Популярные материалы

Николай Кипнис
23 июля 2019 г.
Опасности «двойной защиты»
О Постановлении Конституционного Суда РФ от 17 июля 2019 г. № 28-П
Сергей Макаров
12 июля 2019 г.
Принципы адвокатуры применительно к повседневной деятельности каждого адвоката
О необходимости повышения самотребовательности адвокатов к осуществлению профессиональной деятельности
Лариса Скабелина
8 июля 2019 г.
Эмоциональное выгорание – заболевание профессионалов
Психологическое здоровье адвоката как условие оказания квалифицированной юридической помощи
Сергей Макаров
5 июля 2019 г.
Один в поле – не воин
О единой корпорации адвокатов России – как достижении, которое нужно беречь
Ольга Полетило
4 июля 2019 г.
Формы прямого взаимодействия адвокатов с населением
О бесплатной юридической помощи и информировании о ней жителей Республики Марий Эл
Олег Баулин
Член Совета ФПА РФ, президент АП Воронежской области

Стандарт должен иметь практическую значимость

7 февраля 2017 г.

По итогам пражской дискуссии: еще раз о концепции Стандартов уголовной защиты



31 января – 1 февраля 2017 г. я принял участие в состоявшейся в Праге дискуссии российских адвокатов, посвященной концепции Стандартов уголовной защиты, которые сформулированы Ю.М. Новолодским. Позиции относительно Семи Стандартов я уже высказывал, и пражская дискуссия не дала мне оснований – несмотря на то, что Стандартов стало двенадцать – свое мнение изменить. Но об этом чуть позже.

Вначале о формальных результатах дискуссии. Удалось ознакомиться с комментарием адвоката Вадима Клювганта, полагающего, что по итогам открытого голосования большинством решено рекомендовать и концепцию пражских Стандартов, и сами эти Стандарты для принятия Всероссийским съездом адвокатов. Возьму на себя смелость утверждать, что основания именно так трактовать итоги дискуссии отсутствуют.

Любое голосование либо выборка в пределах какой-либо части имеют смысл лишь в случае, если соответствуют критерию репрезентативности, т.е. достоверно и полно отражают признаки определенного целого.

Состав же участников пражской дискуссии указанному критерию соответствовал далеко не в полной мере. Скорее, это выглядело как приглашение небольшого количества противников на дебаты активных сторонников определенной идеи.

В этом смысле сплоченные, основанные на ранее сформированной «консолидированной» позиции голоса единомышленников – постоянных участников пражских встреч в количестве 13, выступивших за концепцию Стандартов, и голоса приглашенных на дискуссию – как воздержавшихся, так и голосовавшего против, следовало считать как минимум за один против одного, делая вывод о том, что дискуссия состоялась, но решение не принято. Причем «как минимум» – это чтобы было деликатно, чтобы не учитывать, что некоторые из участников дискуссии по формальным либо фактическим причинам говорили не от себя лично, а от достаточно больших групп российских адвокатов.

Проблема дискуссии – не только в подведении итогов. Безусловно, на пражской площадке было немало интересного – интересные адвокаты (удалось с некоторыми из них познакомиться, некоторых – узнать получше), любопытные идеи. И все бы неплохо, если бы не общая направленность работы. Обсуждалась одна-единственная концепция – Стандарты, подготовленные Ю.М. Новолодским. Все иные подходы блокировались как неприемлемые и обсуждения недостойные, поскольку противоречат общему консолидированному подходу: стандарт – это эталон, образец, применительно к адвокатуре – правило высочайшей степени общности.

В этом отношении довольно необычным для меня был финал дискуссии, в котором лейтмотивом стала некая необходимость сформировать любым путем общее мнение участников в отношении определенной идеи. По этой причине я и охарактеризовал дискуссию как самое жесткое обсуждение темы стандарта уголовной защиты из всех, в которых участвовал, и написал особое мнение.

***
А теперь – почему я был и остаюсь противником концепции Стандартов уголовной защиты, предложенной Ю.М. Новолодским. Чтобы избежать повторений, не буду еще раз писать о том, что уже имеется в моем материале о Семи Стандартах.

На первый поверхностный взгляд, пражские Стандарты представляют собой совершенно блестящую совокупность идей, имеющих отношение к адвокатуре. Но дело в том, что эта яркость – кажущаяся.

Признаком любого нормативного акта, в том числе локального, считаю регулятивность, т.е. способность к регулированию определенных деятельности и отношений, а целью – практическую значимость, в данном случае – полезность для адвокатуры.

Пражская концепция Стандартов к данным позициям отношения не имеет, поскольку исходит из того, что Стандарты – это свод общепризнанных образцов.

Правда, предложенные в Праге Стандарты образцами и эталонами не являются. Например, тезис о правовой информированности – это не некий эталон, а совершенно банальная мысль о том, что прежде чем за что-то браться, это нужно изучить, причем в любой сфере человеческой деятельности. Аналогично и Стандарт фактологической осведомленности по сути представляет собой интерпретацию русской пословицы «Не зная броду – не суйся в воду». Ничего нового для любого адвоката не откроют и другие Стандарты, представляющие собой, несмотря на наличие краткого комментария Юрия Новолодского и расширенного – Вадима Клювганта, близкие к лозунгам абстрактные общеизвестные идеи. Как в советском анекдоте про специалиста широкого профиля, который знает «ничего обо всем».

Я вовсе не против принципов права вообще и отраслевых принципов в частности. Но, во-первых, любая общая идея должна, безусловно, отвечать признакам принципа, а во-вторых, должна быть конкретизирована в системе норм соответствующих отрасли, подотрасли, института права. К примеру, принцип состязательности – абсолютная ценность российского процесса, он ядро любой процессуальной отрасли, но в том числе и потому, что реализован в целой системе норм, регулирующих процессуальные отношения, от закрепления прав участников процесса до порядка участия в судебных прениях.

Возможно, идея закрепить только принципы – состязательности, равноправия сторон и т.д. и этим ограничить правовое регулирование определенной части юристов понравилась бы, но я к их числу не отношусь и правовое регулирование вижу несколько иначе – как соответствующее нашей правовой системе.

В связи с этим обнаруживается и проблема любого общего абстрактного регулирования: оно, являясь общим, позволяет в одной и той же ситуации, исходя из одинаковых посылок, делать противоположные выводы – о том, что правовая позиция была, и о том, что ее не было, о том, что адвокат оспорил «правоприменительные решения», и о том, что он необоснованно некоторые из них не оспорил.

По изложенным причинам пражскую концепцию Стандартов расцениваю и как основанную на неверном понимании идеи адвокатского стандарта, и как не имеющую практической ценности, попросту ненужную.

О своем понимании Стандарта осуществления защиты в уголовном процессе я уже писал. С учетом того, что регулятивная функция является основной в нормативном регулировании, Стандарт представляется сводом правил, включающих рекомендации по вопросам принятия, содержания, исполнения и прекращения поручений на защиту, а также минимально необходимый перечень обязанностей и действий адвоката, осуществляющего защиту в уголовном процессе.

Лишь как свод правил и рекомендаций Стандарт будет полезен и отдельным адвокатам, и адвокатским сообществам регионов, и адвокатуре России в целом.

Несмотря на различия, подчас существенные, в подходах различных проектов Стандарта (за исключением пражского) к объему, технике правового регулирования, степени детализации, в концептуальном плане и по структуре они как раз не различаются. По этой причине, надеюсь, мое мнение по поводу необходимости закрепления Стандартом общих правил принятия и прекращения поручений на защиту, минимального перечня обязанностей и действий адвоката особым среди адвокатов России не является.

Р.S.: Только что ознакомился с проектом Стандарта, подготовленным согласительной комиссией ФПА РФ. Пришел к предварительному выводу, что он заслуживает поддержки. Выражу мнение, что моему пониманию Стандарта осуществления защиты он соответствует и, думаю, у него есть серьезные шансы быть принятым в качестве именно согласительного варианта.
Поделиться