Популярные материалы

Адвокат по назначению не должен быть статистом для суда
1 июля 2022 г.
Елена Леванюк
Адвокат по назначению не должен быть статистом для суда
При наличии в уголовном деле добросовестного защитника по соглашению защитник по назначению в нем участвовать не может
Главным препятствием в работе адвокатов остаются процессуальные нарушения их прав
3 июня 2022 г.
Сергей Таут
Главным препятствием в работе адвокатов остаются процессуальные нарушения их прав
Институт адвокатского запроса требует укрепления, ведь это важнейший способ сбора доказательств и информации, необходимой для оказания правовой помощи
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
20 мая 2022 г.
Юрий Пилипенко
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
Благодаря Закону об адвокатской деятельности соблюден баланс между интересами адвокатуры и общефедеральными ценностями
Нвер Гаспарян
19 апреля 2022 г.
Требуется всесторонний подход
Дисциплинарные органы палаты должны оценивать предшествующее поведение суда, явившееся поводом для адвокатского проступка
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
15 апреля 2022 г.
Владислав Гриб
«Мы должны и создавать, и участвовать, и быть опорой»
У адвокатов есть не только профессиональные, но и общественные обязанности
Лариса Скабелина
Доцент кафедры адвокатуры Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), кандидат психологических наук

Совершенство приходит с практикой

3 июня 2022 г.

О высокопрофессиональной работе адвокатов с экспертами на примере одного резонансного судебного процесса


Одна моя знакомая адвокат, как-то смущаясь, призналась, что любит читать детективы. Казалось бы, на работе хватает криминальных историй – так нет, хочется еще на досуге почитать что-нибудь, щекочущее нервы. Она тогда спросила меня: «Может, это профессиональная деформация?». А я ответила: «Совсем не обязательно. Просто вы любите свою профессию. Вам она не надоедает».

Вот и я, будучи влюбленной в свое дело, вместо того, чтобы наслаждаться вдруг наступившим теплом, с увлечением следила за процессом между Джонни Деппом и его бывшей супругой Эмбер Херд.

Допросы обеих сторон, свидетелей, экспертов можно было наблюдать в прямом эфире в открытом доступе. Единственный недостаток, что все это осуществлялось на английском. Однако можно был подключить субтитры на английском и на русском. Правда, субтитры плохие, перевод еще хуже, поэтому пришлось потратить время на множественные пересмотры интересующих меня допросов и даже составить их стенограмму.

А интересовали меня, в первую очередь, допросы экспертов. Интерес к допросам экспертов чисто профессиональный. Я – судебный эксперт, сертифицирована по двум специальностям, связанным с психологией, и мне приходится и экспертизы делать, и рецензировать их, и в суде меня допрашивают. Естественно, мне было интересно, как допрашивают экспертов в американском суде. Не в художественных фильмах, а в реальном процессе! Тем более, многое из того, что я наблюдала, применимо и в нашем суде.

Напомню фабулу дела: Дж. Депп подал иск против Э. Херд на 50 млн долларов. Он считал, что его оклеветали, обвинив в совершении домашнего насилия в отношении Э. Херд. Он утверждал, что публикация в Washington Post в 2018 г. стоила ему карьеры и он понес огромные репутационные потери. В свою очередь Э. Херд подала встречный иск на 100 млн. Каждая из сторон привлекла эксперта-психолога. Эксперты провели исследования и подготовили по их итогам заключения.

Психолог Ш. Карри, привлеченная стороной Дж. Деппа, сделала заключение, что у Э. Херд истерическое расстройство, характеризующееся театральностью, эгоцентризмом и преувеличенными эмоциями. Главная особенность истероидного типа личности – демонстративность, стремление во что бы то ни стало быть в центре внимания. Особенностью расстройства Э. Херд, по мнению психолога, явился перенос на себя личности близкого человека (в данном случае – Дж. Деппа), проявляющийся в желании даже выглядеть так же, как он.

Психолог Д. Хьюз, привлеченная стороной Э. Херд, также провела экспертное исследование и представила суду его результаты. Основные выводы Д. Хьюз состояли в том, что Херд подвергалась насилию со стороны интимного партнера (то есть Дж. Деппа) и что у нее явные посттравматические признаки. 

Таким образом, мнения экспертов-психологов, привлеченных сторонами конфликта, разошлись. Оба психолога подверглись перекрестному допросу.

Меня больше заинтересовал допрос Д. Хьюз. Он проходил в более накаленной эмоциональной атмосфере, которую, несмотря на высокий самоконтроль участников действия, зрителям удалось ощутить в полной мере. Кроме того, меня восхитила работа как адвоката, проводящего допрос (я имею в виду адвоката со стороны Дж. Деппа), так и эксперта, отвечающего на вопросы.

В ходе перекрестного допроса эксперта допрашивают представители обеих сторон. При этом каждая из сторон в ходе допроса преследует свои цели.

Сторона, в пользу которой эксперт сделал выводы, преследует цель – еще раз подтвердить обоснованность заключения эксперта и получить еще одно доказательство – показания эксперта в суде. Эта часть допроса проходит в доброжелательной атмосфере, ведь оба участника диалога выступают на одной стороне. Поэтому то, как допрашивает адвокат со стороны Э. Херд привлеченного им же эксперта, мне было не очень интересно.

А вот другая сторона, та, не в пользу которой эксперт сделал выводы, проводя допрос, стремится поставить под сомнение выводы эксперта, показать суду необъективность, предвзятость эксперта, необоснованность сделанных им выводов. Поэтому эта часть допроса всегда интереснее.

Чтобы поставить под сомнение объективность эксперта, адвокат Дж. Деппа проанализировал практику психолога и обнаружил, что в подавляющем большинстве случаев она выступала на стороне женщин – жертв насилия. Даже в суде, говоря о семейном насилии вообще (не относительно рассматриваемой в суде ситуации), по отношению к жертве эксперт употребляла местоимения «она», «ее», а по отношению к насильнику – «он», «его». То есть эксперт априори считала, что насилие осуществляет мужчина в отношении женщины. Адвокат заметил это и, задавая вопросы, обратил внимание суда на сложившуюся установку эксперта.

Психолог не осталась в долгу. Отвечая на вопросы, она использовала каждую малейшую возможность рассказать, какой у нее большой опыт и как тщательно она проводила исследование. Даже если вопрос был не о квалификации эксперта, ответ часто содержал подробности ее работы, перечисление использованных методов, описание надежности проведенного исследования.

Проведение адвокатом допроса эксперта – нелегкое испытание для юриста. Эксперт, когда его спрашивают об исследовании, находится на своей территории, адвокат – на чужой, потому что задает вопросы о психологии, в которой не является специалистом, не понимает преимуществ и недостатков методик, может не ориентироваться в специальной терминологии. Тем любопытнее следить за тем, как адвокат достигает цели.

Были и другие моменты в этом судебном процессе, за которыми я с интересом наблюдала. Например, то, как исследовались доказательства и какие научные публикации появились по ходу развития конфликта между Дж. Деппом и Э. Херд. В частности, психолог Тереза С. Сильва, доцент факультета гуманитарных и социальных наук Mid Sweden University, провела исследование всех заявлений Э. Херд и собранных доказательств. Используя тест «Шесть факторов», предложенный Остином (2000) и оценивающий достоверность утверждений о насилии в отношении партнера, и краткую форму супружеского нападения для оценки риска (B-SAFER; Kropp & Hart, 2004), она пришла к выводу о низкой степени достоверности заявлений Э. Херд[1]

Также заслуживают внимания выступления адвокатов в прениях. В них есть и четкие убедительные формулировки, и логика, и уместные эмоции.

Суд завершился. Вынесенное решение – в пользу Джонни Деппа. Присяжные посчитали, что утверждения Э. Херд, что она являлась жертвой домашнего насилия, являются клеветой. Э. Херд должна будет заплатить Дж. Деппу 15 млн долларов. По встречному иску Э. Херд присудили 2 млн за моральный ущерб.

Суммы космические и совершенно нереальные для нашей судебной практики. Но дело, конечно, не в конкретных суммах. Впечатляет то, что, отстаивая интересы своего доверителя, адвокаты провели огромную работу, показали высокий класс, достойно выступали на протяжении всего процесса.

Конечно, и в России есть отличные адвокаты, настоящие профессионалы своего дела. Нисколько не хуже умеют они и речи произносить, и экспертов допрашивать. А для тех, кто хочет совершенствовать свои навыки допроса, у меня теперь есть прекрасный учебный материал: нарезки видео допроса эксперта, стенограмма допроса, деловая игра по перекрестному допросу. И скоро – первое практическое занятие для адвокатов по этому материалу. Потому что совершенство приходит с практикой!



[1] Тереза С. Сильва Оценка достоверности свидетельских показаний по делу о предполагаемом насилии со стороны интимного партнера: отчет о конкретном случае. 2021. Teresa C. Silva Assessment of Credibility of Testimony in Alleged Intimate Partner Violence: A Case Report / Journal of Forensic Psychology Research and Practice. 01.08.2021, p. 58–86).

 



Поделиться