Видеолекции

Популярные материалы

Сергей Макаров
2 июля 2020 г.
Квадрат коммуникаций
О том, что и как адвокат может заявлять или комментировать, а что не может
Константин Сасов
29 июня 2020 г.
Профессиональный налоговый вычет адвоката и доктрина автономии налогового права
О правомерности компенсации расходов на функционирование адвокатского кабинета
Если не знаешь, как поступить, – поступай по закону
29 июня 2020 г.
Сергей Пашин
Если не знаешь, как поступить, – поступай по закону
Адвокат должен работать с полной самоотдачей, опираясь на нормы права
Федеральный союз был, есть и будет
29 июня 2020 г.
Алексей Галоганов
Федеральный союз был, есть и будет
Перемены на тридцатилетнем рубеже
Татьяна Яцученко
26 июня 2020 г.
Будет ли исполнено постановление КС РФ?
Комментарий к законопроекту о внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном пенсионном страховании»
Константин Сасов
Адвокат АБ «Пепеляев Групп», ведущий подраздела «Налогообложение адвокатов» раздела «Практика» сайта ФПА РФ

Профессиональный налоговый вычет адвоката и доктрина автономии налогового права

29 июня 2020 г.

О правомерности компенсации расходов на функционирование адвокатского кабинета


Решение Федеральной налоговой службы России (далее – ФНС России) от 12 февраля 2020 г. №КЧ-3-9/1051@ не только защитило налоговые права адвоката в конкретном споре, но и напомнило о важных принципах налогового права.

Обстоятельства дела

Межрайонной ИФНС России (далее – Инспекция) проведена камеральная налоговая проверка адвоката (далее – Заявитель), учредившего адвокатский кабинет, на основании налоговой декларации по налогу на доходы физических лиц (далее – НДФЛ) за 2017 г. По результатам камеральной налоговой проверки Инспекцией вынесено решение, в соответствии с которым Заявитель привлечен к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс, НК РФ), с учетом положений статей 112, 114 Кодекса в виде взыскания штрафа в общем размере 18 641,70 руб. Также налогоплательщику предложено уплатить недоимку по НДФЛ в размере 82 852 руб. и начисленные пени в сумме 1 386,40 руб.

В своем решении Инспекция пришла к выводу о неправомерном включении в состав профессионального налогового вычета за 2017 г. следующих расходов, связанных с адвокатской деятельностью:

– расходов на приобретение электрической плиты стоимостью 9599 руб., обеденного стола (3459,90 руб.) и табуретов (2026 руб.);

– расходов на приобретение ветоши для пола на сумму106 руб., моющих средств для окон и полов (198 руб.); по оплате услуг по уборке помещения (1778 руб.);

– расходов, связанных с поиском и приобретением жилого помещения, используемого для ведения адвокатской деятельности, в размере 75 600 руб. (в том числе за консультационные услуги по приобретению недвижимости (60 000 руб.); за услуги по оформлению усиленной квалифицированной электронной подписи и направлению пакета документов в электронном виде на государственную регистрацию прав, по оплате государственной пошлины за государственную регистрацию прав (14 000 руб.); за аренду индивидуального банковского сейфа в хранилище (1600 руб.));

– расходов по оплате коммунальных услуг по квартире в размере 15 011,19 руб.;

– расходов по уплате процентов, начисленных на основании кредитного договора от 28 июля 2017 г. в размере 95 568,59 руб. в связи с приобретением квартиры.

По мнению Заявителя:

– произведенные им расходы соответствуют критериям, установленным п. 1 ст. 252 Кодекса, и должны учитываться при определении налоговой базы по НДФЛ;

– Инспекцией в рамках дополнительных мероприятий налогового контроля подтверждено использование налогоплательщиком квартиры с целью осуществления адвокатской деятельности; признано правомерным отнесение к амортизируемому имуществу данной квартиры и включение в состав профессионального налогового вычета по НДФЛ сумм начисленной амортизации;

– Инспекция, признав обоснованным включение адвокатом в состав профессионального налогового вычета сумм начисленной амортизации по жилому помещению, используемому в адвокатской деятельности, отказала в принятии в расходы оплату коммунальных услуг по данному помещению;

– согласно положениям Трудового кодекса РФ на работодателя возлагается обязанность обеспечить работникам нормальные условия труда (в том числе оборудовать комнаты для приема пищи в соответствии с санитарными нормами), в связи с чем приобретены электрическая плита и соответствующая мебель (стол и табуреты);

– расходы на приобретение средств бытовой химии (моющих средств для окон и полов) и оплата услуг по уборке помещения относятся к деятельности адвокатского кабинета;

– проценты за пользование кредитными средствами учитываются в составе внереализационных расходов при исчислении налога на прибыль организаций, вместе с тем они не учтены Инспекцией в составе профессионального налогового вычета.

УФНС России (далее – Управление) отклонило апелляционную жалобу Заявителя на решение Инспекции, указав, что расходы, связанные с приобретением и эксплуатацией жилого помещения, учитываются в составе расходов только после его перевода в нежилое помещение.

ФНС России удовлетворила жалобу Заявителя и отменила Решения Инспекции и Управления.

Аргументы ФНС России

В силу подп. 2 п. 1 ст. 227 Кодекса адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, производят исчисление и уплату НДФЛ по суммам доходов, полученных от такой деятельности.

Согласно п. 1 ст. 221 Кодекса при исчислении налоговой базы по НДФЛ в соответствии с п. 3 ст. 210 Кодекса налогоплательщики, указанные в п. 1 ст. 227 Кодекса, имеют право на получение профессиональных налоговых вычетов в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

При этом состав указанных расходов, принимаемых к вычету, определяется налогоплательщиком самостоятельно в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному гл. 25 Кодекса «Налог на прибыль организаций». Из положений гл. 25 «Налог на прибыль организаций» Кодекса следует, что расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком; под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме (п. 1 ст. 252 Кодекса).

Согласно п. 2 ст. 252 Кодекса расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

В соответствии с п. 2 ст. 253 Кодекса расходы, связанные с производством и (или) реализацией, подразделяются на: 1) материальные расходы; 2) расходы на оплату труда; 3) суммы начисленной амортизации; 4) прочие расходы.

В силу п. 1 ст. 264 Кодекса к прочим расходам, связанным с производством и (или) реализацией, относятся, в том числе:

– расходы на обеспечение нормальных условий труда и мер по технике безопасности, предусмотренных законодательством Российской Федерации (подп. 7 п. 1 ст. 264 Кодекса);

– расходы на содержание служебного транспорта (автомобильного, железнодорожного, воздушного и иных видов транспорта) (подп. 11 п. 1 ст. 264 Кодекса);

– расходы на юридические и информационные услуги (подп. 14 п. 1 ст. 264 Кодекса);

– расходы на консультационные и иные аналогичные услуги (подп. 15 п. 1 ст. 264 Кодекса);

платежи за регистрацию прав на недвижимое имущество и землю, сделок с указанными объектами (подп. 40 п. 1 ст. 264 Кодекса);

– другие расходы, связанные с производством и (или) реализацией (подп. 49 п. 1 ст. 264 Кодекса).

В ст. 265 Кодекса определено, что в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией.

К таким расходам в силу подп. 2 п. 1 ст. 265 Кодекса относятся расходы в виде процентов по долговым обязательствам любого вида, в том числе процентов, начисленных по ценным бумагам и иным обязательствам, выпущенным (эмитированным) налогоплательщиком с учетом особенностей, предусмотренных ст. 269 Кодекса.

При этом расходом признаются проценты по долговым обязательствам любого вида вне зависимости от характера предоставленного кредита или займа (текущего и/или инвестиционного). Расходом признается только сумма процентов, начисленных за фактическое время пользования заемными средствами (фактическое время нахождения указанных ценных бумаг у третьих лиц) и первоначальной доходности, установленной эмитентом (заимодавцем) в условиях эмиссии (выпуска, договора), но не выше фактической.

На основании изложенного для включения расходов в состав профессионального налогового вычета требуется одновременное выполнение нескольких условий, а именно расходы должны быть фактически произведены, документально подтверждены и связаны с осуществлением адвокатской деятельности.

Материалами дела подтверждается, что эти условия Заявителем были соблюдены.

Заявитель является членом Палаты адвокатов и ему присвоен статус адвоката; также зарегистрирован в налоговом органе в качестве адвоката, учредившего адвокатский кабинет.

Доказательства использования Заявителем и (или) членами его семьи спорного жилого помещения с момента приобретения в личных, семейных и бытовых целях, а не для размещения в нем адвокатского кабинета в целях ведения адвокатской деятельности отсутствуют.

Инспекцией по результатам проведения дополнительных мероприятий налогового контроля установлено, что квартира, находящаяся в собственности Заявителя, используется им для осуществления адвокатской деятельности, что также подтверждается показаниями проживающих в этом доме.

Таким образом, указанные расходы Заявителя, осуществляющего адвокатскую деятельность в адвокатском кабинете, связаны с его деятельностью и документально подтверждены. Доказательств, опровергающих данные обстоятельства, материалы камеральной налоговой проверки не содержат.

Доктрина автономии налогового права

Помимо имеющихся доказательств и конкретных положений Налогового кодекса РФ обосновать свое право на профессиональный налоговый вычет адвокату помог такой общий принцип разрешения налоговых споров, как доктрина автономии налогового права.

Распространенным замечанием налоговых органов в адрес налогоплательщиков, занимающихся коммерческой деятельностью в жилых помещениях без перевода их в нежилые, является довод о нарушении ими ст. 288 ГК РФ и ссылка на недействительность сделок, совершенных с нарушением закона (ст. 168 ГК РФ).

В случае адвокатской деятельности законный запрет на размещение в домах промышленных производств (ст. 288 ГК РФ) не нарушается, поскольку эта деятельность (которая по определению не является коммерческой) к промышленным производствам не относится.

Что касается законного условия обязательного перевода помещения из жилого в нежилое до размещения в нем учреждений и организаций (ст. 288 ГК РФ), то оно по закону не сопряжено с какими-то налоговыми последствиями.

Любопытно, что у Минфина России по этому вопросу, прямо не урегулированному в Налоговом кодексе РФ, нет однозначной правовой позиции [1].

Принцип (доктрина) автономности налогового права означает, что несоответствие фактически исполненной сделки нормам законодательства, регулирующим хозяйственную деятельность, значения для налогообложения не имеет, если иное прямо не предусмотрено налоговым законодательством.

Правовые основания этой доктрины:

ст. 57 Конституции РФ: «Каждый обязан уплачивать законно установленные налоги»;

ст. 1, 3, 6 НК РФ: «права и обязанности участников налоговых правоотношений исчерпывающе перечислены в налоговом законодательстве (НК РФ); налоги должны иметь экономическое основание и не могут иметь дискриминационного характера»;

п. 3 ст. 2 ГК РФ: «к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством»;

п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 от 12 октября 2006 г.: «основание для получения налоговой выгоды – преставление в налоговый орган надлежаще оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах».

Следование этой доктрине обеспечивает реализацию базовых конституционных принципов, неоднократно защищаемых Конституционным Судом РФ:

– формальная определенность налоговой нормы (или ясность и непротиворечивость законных налоговых обязанностей) [2];

– равенства всех налогоплательщиков перед законом и судом (одинаковые экономические результаты должны влечь одинаковые налоговые последствия) [3];

– поддержка доверия к закону и действиям государства [4];

– недопустимость налогообложения, препятствующего реализации гражданами их конституционных прав [5].

Примеры применения этой доктрины в судебной практике:

1) налог исчисляется и уплачивается исключительно на основании и в соответствии с теми правовыми нормами, которые содержатся в законодательстве, регулирующем условия налогообложения» [6];

2) налоговая льгота подлежит применению исходя из условий, содержащихся только в налоговом законодательстве [7];

3) налоговый орган неправомерно не принял на затраты по производству строительных работ без лицензии, поскольку договоры строительного подряда не были признанными недействительными в установленном порядке, а НК РФ не связывает право отнесения расходов на затраты для целей налогообложения с обязательным наличием лицензии у налогоплательщика [8];

4) по смыслу п. 1 ст. 54 НК РФ налоговые последствия влекут не сами гражданско-правовые сделки, а совершаемые во исполнение этих сделок финансово-хозяйственные операции. Только после реституции общество вновь станет плательщиком налога на имущество организаций в отношении объектов, сделка по отчуждению которых была признана судом недействительной [9];

5) налоговое законодательство не относит ветеринарное свидетельство к документам, подтверждающим право налогоплательщика на применение налоговых вычетов [10], его отсутствие само по себе не свидетельствует об отсутствии реальности сделки [11], не опровергает фактическое оприходование товара налогоплательщиком [12], не может служить основанием для отказа налоговым органом в налоговом вычете [13].

Обширная устойчивая судебно-арбитражная практика подтверждает действенность этих принципов в сходных ситуациях.

По мнению арбитражных судов, платежи за аренду жилого помещения, используемого организацией в качестве офиса при осуществлении деятельности, направленной на получение дохода, являются экономически обоснованными расходами и при наличии документального подтверждения могут учитываться для целей налогообложения прибыли, поскольку использование жилого помещения по назначению не является условием для учета таких затрат в целях налогообложения. Суды отмечают, что налоговое законодательство не обусловливает право налогоплательщика на учет фактически понесенных для осуществления предпринимательской деятельности затрат на аренду помещений при исчислении налога на прибыль отнесением их к жилым или нежилым [14].


[1] Так, в Письме Минфина России от 14 февраля 2008 г. № 03-03-06/1/93 сделан вывод о том, что гражданское и жилищное законодательство не допускают не только использование жилого помещения юридическим лицом в предпринимательских целях, но и саму сдачу в аренду жилого помещения для иных целей, кроме как для проживания. Учитывая изложенное, расходы юридического лица по аренде жилого помещения, используемого в качестве офиса, не уменьшают его налоговую базу по налогу на прибыль организаций.

При этом согласно Письму Минфина России от 18 октября 2005 г. № 03-03-04/1/285 арендные платежи за аренду помещения, используемого организацией в качестве офиса при осуществлении деятельности, направленной на получение дохода, являются экономически обоснованными расходами и при их правильном документальном оформлении учитываются для целей налогообложения прибыли. Минфин России ссылается при этом на то, что соответствие затрат налогоплательщика критериям их отнесения к расходам, учитываемым в целях налогообложения прибыли, предусмотренным НК РФ, является необходимым и достаточным условием для учета таких затрат для целей налогообложения вне зависимости от действия норм законодательства иных отраслей, предметом которого налоговые правоотношения не являются.

[2] См.: Постановления КС РФ от 8 октября 1997 г. № 13-П, от 11 ноября 1997 г. № 16-П, от 15 июля 1999 г. № 11-П, от 28 марта 2000 г. № 5-П, от 20 февраля 2001 г. № 3-П и др. 

[3] См.: Постановление КС РФ от 13 марта 2008 г. № 5-П.

[4] См.: Определение КС РФ от 10 июля 2008 г. № 342-О.

[5] См.: Постановление КС РФ от 20 февраля 2001 г. № 3-П.

[6] См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 6 апреля 1999 г. № 7486/98.

[7] См.: Постановления ФАС ЗСО от 4 января 2003 г. по делу № Ф04/23-706/А75-2002; ФАС СЗО от 29 сентября 2003 г. по делу № А56-14657/03 и ФАС ЗСО от 23 августа 2004 г. по делу № Ф04-5676/2004 (А67-3801-33).

[8] См.: Постановление ФАС МО от 15 апреля 2004 г. по делу № КА-А40/2623-04.

[9] См.: п. 9 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 17 ноября 2011 г. № 148 «Обзор практики применения … Гл. 30 НК РФ».

[10] См.: Постановление 1 ААС от 26 марта 2012 г. по делу № А38-4113/2011; Постановление ФАС ПО от 25 мая 2012 г. по делу № А65-19207/2011.

[11] См.: Постановление ФАС ДВО от 29 июня 2010 г. по делу № Ф03-3616/2010.

[12] См.: Постановление ФАС МО от 26 апреля 2010 г. № КА-А41/3715-10 по делу № А41-3670/09.

[13] См., например: Постановление ФАС ЗСО от 18 июня 2013 г. по делу № А03-1340/2012; Постановление 13 ААС от 4 декабря 2006 г. по делу № А56-55268/2005.

[14] См., например: Постановление ФАС ЗСО от 11 мая 2004 г. № Ф04/2552-532/А46-2004; Постановление ФАС МО от 12 (19) января 2007 г. № КА-А41/13145-06; Постановление ФАС СЗО от 22 февраля 2007 г. № А05-8537/2006-34; Постановление ФАС ПО от 3 апреля 2008 г. № А57-6023/07; Постановление ФАС УО от 16 января 2002 г. № Ф09-3286/2001-АК; Постановление ФАС СЗО от 21 сентября 2005 г. № А56-50544/04; Постановление ФАС ПО от 19 марта 2002 г. № А55-12403/00-28, А55-3278/01-28; Постановление ФАС СКО от 29 сентября 2004 г. № Ф08-4612/2004-1738А; Постановление ФАС ДО от 27 сентября 2006 г. № Ф03-А73/06-2/3152; Постановление ФАС МО от 11 (18) ноября 2004 г. № КА-А40/10400-04; Постановление Президиума ВАС РФ от 6 апреля 1999 г. № 7486/98.

Поделиться