатов были всегда
Ряду системных нарушений поставлен заслон, но резко возросли затруднения и прямые препятствия для доступа адвокатов к подзащитным
Олег Смирнов
31 марта 2022 г.
Адвокаты непременно откликнутся на человеческую беду
Проблема оказания правовой помощи беженцам стала очень острой

Дискуссии

Виктор Шутов
Адвокат АП Костромской области

Так ничего и не понял

22 июля 2021 г.

О мнении Юрия Зиновьева «Адвокат уходит по-английски»



12 мая 2021 г. опубликовано то ли письмо, то ли заметка вице-президента Адвокатской палаты Костромской области Юрия Зиновьева под названием: «Адвокат уходит по-английски», в которой он, по сути, вводит адвокатов в заблуждение и оправдывает свое бездействие.

Суть простая. Адвокат Шутов В.В., т.е. я, 20 августа 2021 г., не дождавшись начала судебного заседания Костромского областного суда, прождав 3 часа, не был поставлен судом в известность о причинах столь длительного опоздания начала судебного заседания, ушел из здания суда.

Это главное. Получив письмо судьи К. о том, что я ушел из суда, не побеседовав с ним, не выяснив обстоятельства события, получил начальственное указание писать объяснение.

Тут надо заметить, если мы не будем сами себя уважать, если нас не уважают наши начальники, то представители других организаций будут относиться к нам подобающим образом.

Юрию Николаевичу Зиновьеву, видимо, очень хотелось в угоду суду отыграться на адвокате, не зря он неоднократно упоминает о медицинской справке о состоянии здоровья.

Хочу отметить, что медицинская справка была приложена к моей жалобе в Верховный Суд Российской Федерации и Квалификационную коллегию судей с просьбой привлечь судью К. к дисциплинарной ответственности.

В отличие от Совета палаты судебные инстанции «ответственно подошли к делам», ответив отказом в привлечении судьи К. к дисциплинарной ответственности, констатировав в ответе от 6 ноября 2020 г., что на 20 августа 2020 г. было назначено к рассмотрению 14 уголовных дел на 10 часов, тем самым встав на защиту судьи. Сам этот факт подтверждает справедливость указания в мотивировочной части Квалификационной комиссии Адвокатской палаты от 2 ноября 2020 г. того, что в соответствии с Кодексом судейской этики, утвержденным VIII Всероссийским съездом судей от 19 декабря 2012 г., судья при исполнении своих обязанностей по осуществлению правосудия должен исходить из того, что судебная защита прав и свобод человека и гражданина определяет смысл и содержание деятельности органов судебной власти (п. 1 ст. 4 Кодекса).

При рассмотрении дела судья должен осуществлять судейские полномочия, уважая процессуальные права всех участвующих в деле лиц, обеспечивая необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, обеспечивая справедливое рассмотрение дела в разумный срок, не допуская конфликтных ситуаций (п. 2 ст. 8, п. 2, 4 и 6 ст. 10 Кодекса).

Компетентность и добросовестность являются необходимыми условиями надлежащего исполнения судьей своих обязанностей по осуществлению правосудия, что выражается в принятии мер к своевременному рассмотрению дела; должной организации и проведении судебных заседаний, не допуская назначения рассмотрения нескольких дел на одно и то же время; исключая неоднократные и безосновательные отложения судебных разбирательств, в том числе в связи с их ненадлежащей подготовкой (п. 1–3 ст. 11 Кодекса).

В соответствии со ст. 261 УПК РФ в назначенное время председательствующий открывает судебное заседание и объявляет, какое уголовное дело подлежит разбирательству.

А вот Совет, в том числе Ю.Н. Зиновьев, ответственный за дисциплинарную практику, это указание Квалификационной комиссии необоснованно убрал из заключения Квалификационной комиссии. В этом основная суть.

Тогда спрашивается, почему не привлекли меня к дисциплинарной ответственности? На медицинскую справку как на оправдание ухода из суда я не ссылался. Она свидетельствовала только о том, что барское поведение судьи может привести к подобным последствиям.

Вся эта ситуация показала, что Совет не выполнил свое предназначение – осуществлять защиту профессиональных интересов адвокатов.

Ю.Н. Зиновьев слукавил, написав, что одной из коллегий адвокатов инициированы требования к Совету дать конкретные разъяснения о том, как вести себя адвокатам в случае задержки судебных заседаний.

Справедливости ради надо уточнить, что в этой коллегии числится 2/3 адвокатов палаты, в которой я состою, а в других малочисленных коллегиях он опроса не проводил. Я был против этих разъяснений, справедливо опасаясь, что Совет при таком подходе поставит адвокатов в условия крепостных.

Далее Ю.Н. Зиновьев пишет о позитивных для адвокатов итогах ситуации с адвокатом – «областной суд уже внес корректировки в расписание и назначает заседания по уголовным делам на разное время», допускает, что этому способствовали жалобы адвоката. Вот только почему жалобы адвоката, по его мнению, приводят к позитивным моментам, а не своевременная защита адвокатов Советом, ведь все ходят в областной суд, все много лет знают о состоянии дел, а терпят, терпят.

Надо Ю.Н. Зиновьеву признать, что не хватило духу ему и Совету назвать вещи своими именами, что сделала Квалификационная комиссия.

В заключение хочу сказать, что у меня нет никакого желания противостоять ныне действующему Совету, кроме желания видеть в нем защитника профессиональных прав адвокатов (п. 10 ст. 3 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»), чего я не увидел и нет надежды, что увижу, раз начальник приходит к выводу о том, что «никакие голословные доводы, типа, а кто кого должен защищать» ситуацию не изменят.

Надеюсь, ее изменит тот Совет, который сочтет за честь защищать права своих адвокатов.

Поделиться