Популярные материалы

Нвер Гаспарян
20 сентября 2019 г.
Незаконный обыск
Суд санкционировал обыск в адвокатском образовании при отсутствии оснований для его производства
Юрий Зиновьев
12 сентября 2019 г.
Формальность, лишенная практического смысла
Адекватная, современная и предпочтительная форма ознакомления с материалами дела «маскируется» под старую и изжившую себя, чтобы избежать прокурорских претензий
Борис Золотухин
11 сентября 2019 г.
«…честно жить не хочет?»
Об обстоятельствах привлечения адвоката к уголовной ответственности, затронутых в мнении Алексея Созвариева
Нвер Гаспарян
10 сентября 2019 г.
Требуется внутрикорпоративный механизм
О порядке выдвижения адвокатом обвинения в отношении коллеги
Олег Смирнов
9 сентября 2019 г.
Оправдательный приговор – отнюдь не дефект правосудия
К годовщине введения суда присяжных в районах. Позиция защиты
Елена Кузьмина
Член Совета ФПА РФ, президент АП Чувашской Республики

Смущение, недоумение, разочарование

20 февраля 2017 г.

Свобода не означает безнаказанную вседозволенность



Воистину говорят, что происходящее в столице отдается лишь отголосками на периферии. Прочитав в блоге Г.К. Шарова его мысли о необходимости внесения изменений или дополнений в Кодекс профессиональной этики адвоката относительно поведения адвоката за пределами профессиональной деятельности, я тоже была в смущении. Казалось бы, этот вопрос действительно уже давно закрыт и существует единое понимание того, как адвокатам себя вести за пределами непосредственно профессиональной деятельности.

Но Д.Н. Талантов вверг в недоумение. Все красиво и даже с сарказмом изложенные им суждения о сладкой и безграничной свободе профессии адвоката в целом сводятся к тому, что негоже «заглядывать адвокатам под кровать» и что в связи с отсутствием государственных гарантий и льгот адвокаты могут себя вести, как им заблагорассудится, ведь «личная свобода и есть краеугольный камень корпоративных правил построения адвокатуры».

А затем наступило разочарование – от признания Дмитрием Николаевичем высказываний одного известного адвоката «критическими замечаниями» и от его откровенной попытки подмены понятий. Впрочем, суд сделал то же самое.

Явные оскорбления адвокатского сообщества, клевету, а также обвинение в коррумпированности и преступной деятельности ни при каких обстоятельствах нельзя признать критикой. Когда же объектом критики становится повторное переизбрание президентов палат на очередной срок, то следует напомнить, что территориальные органы юстиции субъектов РФ вполне могли бы принять соответствующие меры, если бы усмотрели нарушения. Однако, насколько мне известно, не было ни одного случая такого реагирования. Да и переизбрались, на мой взгляд, только достойные представители нашего сообщества.

Дмитрию Николаевичу ли не знать, что президенты палат никогда не вмешиваются в профессиональную деятельность адвокатов и никогда адвокаты не обращаются в палату за получением одобрения или запрета на обжалование процессуальных решений и действий должностных лиц, так же как и в квалификационную коллегию судей. Этого просто не бывает априори. А утверждения о совместной и выгодной парной с целью последующего построения вертикали взимания с адвокатов мзды, чтобы «не выгнали с работы», и в коррупционном сращивании не могут иметь ничего общего со значением понятия «критика».

В моем понимании речь идет лишь о подрыве доверия к адвокатуре, а в конечном счете – к каждому отдельно взятому адвокату. И не надо полагать, что рядовых, честно и добросовестно изо дня в день осуществляющих профессиональную деятельность адвокатов эти оскорбительные высказывания никоим образом не коснутся. Адвокатура завоевывала, зарабатывала и заслужила авторитет, доверие людей и государства в течение многих десятилетий благодаря в том числе и сложившимся в адвокатском сообществе этическим нормам и правилам о чести, достоинстве, нравственности, которые теперь сформулированы в Кодексе. А подорвать это доверие можно, к сожалению, в мгновенье – бесстыжей ложью и откровенной клеветой.

И если мы более конкретно, для особо не понимающих значение слова «свобода», трактующих его как безнаказанную вседозволенность и использующих в личных корыстных, а порой в популистских интересах, зафиксируем в Кодексе профессиональной этики адвоката требование об обязательности для адвоката в любой ситуации вне профессиональной деятельности сохранять честь, достоинство, не наносить ущерба авторитету адвокатуры, не подрывать доверие к ней, то, возможно, избежим оскорблений, споров, конфликтных ситуаций и сможем отстоять и защитить свои доброе имя и деловую репутацию.

Нельзя позволять лицам, стремящимся реализовать себя любой ценой, даже путем подрыва авторитета адвокатской корпорации, и спекулирующим всевозможными сплетнями и домыслами, вносить раскол в адвокатское сообщество. Понимание того, что наш общий интерес состоит в повышении престижа адвокатской профессии, должно быть правильным и единым.
Поделиться