Популярные материалы

Нвер Гаспарян
20 сентября 2019 г.
Незаконный обыск
Суд санкционировал обыск в адвокатском образовании при отсутствии оснований для его производства
Юрий Зиновьев
12 сентября 2019 г.
Формальность, лишенная практического смысла
Адекватная, современная и предпочтительная форма ознакомления с материалами дела «маскируется» под старую и изжившую себя, чтобы избежать прокурорских претензий
Борис Золотухин
11 сентября 2019 г.
«…честно жить не хочет?»
Об обстоятельствах привлечения адвоката к уголовной ответственности, затронутых в мнении Алексея Созвариева
Нвер Гаспарян
10 сентября 2019 г.
Требуется внутрикорпоративный механизм
О порядке выдвижения адвокатом обвинения в отношении коллеги
Олег Смирнов
9 сентября 2019 г.
Оправдательный приговор – отнюдь не дефект правосудия
К годовщине введения суда присяжных в районах. Позиция защиты
Марина Копырина
Член Совета ФПА РФ, президент АП Кировской области

Сохранять честь и достоинство при любых обстоятельствах

13 сентября 2018 г.

Об адвокатах, занимающихся иной деятельностью, не упомянутой в КПЭА



Хочу сразу отметить, что в Адвокатской палате Кировской области таких случаев выявлено не было. Теперь о сути вопроса.

Согласно п. 1 ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» «адвокатом является лицо, получившее в установленном настоящим Федеральным законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам. Адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности.

Адвокат вправе совмещать адвокатскую деятельность с работой в качестве руководителя адвокатского образования, а также с работой на выборных должностях в адвокатской палате субъекта Российской Федерации (далее также – адвокатская палата), Федеральной палате адвокатов Российской Федерации (далее также – Федеральная палата адвокатов), общероссийских и международных общественных объединениях адвокатов».

В соответствии с п. 3 ст. 9 КПЭА «адвокат вправе заниматься научной, преподавательской, экспертной (в том числе в органах и учреждениях Федеральной палаты адвокатов и адвокатских палат субъектов Российской Федерации, а также в адвокатских образованиях) и иной творческой деятельностью.

Адвокат вправе инвестировать средства и распоряжаться своим имуществом, включая недвижимость, а также извлекать доход из других источников, например, от сдачи недвижимости в аренду (наем), если эта деятельность не предполагает использование статуса адвоката».

Cчитаю, что ограничения, предусмотренные Законом об адвокатуре и КПЭА, носят исчерпывающий характер и трактовать их иначе нельзя.

При всем уважении к ленинградской адвокатуре мне не совсем понятно, почему коллеги пришли к выводу, что адвокат, занимавшийся частным извозом, в трудовых отношениях не состоял, а установление фактических трудовых отношений не входит в компетенцию органов адвокатского самоуправления. Кодекс профессиональной этики адвоката предусматривает, что адвокат не вправе заниматься иной оплачиваемой деятельностью, и если доказано, что эта деятельность была (в качестве таксиста, лица, производящего ремонтные работы (Самара)), то за это надо наказывать.

Если лицо не состоялось как адвокат (нет поручений, нет доходов от профессиональной деятельности), и оно начинает заниматься иной оплачиваемой деятельностью, то, наверное, такому адвокату надо подумать, стоит ли оставаться в профессии.

Если в другой сфере получается лучше, то необходимо реализовывать свой потенциал именно там.

Не думаю, что такая деятельность адвокатов способствует повышению авторитета адвокатуры и доверия к ней. А адвокат при любых обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство и не наносить ущерб авторитету адвокатуры.
Поделиться