Популярные материалы

Сергей Макаров
23 октября 2020 г.
Гром медиации, раздавайся!
Законопроект среди ясного неба
Репутацию адвоката нужно зарабатывать постоянно
22 октября 2020 г.
Евгений Галактионов
Репутацию адвоката нужно зарабатывать постоянно
Первого оправдательного приговора Евгений Галактионов добился, будучи стажером и участвуя в процессе по назначению
Важна защита, а не самореклама
15 октября 2020 г.
Игорь Михайлович
Важна защита, а не самореклама
Высококвалифицированные адвокаты, как и прежде, демонстрируют большие достижения
Сергей Макаров
25 сентября 2020 г.
Как адвокату сделать запрос надежным инструментом защиты
(Статья опубликована в журнале «Уголовный процесс». 2020. № 9)
Олег Бибик
21 сентября 2020 г.
Доступ адвокатов к лицам, содержащимся под стражей, затруднен
Предложения АПИО по решению этой проблемы будут направлены Уполномоченному по правам человека в РФ

Дискуссии

Юрий Костанов
Советник ФПА РФ

Решение существенных проблем

13 февраля 2017 г.

О предложениях СПЧ и ФПА РФ, вошедших в президентский законопроект, направленный на укрепление независимости адвокатов



11 февраля в Государственную Думу Президентом РФ Владимиром Путиным внесен законопроект «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», направленный на создание дополнительных гарантий независимости адвокатов при оказании юридической помощи в уголовном судопроизводстве. Текст поправок разработан на основе предложений, направленных СПЧ в Администрацию Президента РФ весной 2016 г. по итогам специального заседания Совета с участием руководства, членов НКС, советников ФПА РФ, посвященного вопросам установления дополнительных законодательных гарантий независимости адвокатов при исполнении ими профессиональных обязанностей. Над предложениями также работали заместитель председателя Конституционного Суда РФ в отставке Тамара Морщакова, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, судья в отставке Сергей Пашин, адвокат АП г. Москвы Мария Серновец и советник ФПА РФ Игорь Пастухов.

Больше никакого допуска

В первую очередь законопроект касается давней проблемы определения порядка получения адвокатами свиданий в следственных изоляторах со своими подзащитными. Проблема эта порождена еще формулировками предыдущего УПК РФ.

Борьба с тем, что адвокатам предоставляли свидания с подзащитными только по решению следователя или суда, началась еще в 2000 г. Тогда с жалобой на правила внутреннего распорядка в СИЗО в ВС РФ обратился адвокат из Санкт-Петербурга В. Писаревский – Судебная коллегия ВС РФ его жалобу удовлетворила, но Президиум ВС РФ это решение отменил.

Через год, по этому же поводу, но уже в КС РФ собирался обратиться я сам, но как раз тогда следственные изоляторы перевели из МВД под Минюст России. Поэтому вновь пришлось обращаться в ВС РФ, а затем уже в КС РФ с жалобой на неконституционность положения Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», позволяющий ведомствам устанавливать порядок свиданий адвокатов с подзащитными, а также нормы УПК РФ о допуске адвокатов к участию в деле.

По первому поводу Конституционный Суд меня поддержал, сказав, что никаких разрешений не надо. А по второму – не согласился со мной, признав соответствующей Конституции РФ статью УПК РФ о наделении адвоката правами защитника с момента его допуска к участию в деле, исключающего – в истолковании КС РФ – всякую возможность требовать у адвоката предъявления каких бы то ни было разрешений для получения доступа в СИЗО в целях свиданий с их подзащитными.

Но получилось так, что сотрудники ФСИН (тогда еще ГУИН) и следователи заявляли о необходимости доказать, что адвокат допущен в дело, совершенно не учитывая разъяснения Конституционного Суда, что слово «допуск» нельзя понимать только в разрешительном смысле. Тем не менее, по словам советника ФПА РФ, первые несколько лет после данного постановления КС РФ ситуация немного нормализовалась, но потом все вернулось на круги своя, и до последнего времени слово «допуск» толковалось в соответствии со словарями.

Эти вопросы были подняты с помощью СПЧ, подготовлены соответствующие законопроекты, но все это зависло в Администрации Президента РФ. Так что мне пришлось дважды ставить этот вопрос непосредственно перед Президентом – в октябре 2015 г. и в декабре 2016 г.

Наконец внесен законопроект, по которому слово «допуск» в отношении организации свиданий адвокатов с подзащитными вообще ушло из УПК РФ – для получения свидания достаточно будет предъявить только удостоверение и ордер. Надеюсь, что теперь точка, будет поставлена.

Хранение следственной тайны

По действующему УПК РФ все участники процесса, если их предупреждает об этом следователь, должны хранить тайну следственных действий и не имеют право никому сообщать, оглашать, что происходит на следствии. Но сам следователь и прокурор – вправе, потому что они «хозяева» этой тайны, а адвокатам разрешено рассказывать только то, что они позволят.

Получается совершенно безобразная ситуация, когда следователи и прокуроры в нарушение презумпции невиновности громогласно заявляют в СМИ о том, что человек виноват в преступлении, а мы ничего не можем возразить, потому что дали подписку.

О необходимости изменения такой нормы говорится тоже давно. Ограничения неуместны в целом ряде случаев. Во-первых, если тайну разгласили сами следователи и прокуроры в средствах массовой информации. Во-вторых, нельзя ограничивать право придавать гласности нарушения закона. В-третьих, если адвокат привлекает специалиста, он должен познакомить его с материалами дела, чтобы получить экспертную оценку.

Теперь же этот вопрос в законопроекте разъясняется.

Кассация с новыми доводами

Законопроект предлагает норму, по которой можно будет повторно обжаловать приговор в кассационном порядке, если речь в жалобе идет о новых доводах или привлекаются новые лица для участия в деле.

До сих пор существует запрет на повторное обращение с такими кассационными жалобами. Если какой-то человек был осужден неправильно, то молодой адвокат может обжаловать это некорректно в связи со своей неопытностью: написать неправильный текст, привести неверные доводы, указав не то, на что нужно жаловаться, и т.д. Когда обжалование дойдет до председателя ВС РФ и тот откажет в удовлетворении жалобы, то ничего нельзя будет сделать.

И если в этот момент родственники осужденного найдут более опытного адвоката, который указывает им на ошибки и говорит, что в жалобах надо было приводить иные доводы, то опять же ничего уже не сделать. Законопроектом же запрет повторного обжалования снимается и это, по-моему, очень правильно.

Специалист от стороны защиты

Очень важный момент о лишении судов права отказывать защите в привлечении к делу специалиста. Инициатором такого предложения выступила Федеральная палата адвокатов РФ и, в частности вице-президент ФПА РФ Генри Резник, который очень много занимался этим вопросом.

В чем суть существующей проблемы? Очень долго защита по всем уголовным делам не имела возможности возразить на неграмотные и неквалифицированные заключения экспертизы. В процессе была такая фигура, как специалист, но ему придавалось чисто техническое значение – в ходе осмотра места происшествия он просто подсказывал нам название, назначение или принцип работы тех или иных предметов, объектов и механизмов.

Но несколько лет назад усилиями адвокатского сообщества и лично Генри Резника, специалист получил возможность оценивать имеющееся в деле заключение экспертизы. Законопроектом же запрет на внесение повторных или новых кассационных жалоб по иным основаниям, иными лицами снимается и это, по-моему, очень правильно.

Отказывали, например, по таким доводам, что специалист получил оплату за анализ заключения экспертизы, а значит, он уже необъективен. При этом как бы забывалось о том, что эксперты, привлекаемые стороной обвинения, тоже не дают заключения бесплатно, более того, они, как правило, являются сотрудниками правоохранительных органов и уже точно не могут быть названы независимыми.

Надеюсь, и здесь точка уже будет поставлена, и суд будет не вправе отказать защите в привлечении к делу специалиста.

Защита от необоснованных обысков

Здесь необходима небольшая предыстория. Проблема обысков началась несколько лет назад из-за споров бизнесменов.

Когда одна фирма начинала проигрывать в арбитражном суде другой, то, чтобы добиться своего, она обращалась в правоохранительные органы и добивалась возбуждения уголовного дела в отношении фирмы-оппонента. Это приводило к обыску, при котором изымались практически все документы, в том числе и те, которые нужно было представлять в арбитраже. Как итог дело в арбитражном суде «глохло», так как доказательства были изъяты.

Бизнесмены стали хранить свои документы, касающиеся арбитражных споров, у своих адвокатов, которые являлись их представителями в арбитражных судах. Но это привело лишь к тому, что обыски стали проводить и у адвокатов. Причем изымалось все без исключения, даже не учитывая, относятся документы к конкретному делу или нет.

Раннее появилось Постановление КС РФ на эту тему, которым попытались как-то упорядочить ситуацию, а сейчас решить проблему хотят уже на законодательном уровне. Причем вводятся достаточно жесткие рамки. Во-первых, обыски у адвокатов могут быть только по решению суда, в котором указано, что конкретно собираются искать и в связи с каким делом. Во-вторых, при обыске должен присутствовать член Совета адвокатской палаты того субъекта РФ, где все это происходит.

Какие предложения не прошли

К сожалению, не все наши предложения вошли в данный законопроект, но мы будем добиваться их рассмотрения

Речь идет о поправках в УПК РФ об обязательном аудиопротоколировании судебных заседаний, которое позволит избежать случаев фальсификаций этих протоколов. Обжаловать незаконный приговор очень трудно – идешь в апелляционную инстанцию, рассказываешь о ходе дела и о том, что говорил судья, но доказать не можешь, так как в протоколе ничего этого нет. А протокол подписывают два человека – судья и секретарь.

В 2015 г. в Госдуму был внесен и прошел первое чтение законопроект о введении обязательной видеофиксации судебных заседаний по гражданским и уголовным делам, которым предполагается, что с 2018 г. будет вестись запись таких процессов. Но мало того, что на это нужно громадное количество денег, оборудование и обученные специалисты, сами видеозаписи будут никому не нужны.

Дело в том, что съемку судебного процесса необходимо будет производить из разных мест зала, чтобы обозревать в кадре лица всех участников процесса, а не их спины, при этом обязательно будет происходить смена картинки, которая может не позволить экспертным путем определить, был монтаж или нет. Тогда как, аудиозапись  - сплошная от начала до конца судебного заседания, - и экспертам легко установить, было ли в нее что-то добавлено, или наоборот вырезано. Кроме того, во всех судах уже имеется необходимое звукозаписывающее оборудование – судьи и сейчас сами слушают запись в совещательной комнате, чтобы избежать ошибок. Но это опять же неофициально. Участникам дела вести запись на процессе тоже давно разрешили, но и эта аудиозапись – неофициальная и ее никто не принимает.

Второй предложенный нами законопроект, который не нашел отражения в президентских поправках, касается норм, регулирующих порядок ознакомления защиты с материалами дела. Сейчас материалы дела нам предъявляют в соответствии с законом в подшитом и пронумерованном виде. Но пронумерованы они, как правило, простым карандашом и нет никакой описи дела и его томов.

Мы же предложили, чтобы нумерация была нанесена прочным красителем и была опись, которая или выдается в виде копии, или же дается на ознакомление и подпись. Все это необходимо в связи с тем, что очень часто подменяются документы в томах уголовного дела или добавляются выгодные стороне обвинения материалы, а выгодные стороне защиты – убираются. Например, это могут быть ответы на запросы, которые на момент окончания уголовного дела еще не поступили.
Поделиться