Популярные материалы

Сергей Макаров
25 сентября 2020 г.
Как адвокату сделать запрос надежным инструментом защиты
(Статья опубликована в журнале «Уголовный процесс». 2020. № 9)
Олег Бибик
21 сентября 2020 г.
Доступ адвокатов к лицам, содержащимся под стражей, затруднен
Предложения АПИО по решению этой проблемы будут направлены Уполномоченному по правам человека в РФ
Николай Рогачев
15 сентября 2020 г.
Адвокатура готова к новому вызову
Принятие положительного в целом законопроекта Минюста потребует от адвокатов большего напряжения сил и ответственного отношения к осуществляемой ими защите
Наталья Басок
14 сентября 2020 г.
Государство формирует у правоохранителей иллюзию полной безнаказанности в своих действиях
Обобщение практики АП Челябинской области, а также адвокатских палат субъектов РФ по защите прав и интересов адвокатов
Сергей Бородин
9 сентября 2020 г.
Положительный эффект от законопроекта Минюста очевиден
О том, как можно уточнить поправки в УК и УПК, чтобы требования закона соблюдались неукоснительно
Дмитрий Талантов
Президент АП Удмуртской Республики

Стыд

2 февраля 2015 г.

Здравый смысл и «государственная измена»



Лефортовский суд Москвы арестовал по обвинению в государственной измене женщину, воспитывающую семерых малолетних детей. Как явствует из доступной информации, действия Светланы Давыдовой состояли в том, что она позвонила в украинское посольство и сообщила, что воинская часть рядом с ее домом «опустела», предположив, что солдаты могли быть направлены в Донецк для участия в военных действиях. Если верить СМИ, женщина руководствовалась далекими от желания причинить вред безопасности России соображениями – просто не хотела новых смертей.
Допустим (в отсутствие официальной информации стороны обвинения), что все так и есть. И тогда произошедшее – катастрофа.
Действующая редакция ст. 275 УК РФ «Государственная измена» предусматривает ответственность гражданина лишь за выдачу составляющих государственную тайну сведений, которые стали известны ему по службе, а не путем наблюдений из окна собственной квартиры. Еще более сомнительна сама возможность отнесения к государственной тайне данных, доступных любому зрячему.
Вопрос – что в такой ситуации делать с депутатом Псковского областного собрания Львом Шлосбергом, обнародовавшим закрытые данные о гибели российских десантников на Украине? Тоже – в Лефортово? Ведь, как представляется, «разглашенные» депутатом сведения куда как более конкретны. Ну, тогда и Конституцию, со всеми ее «свободами мысли и слова», надлежит отправить туда же.
Оценка действий Давыдовой в качестве «консультационной или иной помощи иностранному государству» вообще сродни острому бреду. Тем более при наличии обязательного квалифицирующего признака приведенной дефиниции – помощь должна быть оказана этому государству «в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации». Может быть, я что-то упустил, но Украина, как кажется, в подобной деятельности не замечена. В частности, ее войска не вторгалась на территорию России.
А теперь допустим, что мы чего-то не знаем. Ну, к примеру, домохозяйка Давыдова передала украинцам действительно секретные данные о составе передислоцированной части, подробности о ее вооружении, тактических планах…
И в этом случае – тоже катастрофа. Посмотрите на социальные сети. Участники обсуждения, в массе своей одобряющие «посадку» многодетной матери (даже за минусом проплаченных «троллей»), не входят в обсуждение подобных мелочей. Для них человек, по сути, выразивший свою собственную гражданскую позицию по вопросу «войны и мира», – уже государственный изменник, поведение которого может лишь отчасти оправдать его психическая неадекватность.
Между тем для здравомыслящего человека разница между поведением того же Шлосберга (по факту во всеуслышание заявившего об участии российских военных в боевых действиях на чужой территории) и данными о поступке Давыдовой (сообщила о том же в украинское посольство, однако при задержании не стала этого скрывать) – на уровне этических нюансов.
Стыдно…
Поделиться