Популярные материалы

Валерий Жаров
6 апреля 2021 г.
Адвокаты готовы к работе как в отдаленных поселениях, так и в условиях чрезвычайных обстоятельств
Об оказании бесплатной юридической помощи в Забайкальской крае
Генри Резник
31 марта 2021 г.
Презумпция виновности
Возможно ли увеличить число оправдательных приговоров в российских судах
Генри Резник
19 марта 2021 г.
Адвокат – существо юридическое
Об идеологических убеждениях и профессиональном долге
Константин Горбунов
12 марта 2021 г.
Дополнительное образование адвоката: право или обязанность?
О необходимости критериев допустимости образовательных продуктов
Александр Умнов
11 марта 2021 г.
Законодательство о БЮП нуждается в совершенствовании
О реализации Закона «О бесплатной юридической помощи гражданам Российской Федерации на территории Курганской области»
Павел Царьков
Член Совета АП Московской области

Специальные требования не отменяют адвокатскую тайну

2 июля 2019 г.

О разъяснениях АПМО по применению «антиотмывочного» законодательства


Развитие законодательства о противодействии легализации доходов, добытых преступным путем, финансированию терроризма и распространению оружия массового поражения является общемировой тенденцией, следование которой – неизбежный атрибут включенности РФ в глобальный оборот.

Российская адвокатура, регулирующаяся специальным законодательством, располагает особыми правовыми инструментами, применимыми в целях соблюдения «антиотмывочного» законодательства, к числу которых относится внутрикорпоративная дисциплинарная ответственность. Разъяснения АПМО нацелены на реализацию принципа законности, предполагающего строгое соблюдение и корректное применение адвокатами закона о противодействии легализации доходов, добытых преступным путем.

Необходимость выявления специфики применения «антиотмывочного» закона к адвокатской деятельности в Российской Федерации связана с имплементацией в национальное законодательство международно-правовых формулировок, учитывающих многообразие правовых систем и являющихся вследствие этого достаточно обобщенными и неконкретными. На практике это объективно ведет к проблемам их толкования.

Для противодействия легализации доходов, добытых преступным путем, разъяснения АПМО представляют практическую важность, связанную с активным применением в указанных целях специального законодательства об адвокатуре.

* * *

Одним из самых актуальных вопросов является сочетание требований, предъявляемых к адвокатам новеллами «антиотмывочного» закона, с сохранением профессиональной тайны.

С одной стороны, адвокатская тайна является фундаментальным институтом, обеспечивающим реализацию конституционного права каждого на получение квалифицированной юридической помощи. Если информация, сообщаемая в целях получения правовой помощи, может становиться источником доказательств против лица, доверяющегося своему юридическому советнику, то собственно юридическая помощь оказывается выхолощенным лозунгом.

С другой стороны, в конституционно-правовом смысле адвокатский свидетельский иммунитет не может быть самоцелью, поскольку является лишь инструментом правового обеспечения квалифицированной помощи, и институт адвокатской тайны устанавливается в интересах доверителей, а не их адвокатов. Действующее законодательство об адвокатуре последовательно закрепляет публично-правовой характер статуса адвоката с элементами профессионального иммунитета, с чем связан, в частности, некоммерческий характер адвокатской деятельности.

Разъяснения, сформулированные АПМО, нацелены на решение двоякой задачи по предотвращению эксцессов применения «антиотмывочного» законодательства в ущерб конституционному праву на квалифицированную помощь и по недопущению злоупотреблений статусом адвоката, включая недобросовестное использование профессионального иммунитета в личных интересах.

В разъяснениях отмечено, что специальные требования предъявляются к адвокатам, но не к адвокатским образованиям, которые по своей правовой природе не должны быть «организациями, осуществляющими операции с денежными средствами и иным имуществом» в терминах «антиотмывочного» закона.

* * *

Принцип законности в деятельности адвокатуры исключает оказание адвокатом правовой помощи по обходу закона, включая обход закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем. Соответствующие практики являются нарушением законодательства об адвокатуре и влекут для адвоката дисциплинарную ответственность.

Конкретные обязанности, возлагающиеся на адвокатов «антиотмывочным» законом (включая обязанность негласного информирования уполномоченного органа о подозрительных операциях), возникают у адвокатов только в связи с практическим осуществлением конкретных видов деятельности, исчерпывающе перечисленных в законе. В этом случае на адвоката в полном объеме возлагаются соответствующие обязательства, включающие необходимость регистрации в личном кабинете, разработку внутренних «антиотмывочных» документов, мониторинг клиентов, замораживание (блокирование) денег и имущества, информирование уполномоченного органа и т.д.

Соответствующие виды деятельности, являющиеся предметом соглашения с клиентом, не защищены адвокатской тайной, и информация о них может быть разглашена без согласия и без информирования клиента, если адвокат посчитает это нужным в целях исполнения закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем. Обязанностью адвоката является разъяснение доверителю существующих требований законодательства и включение соответствующих условий в текст заключаемых соглашений по выделенным законодателем видам деятельности.

* * *

На «традиционную» адвокатскую деятельность в виде судебного и административного представительства, консультирования, составления проектов документов требования закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, не распространяются, поскольку в этом случае «антиотмывочное» правовое регулирование вступает в противоречие с фундаментальным конституционно-закрепленным правом каждого на доступ к квалифицированной юридической помощи, признаваемым в том числе и за лицами, совершившими правонарушения либо подозреваемыми в их совершении.  

«Антиотмывочный» закон прямо устанавливает, что его нормы, касающиеся информирования уполномоченного органа о подозрениях адвоката в отношении своего доверителя, не распространяются на сведения, составляющие адвокатскую тайну, разглашение которой является серьезным дисциплинарным проступком.

Адвокатам следует обратить внимание и на то, что максимально широко сформулированный законодателем диапазон усмотрения, позволяющий адвокату применять в отношении своего доверителя нормы закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, относится исключительно к перечисленным в «антиотмывочном» законе пяти видам деятельности. Разграничение юридического сопровождения деятельности доверителя и принятия хозяйственных решений в рамках юридической помощи имеет принципиальное значение в отношении применимости институтов, установленных для адвокатов «антиотмывочным» законом.

* * *

Кратко резюмировать разъяснения можно следующим образом.

Закон о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, распространяется на адвокатов только в случае, когда адвокат осуществляет в интересах доверителя любой из пяти видов деятельности: сделки с недвижимым имуществом; управление денежными средствами, ценными бумагами или иным имуществом доверителя; управление банковскими счетами или счетами ценных бумаг; привлечение денежных средств для создания организаций, обеспечения их деятельности или управления ими; создание организаций, обеспечение их деятельности или управление ими, а также купля-продажа организаций. В этом случае адвокат должен регистрироваться в личном кабинете на сайте Росфинмониторинга и в полном объеме следовать предписаниям закона, в частности, регулярно проверять доверителя по спискам неблагонадежных лиц и также передавать информацию в Росфинмониторинг при наличии малейших подозрений на сомнительность происхождения имущества или целей совершаемых с ним операций.

Как игнорирование требований «антиотмывочного» закона, так и применение его норм вне предмета регулирования, могут быть основаниями для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности.

Поделиться