Популярные материалы

Чему не учат в вузах
22 июля 2021 г.
Максим Семеняко
Чему не учат в вузах
Санкт-Петербургский институт адвокатуры специализируется на прикладной тематике
Мошенники с «громкими» именами
Вымогая деньги у граждан, злоумышленники все чаще представляются сотрудниками известных юридических компаний
Сергей Краузе
5 июля 2021 г.
Адвокат должен работать спокойно, не «наступая на грабли»
О тренинге по защите профессиональных прав адвокатов
Живое общение ничем не заменишь!
2 июля 2021 г.
Светлана Володина
Живое общение ничем не заменишь!
Адвокат должен знать не только судебную практику, но и жизнь, а для этого ему необходимы широкий кругозор и быстрая реакция
До сегодняшнего момента адвокатура остается территорией настоящей независимости
17 июня 2021 г.
Юрий Пилипенко
До сегодняшнего момента адвокатура остается территорией настоящей независимости
Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко ответил на вопросы «АГ» о современном состоянии российской адвокатуры и ее перспективах
Борис Золотухин
Член Совета АП Белгородской области

Соблюдение традиций как способ упреждения?

12 октября 2016 г.

О вопросах совершенствования Кодекса профессиональной этики адвоката



Получив как обычно на электронную почту обзор новостей редакции «АГ», с интересом, но сначала с некоторым недоумением прочитал блог Геннадия Шарова « КПЭА нуждается в совершенствовании ».

Полностью соглашаясь с тезисами вице-президента ФПА РФ о необходимости оценки отдельных фактов поведения адвокатов в быту с точки зрения профессиональной этики (со ссылками на конкретные исторические примеры оценки поведения присяжных поверенных дореволюционной России), серьезно озадачился содержанием предлагаемых Геннадием Шаровым изменений в КПЭА, касающихся пресловутого термина «злоупотребление правом на защиту», полагаю, не случайно взятого автором в кавычки.

Анализируя постановления КС РФ и Пленума ВС РФ от 29 июня 2015 г. № 29, которые ввели в юридический оборот вышеуказанный термин, вице-президент ФПА РФ предлагает адвокатуре самостоятельно выработать (а тем самым действовать на опережение) дефиницию не столько самого термина, сколько понятия недобросовестного поведения адвоката в уголовном процессе.

С точки зрения упреждения, более чем здравое предложение.

И главное в нем – абсолютно обоснованное утверждение о том, что оценка недобросовестности адвоката при осуществлении им профессиональных действий должна происходить исключительно в рамках предусмотренной Законом об адвокатуре процедуры рассмотрения дисциплинарного дела.

Но, полагаю, что некоторые предложения автора по тексту изменений нуждаются в обсуждении коллег.

Так, прежде всего, обращаю внимание на то, что предложение внести в текст КПЭА положение о том, что адвокат в отдельных случаях «должен … ходатайствовать о приглашении защитника по назначению для участия вместе с ним в процессе» полностью противоречит позициям, ранее сформулированным в Решении Совета ФПА РФ от 27 сентября 2013 г. «О двойной защите».

Не считаю конкретизированным и предложение об отсутствии у адвоката права «умышленно вводить в заблуждение дознавателя, следователя и суд и вправе лишь умолчать об отдельных известных ему фактах, если их раскрытие не является обязательным, а сообщение о таких фактах может повредить правам и законным интересам подзащитного», поскольку такая редакция не только не предполагает критериев «обязательности».

Более того, оно по самой своей идее (а именно – вправе или не вправе умолчать) уже предполагает возможность допроса адвоката, что не только явно неприемлемо, но просто незаконно.

В целом же полагаю предложение вице-президента важным и нуждающимся, наряду со «Стандартом участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве», обсуждению на предстоящей в декабре текущего года конференции «Адвокатура, общество, государство».
Поделиться