Популярные материалы

Юрий Зиновьев
12 сентября 2019 г.
Формальность, лишенная практического смысла
Адекватная, современная и предпочтительная форма ознакомления с материалами дела «маскируется» под старую и изжившую себя, чтобы избежать прокурорских претензий
Борис Золотухин
11 сентября 2019 г.
«…честно жить не хочет?»
Об обстоятельствах привлечения адвоката к уголовной ответственности, затронутых в мнении Алексея Созвариева
Нвер Гаспарян
10 сентября 2019 г.
Требуется внутрикорпоративный механизм
О порядке выдвижения адвокатом обвинения в отношении коллеги
Олег Смирнов
9 сентября 2019 г.
Оправдательный приговор – отнюдь не дефект правосудия
К годовщине введения суда присяжных в районах. Позиция защиты
Денис Денисов
9 сентября 2019 г.
Интернет-эквайринг все-таки возможен
Об опыте внедрения безналичной формы оплаты труда адвоката и преимуществах использования интернет-эквайринга для адвокатов и их доверителей
Василий Раудин
Советник ФПА РФ

Разве честь и достоинство больше не в моде?

9 февраля 2017 г.

Правилу о распространении Кодекса профессиональной этики на поведение адвоката вне профессии исполнилось 14 лет


 У великих свои причуды. Альберт Эйнштейн, например, не носил носков. А Сара Бернар, говорят, часто спала в гробу. Судя по удивительным мыслям, которые высказывает Д.Н. Талантов, он тоже великий человек.

Годами уважаемый Дмитрий Николаевич борется с попытками включить в КПЭА правило о распространении этого документа на поведение адвоката вне профессии. Особенно характерно, что КПЭА изначально включал такое правило (п. 1 ст. 4). И содержит его все эти годы. Оно туда вписано, как выражается Д.Н. Талантов, золотыми буквами. А именно: «Адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии». Это признают все, кроме Дмитрия Николаевича и еще пары коллег. Но я думаю, что великий из них только он. Остальные – лишь последователи.

Это как если я стал бы сейчас говорить: «Тело В.И. Ленина пытаются разместить на Красной площади, но я возражаю, лично я на это не подписывался». Мне бы сказали: «Да Ильич лежит там почти сто лет». А я бы отвечал, что я не один, со мной моя палата. Что моя палата принимает резолюции, с содержанием которых совпадают мои мысли. И что я получил прямое поручение этой палаты на судебное обжалование.

К слову, я, хоть и москвич, в Мавзолее ни разу не был.

Еще Дмитрий Николаевич утверждает, что Закон об адвокатуре отдает КПЭА на откуп лишь правила поведения адвоката при осуществлении адвокатской деятельности.

Но не нужно быть профессором права, чтобы прочитать прозрачные положения п. 2 ст. 4 Закона об адвокатуре до конца: КПЭА регулирует также и основания привлечения адвоката к ответственности. Закон об адвокатуре (п. 2 ст. 17) содержит открытый перечень этих оснований и в поисках полного их источника отсылает к КПЭА.

Таким образом, Съезд уполномочен Законом самостоятельно решать, указывать ли в качестве таких оснований поступки адвоката только в сугубо профессиональной сфере или и в смежных тоже.

И последнее соображение, прежде чем я перестану вести себя, как моська (и, надеюсь, не буду впредь). После чтения блога Дмитрия Николаевича у меня сложилось впечатление, будто он пытается убедить нас, что говорить о чести и достоинстве за пределами адвокатской деятельности негоже. Или, может быть, честь и достоинство не в моде?

Если так, то я не согласен. Честь и достоинство всегда актуальны и всегда в моде. Порядочность и нравственность, достоинство и честь – как в профессии, так и за ее пределами – это ценности российской адвокатуры. Так сказал Съезд. И мы все на это подписаны.  
Поделиться