Популярные материалы

Елена Сенина
27 октября 2020 г.
«Разделяй и властвуй»
Так можно объяснить предложение разрушить все, что нарабатывалось годами в сфере интеграции альтернативных способов урегулирования споров
Михаил Толчеев
26 октября 2020 г.
Истцы не доказали установление запрета
С самого начала их главным методом доказывания стала логическая подмена
Современные технологии должны служить праву
26 октября 2020 г.
Валерий Лазарев
Современные технологии должны служить праву
Однако тенденции развития права в направлении «сплошной цифровизации» опасны для человека и общества
Сергей Макаров
23 октября 2020 г.
Гром медиации, раздавайся!
Законопроект среди ясного неба
Репутацию адвоката нужно зарабатывать постоянно
22 октября 2020 г.
Евгений Галактионов
Репутацию адвоката нужно зарабатывать постоянно
Первого оправдательного приговора Евгений Галактионов добился, будучи стажером и участвуя в процессе по назначению
Олег Баулин
Член Совета ФПА РФ, президент АП Воронежской области

Судебное инвестирование не противоречит этике?

28 декабря 2018 г.

О невозможности участия адвоката в привлечении денежных средств в рамках краудфандинга, вне зависимости от того, делает это он лично либо структура, в которую он входит



Не вполне понимаю, зачем Андрей Владимирович Сучков, известный продуманными аналитическими позициями, написал о проблеме судебного инвестирования сейчас и в такой форме.

17 декабря в Москве и 18 декабря в Ватутинках обсуждалось много разнообразных вопросов – и важных, и значимых, и сложных, и срочных, но краудфандинг и судебное инвестирование в первом десятке даже не отметились.

Для адвокатского сообщества сами по себе эти проблемы также не в числе особо значимых и заметных.

Возможно, они принципиальны для той части сообщества, которая наряду с профессиональными ставит перед собой некие политические цели и задачи, а судебное инвестирование рассматривает как один из механизмов их разрешения. К примеру, когда возникает необходимость «прикрыть» механизмом пожертвований от неопределенного круга лиц прямое финансирование какого-либо шумного проекта (реального или сочиняемого) из неоднозначного источника.

Но здесь с оценками все очень непросто. Не опасаясь стать непопулярным в кругах, в которых к популярности и не стремился, скажу: у адвокатуры нет и не может быть политических задач, только профессиональные. Несмотря на наличие любопытных исторических примеров, адвокат по определению оказывает юридическую помощь в определенной правовой системе. И он должен работать именно в ней, более того, он это обещал в присяге, когда говорил, что будет руководствоваться российскими законами.

Если же адвокат видит своей целью «слом» правовой системы, то он не адвокат, он ошибся профессией, ему надо в «рэволюционеры», а от статуса спецсубъекта, будучи последовательным, надлежит честно отказаться. Знаю, что никто так не поступит, и даже не поймет, о чем я написал, но тем не менее.

* * *
Возвращаясь к вопросу нетрадиционных способов финансирования оказания юридической помощи и роли адвоката в них.

Андрей Владимирович полагает неверным и ошибочным мнение о том, что деятельность созданных адвокатами фондов, использующих механизм краудфандинга, противоречит правилам профессиональной этики. Как-то излишне категорично, с намеком на бессмысленность дальнейшего обсуждения.

А ведь вопросы профессиональной этики очень непросты, и в них не так много ошибочного по определению. Даже согласившись полностью с позициями автора об инвестировании и сборе средств, я легко могу представить краудфандинговые адвокатские фонды, деятельность которых будет нарушать правила корпоративной этики или окажется вообще несовместимой с ними. Но дело в том, что я с этими позициями не согласен.

Комиссия по этике и стандартам разъяснила и объяснила невозможность для адвокатов заниматься краудфандингом. Да, там не было ни слова об учреждении адвокатами фондов, занимающихся тем же самым. Однако правила профессиональной этики сильно отличаются от нормативных предписаний, и аргументация в статусе определения применительно к ним не работает.

Думаю, все или многие помнят интересную позицию Е.И. Пассовера по делу Вальяно. Адвокат, сославшись на исчерпывающий характер разъяснений Правительствующего сената, убедил присяжных в том, что, поскольку в списке всех видов перемещения морской контрабанды отсутствует турецкая плоскодонная фелюга, постольку перевозка товаров на ней состава контрабанды не образует.

Однако аргументация, вполне уместная (при определенных обстоятельствах) в сфере действия нормативных предписаний, дозволений, запретов, совершенно не работает в отношении этических правил. Все конкретные правила и рекомендации значимы не столько сами по себе, сколько как производные от определенных принципов, императивов, ориентиров. Адвокату нельзя в процесс в шортах не потому, что нельзя в шортах, а потому, что в одежде ему необходимо придерживаться делового стиля. Поэтому не подойдут ни бермуды, ни укороченные брюки, ни удлиненные трусы.

Комиссия по этике и стандартам разъяснила невозможность самостоятельного собирания адвокатом пожертвований для оказания юридической помощи и необходимость осторожного отношения к получению гонораров, собранных с использованием механизма краудфандинга.

Разъяснение состоялось вовсе не потому, что краудфандинг Комиссии не понятен или не симпатичен. Комиссия учитывала сложную структуру краудфандинговых отношений, наличие в них несовместимых с адвокатской профессией элементов финансово-инвестиционной деятельности, несовместимость статуса адвоката ни с фигурой оператора инвестиционной платформы, ни с фигурой реципиента, невозможность проекции этих отношений в структуру соглашения об оказании юридической помощи, очевидную возможность возникновения конфликта интересов.

Кстати, необходимость внимательного отношения к защите и представительству за счет средств, собранных путем краудфандинга, обусловлена теми же причинами, в том числе и работой в условиях возможного конфликта интересов. Математическую модель полного совпадения интересов доверителя, оператора платформы (с которым будет заключаться соглашение), реципиентов, инвесторов (доноров) выстроить можно, но в реальной жизни такое совпадение маловероятно.

Автор заметки не убедил (и даже не попытался) в том, что все эти вопросы и проблемы без следа исчезнут, в случае когда функцию оператора инвестиционной платформы возьмет на себя созданный адвокатами фонд. И не объяснил, насколько совместима со статусом адвоката и правилами профессии сама идея образования адвокатами фонда, занимающегося привлечением инвестиций для оказания юридической помощи. Помимо уже названных причин именно такого разъяснения Комиссии по этике и стандартам как-то здесь сильно «пахнет» коммерческим посредничеством. Между прочим, коммерческим посредничеством сильно «пахнет» и механизм судебного инвестирования, в основе которого обычно лежит полная или частичная уступка прав требования. Чьих? Конечно же, доверителя.

А принцип турецкой фелюги здесь не применим. Комиссия дала заключение о невозможности участия адвоката в привлечении денежных средств в рамках краудфандинга. И, полагаю, неважно, делает это адвокат лично либо это делает структура, членом, учредителем и т.д. которой он является. Вначале я от имени воронежской палаты хотел обратиться в Комиссию по поводу дополнительных разъяснений, но сейчас считаю, что все уже разъяснено.

* * *
И все равно не понял, к чему этот голос в поддержку адвокатского краудфандинга, заметно отличающийся от всего, что писалось автором ранее.
Поделиться